ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Понятия не имею.

– Ясно одно – банда похитила остальных.

– Погоди, возможно, что-нибудь прояснится в «Пламени».

– Надежда на это маленькая. Итак, кто знал о твоем приезде сюда?

– Никто, кроме Лесажа. Больше я ни с кем не встречался… хотя… девчонка, с которой я говорил, когда заходил к Анне.

– Итак, два пути. Лесаж и эта девчонка. Тебе нужно встретиться с Лесажем. Назначь встречу в каком-нибудь пустынном месте, там легче будет проследить. Тогда все станет ясно.

– Ну что ж, о'кей.

– Ты пока отправляйся в «Пламя», а я наведаюсь к этой девчонке.

Затем Карл принялся гримироваться. Он надел рыжий парик и усы. Я же приклеил усы и бороду и покрасил волосы в белый цвет. Теперь можно было действовать.

2

Мы зашли в какой-то бар, находившийся в двух шагах от нашего убежища. Бар был набит темными личностями всех мастей и национальностей. Я решил позвонить Лесажу, а Карл тем временем просматривал телефонную книгу в поисках бара или ресторана «Пламя». Я набрал номер Анри. Трубку поднял сам Лесаж.

– Это я, Берт, – сказал я трагическим полушепотом.

– Берт. Тебя сейчас ищет вся полиция Парижа! Неужели это ты кокнул охранников?

– Я все объясню тебе при встрече. Мне надо с тобой увидеться и обсудить кое-какие вопросы.

– Хорошо, но где?

Я назвал ему перекресток в Восточном районе в двух шагах от того бара, где мы сейчас находились.

– Я приеду.

– Приезжай через полчаса, сможешь?

– Смогу, конечно…

– Так вот… Я загримировался, чтобы не сцапали ажаны, но ты меня узнаешь. Я буду держать в руке газетный сверток. Все. Жду.

– Я немедленно выезжаю.

Я повесил трубку. Карл уже отыскал ресторан.

– Он находится на площади Пигаль, неподалеку от площади Этуаль.

– О'кей, Карл. Я тоже добился цели. Я назначил Лесажу встречу через полчаса неподалеку отсюда. Теперь необходимо достать «манекен».

Я купил у бармена штук пять газет, взял со стола пустую бутылку, плотно завернул в газеты – получился цилиндрический сверток. Затем я принялся оглядывать зал. Мой выбор пал на бородатого алкоголика, который примостился на краю столика, стоявшего в углу. Я подошел к нему.

– Хочешь заработать пару сотен? – спросил я.

Его взгляд прояснился.

– Смотря как, – живо отозвался он.

– Нужно передать кое-что одному парню. – Я показал ему сверток.

– Накинь еще сотню, и я согласен.

Я покачал головой.

– Поищу кого-нибудь другого. – Я повернулся, собираясь уходить.

Он схватил меня за пиджак. Я дал ему сотню и сверток.

– Остальное получишь, когда выполнишь работу.

– Кому передать?

Мы вышли из бара. До встречи с Лесажем оставалось десять минут. Я проводил его до перекрестка.

– Он толстый и лысый. Он сам к тебе подойдет. Меня найдешь в баре, отдашь то, что он тебе передаст.

Затем, оставив его, я скрылся в переулке. Я заранее определил место, откуда мы будем наблюдать за встречей. Мы поднялись на крышу пятиэтажного дома, стоявшего напротив того места, где должна была состояться встреча.

Устроившись поудобнее, мы взглянули вниз, где стоял наш посланец. Он уныло торчал на углу, зажав в зубах сигарету. Наконец, мы дождались. Из-за угла вынырнула машина, из нее выскочили двое парней, подхватили ничего не понимающего алкоголика под руки и затолкали в машину. Машина умчалась. Итак, все ясно – это Лесаж. Ну что ж, у меня будет о чем с ним поговорить. Мы не стали нарушать наши планы и расстались, чтобы выполнить намеченное. Карл направился повидать ту девицу, соседку Анны, а я пошел в «Пламя». Мы договорились встретиться в нашем убежище. Я сел в автобус и добрался до центра. Там без труда нашел ресторанчик. Он оказался небольшим и скромным. Я вошел и уселся за крайний столик. Ко мне тут же подошел официант, и я заказал двойное виски. После дележа с Карлом у меня осталось что-то около тысячи франков, но в виски я не мог себе отказать. Когда заказ был выполнен, я спросил у официанта:

– Ты не помнишь, кто дежурил здесь две недели назад, седьмого числа?

– Я, если это вас интересует. А что?

– Меня интересует одна дама, которая была здесь седьмого числа, – и я описал наружность Анны.

Но он не дал мне закончить.

– О, конечно, разве можно это забыть? Здесь была целая история.

– Принеси себе виски и давай поговорим.

Клиентов почти не было, поэтому он с радостью принял мое предложение. Вскоре мы сидели со стаканами в руках и после пространного вступления он сказал:

– Она пришла после семи часов вечера и села вон за тот столик, у двери. Его обслуживал как раз я. Она нервничала, выпила две рюмки водки. Потом к ней подошел мужчина и стал что-то быстро говорить. Он рассказывал что-то страшное, потому что лицо ее исказилось от ужаса. Мужчина все время поглядывал на дверь, потом кого-то увидел за перегородкой, которая… извините, пришли клиенты, и я должен их обслужить.

Он встал и отправился к вошедшей пожилой паре. Приняв и выполнив заказ, он снова подошел ко мне.

– Так вот… Он увидел двух мужчин, которые вошли в ресторан. Тогда он схватил женщину за руку и потащил к запасному выходу. Типы, что вошли в ресторан, заметили эту парочку, и тут же у них в руках появились пистолеты. Все посетители были так напуганы, что никто даже не двинулся с места. Парень, что был с девушкой, сразу выхватил пистолет и выстрелил. Один из преследователей упал, а другой спрятался за стойкой и открыл огонь. Мужчина с женщиной скрылись черным ходом. В это время в ресторан вбежали еще трое. Они предъявили удостоверения сотрудников полиции и сказали, что те двое, которые скрылись, опасные преступники. Двое из них кинулись в погоню, а двое остальных вытащили своего товарища из ресторана. Была слышна стрельба, а потом все стихло. Больше я никого из них не видел.

– Спасибо, парень, – сказал я.

– Не за что, – ответил он и ушел.

Я остался за столиком и закурил сигарету. Дело начинало принимать дурной оборот. Что все это значило? Необходимо докопаться до сути, только тогда я найду Анну и друзей, если, конечно, они еще живы. О многом пожалеют эти ребята. Я не оставлю в живых никого, пусть это будет стоить мне электрического стула или что там у них… гильотины. За чем они могли охотиться? Возможно, Карл узнал что-нибудь от этой девчонки. Надо вернуться в убежище и дождаться его. Я расплатился и покинул заведение, где две недели назад моя помощь была очень нужна.

3

Я ждал Карла до восьми вечера и, конечно, понял, что если он до сих пор не пришел, то и не придет. Я решил пойти по его следам, но был очень голоден и сначала решил зайти в бар, где мы были сегодня днем. Я заказал выпить, поесть и успел почти все прикончить, когда на мое плечо опустилась чья-то тяжелая рука. Я обернулся и увидел, что передо мной стоит тот тип, которого сегодня утром увезла вместо меня машина. На его лице было несколько синяков, и он был зол, как тигр. Прежде чем я успел сообразить, сильный удар кулака опрокинул меня со стула, и я упал, увлекая за собой тарелки с едой. Затем верзила ударил меня ногой в живот. Дикая боль заставила меня на мгновение потерять сознание, но я тут же очнулся и успел уклониться от очередного удара. Откатившись в сторону, я поднялся на ноги. Толпа в баре удовлетворенно загудела – она любит наблюдать подобные зрелища. Вокруг раздавались крики:

– Поддай ему, Франки…

– Дай, чтобы запомнилось…

Судя по воплям, сочувствующих мне в толпе не было. Публика потеснилась, образовав круг, в центре которого были мы с Франки. Он стоял в двух метрах от меня. Он был воодушевлен успехом, поэтому совершенно перестал думать о защите. Когда он оказался в полуметре, мой прямой в челюсть отрезвил его. Он присел, но не упал, и в свою очередь выбросил вперед правую руку. Кулак угодил мне в грудь, но особого вреда не причинил. Теперь Франки был осторожнее. Маленькими шажками он стал приближаться ко мне, потом внезапно прыгнул, но я вовремя уклонился, и его кулак просвистел мимо. Зрители закричали с досадой. Я отошел от него. Франки, подбадриваемый криками, снова двинулся ко мне. Я почувствовал как слабею, из носа и разбитых губ текла кровь, я постоянно слизывал ее языком, чувствуя солоноватый привкус. Франки сделал отвлекающий маневр левой рукой, и я попался на эту удочку. Я рванулся в противоположную сторону, и в этот момент кулак его правой руки влип в мою физиономию. От страшной боли я упал. Толпа угрожающе заворчала. Громадная фигура Франки возвышалась надо мной. Он оглядывался, как гладиатор-победитель. Он совсем не смотрел на меня и потому проиграл. Я быстро ударил его под колени и вскочил на ноги, в то время как он оказался на полу. Затем носок моего ботинка с треском врезался в его подбородок. Его голова откинулась назад и стукнулась затылком об пол. Но я был очень зол и не удовлетворился этим. Я поднял его за воротник и с размаху ударил по похабной физиономии, а ногой двинул в пах. После этого он со стоном свалился на пол, не подавая признаков жизни. Я оглядел толпу. Эту опасность я проглядел. Среди посетителей бара у него наверняка были приятели. И я оказался прав в своем предположении. В нескольких метрах от меня послышалось характерное щелканье, и заблестели лезвия ножей. Круг посетителей начал сужаться. Я подождал несколько секунд, потом зло усмехнулся, вытащил из кармана пистолет и крикнул:

6
{"b":"5957","o":1}