ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Девушка из кофейни
Оранжевая собака из воздушных шаров. Дутые сенсации и подлинные шедевры: что и как на рынке современного искусства
Темная комната
Позволь мне солгать
Продавец обуви. История компании Nike, рассказанная ее основателем
Фагоцит. За себя и за того парня
Горький квест. Том 2
Корпорация «Русская Америка». Форпост на Миссисипи
За тобой
A
A

Кто-то тронул меня за плечо.

– Вы ищете Жака Дюкло? Так сказал мне бармен.

Я повернул голову. Передо мной стоял невысокий блондин в потрепанном костюме. Он говорил с сильным акцентом.

3

– Да, в самую точку.

В руках у него была бутылка «бордо» и стакан. Он сел на стул рядом со мной и наполнил стакан вином. Залпом выпив, он посмотрел на меня. Ему можно было дать лет сорок – сорок пять, но его удивительно молодили светлые, широко открытые глаза.

– Меня зовут Карл, – сказал он. – Я швейцарец.

– Берт, – представился я, кивнув головой.

– Я частный детектив и тоже разыскиваю Жака Дюкло.

– Вот как?

– Да.

Я уселся поудобнее и предложил ему виски. Он отказался, заметив:

– Я не понимаю, как вы, американцы, можете пить такую гадость… Хотите «бордо»?

– Я ничего не пью, кроме виски.

Он пожал плечами.

– Так это вы приходили к Анне Дейль? – спросил я.

– Да, я вижу, вы не теряете времени даром. Поэтому я предлагаю раскрыть карты: вместе мы скорее достигнем цели, чем поодиночке.

– Резонно, – заметил я. – Только меня интересует больше Анна, нежели Жак.

– Это, по сути дела, одно и тоже… Я думаю, что все последние исчезновения связаны между собой.

– Ну, если так…

Я вкратце изложил ему суть дела. Он потягивал «бордо» и внимательно слушал. Когда я умолк, он сказал:

– Все, что вы рассказали, для меня, собственно, не представляет какого-либо интереса. Меня больше интересует ваша деятельность во время войны. Я подозреваю, что исчезновения как раз связаны с какими-то событиями того периода. Вы пока единственный из вашей группы, кто не исчез бесследно, не оставив никаких знаков и указаний…

– Я расскажу вам все, что хотите узнать, но сначала мне нужно выяснить более подробно, кто вы такой.

Он ухмыльнулся.

– Я Карл Шнакер, частный детектив. Работаю в «Интернейшнл бэнк» в Берне. Швейцарские банки, как известно, отличаются большой честностью. Жак Дюкло получил в наследство пять миллионов долларов. Моя работа заключается в том, чтобы разыскивать лиц, в том или ином свете интересующих дирекцию банка. Я имею право прекратить поиск в том случае, если буду убежден, что клиент мертв, и смогу при этом предоставить дирекции надлежащие документы… Я прибыл в Париж неделю назад. За эту неделю успел выяснить, что Жак Дюкло и еще шесть человек, с которыми он был связан со времен Сопротивления, бесследно исчезли. В полицию было заявлено только о трех исчезновениях, и она, видимо, не собирается пока что-либо предпринимать по их розыску. Эти люди исчезли, повторяю, не оставив никаких следов. Никто ничего не видел, никто ничего не знает… Я побывал везде, где они могли бы находиться, но результат во всех случаях после моего тщательного расследования одинаков – пустой номер. Я не был только в одном месте – клубе «Фламинго», где работала Анна. Это настолько закрытое заведение, что проникнуть туда весьма и весьма трудно. Путь туда не могут проложить никакие деньги. В этом клубе собираются политические деятели и люди, чей счет в банке перевалил за семизначное число. Проникнуть туда простому смертному нет никакой возможности…

Я внимательно посмотрел на него. Мне все больше нравился этот парень. У него была хватка, и он не даром ел свой хлеб. Теперь мы можем стать с ним союзниками, и он это понял. Вдвоем можно сделать то, что совершенно не по плечу одному. Я допил виски, встал и сказал ему:

– Подожди, мне нужно позвонить в одно место.

Он кивнул.

– Конечно. Нам нужно еще о многом поговорить.

Я взглянул на часы, было пятнадцать минут восьмого. Я направился к стойке бара. К этому времени заведение было почти полным. Я протиснулся сквозь живую изгородь посетителей и спросил у бармена:

– Эй, малый, где тут у вас телефон?

– В углу за стойкой.

Я поблагодарил его и без труда отыскал телефонную будку, втиснутую между двумя кадками с пальмами. Я собирался звонить Анри Лесажу. Он, как я узнал, был большой шишкой во французской разведке, мы здорово ему помогли, когда захватили тот поезд с картинами. Он был очень нам обязан, так как именно с того момента пошел в гору, мы сделали за него всю грязную работу, а он получил вознаграждение. Трубку поднял он сам.

– Хэлло, Анри! – сказал я.

– Кто это? – Голос звучал удивленно, его, видимо давно никто так не называл.

– Во время войны ты знал одного американца, его звали Берт Мейн.

– Берт! – крикнул он в трубку, сухость и настороженность были отброшены, он был неподдельно рад.

– Угу, – сказал я. – Я бы с удовольствием заглянул к тебе сегодня и выпил с тобой стаканчик, но не могу, занят…

– Давай встретимся завтра и поговорим.

– О'кей! Но ты должен оказать мне одну услугу.

– Ну, разумеется, Берт!

– Мне нужно непременно попасть в клуб «Фламинго». Причем, сегодня…

Некоторое время трубка молчала.

– Зачем тебе туда надо? Ведь это самый аристократический клуб Парижа.

– Да просто так. Ты поможешь или мне следует обратиться в другое место?

– О чем ты говоришь, Берт? Конечно, я сделаю это для тебя. Подъезжай туда в девять часов. Я буду тебя ждать. У меня будет все готово.

– Я не один.

– Это несколько сложнее, но я все сделаю… Еще вот что… Надеюсь, у тебя есть деньги, чтобы оплатить расходы во «Фламинго»?

Я только рассмеялся в трубку.

– Итак, до девяти.

Я повесил трубку.

Карл сидел на том же месте перед пустой бутылкой.

– Ну, что?

– У тебя есть смокинг, Карл?

– Есть, а что?

– Сегодня он может тебе понадобиться.

Глава 2

1

Клуб «Фламинго» находился на окраине Парижа. Мы подъехали туда на машине Карла. Это был «бьюик» последней модели. Вечер был необычайно душный для Парижа. Пот катился по нашим лицам. На нас были плотные смокинги. Карл выглядел так, будто родился в нем. На мне же был смокинг, взятый напрокат, который угрожающе трещал при каждом движении. У высокой ограды стояли три автомобиля. Анри Лесажа не было видно. Мы пристроились в хвосте автомобильной очереди. Охранники были заняты проверкой посетителей. Наконец, они добрались до нас. Детина с лицом, словно вырубленным из куска дерева, осветил фонариком салон нашей машины.

– Ваши входные билеты, – потребовал он.

Я только открыл было рот, чтобы ответить, как сзади подъехала машина и из нее вылез тучный человек лет пятидесяти. На лысом черепе блестели капельки пота. Охранник посмотрел на него, и его лицо расплылось в улыбке.

– Добрый вечер, мсье Лесаж! Я не заставлю вас долго ждать.

Но Лесаж даже не взглянул в его сторону.

– Берт, дружище! – крикнул он и с неприличествующей его положению и внешности резвостью заскочил обратно на заднее сидение и передал оттуда охраннику какой-то пакет.

– Пропустите их, – приказал он.

Охранник вынул из пакета бумагу, прочитал и махнул мне рукой. Я тронул машину с места. Машина Лесажа двинулась за мной. Сам Лесаж пересел в нашу машину и устроился на заднем сидении.

– Познакомьтесь, – сказал я. – Это мой друг Карл, а это тот парень, с которым мы воевали против бошей. Он был связан с маки, а мы действовали отдельной группой. В течение месяца мы тогда вдвоем скитались по горам Верхней Лотарингии.

– Сейчас мы вспомним наши походы, – сказал Лесаж. – Помнишь тот поезд?

Я ухмыльнулся: еще бы мне его не помнить.

Машина ехала по аллее, усаженной елями. Наконец, впереди показался дом. Я остановил машину, здесь нас еще раз проверили. С меня и Карла взяли по тысяче франков за разовый билет и пропустили в здание.

Мы стояли на маленькой площадке, от которой во все стороны расходились коридоры и лестницы. Вместе с двигающейся толпой мы попали наверх. Карл куда-то пропал. Я старался не потерять Анри из виду. Наконец, мы остались одни в полупустом зале. Здесь стояли столики, и я хотел сесть за один из них, но Лесаж указал на кабины в конце зала.

2
{"b":"5957","o":1}