ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но внимание Райли было приковано к Ловчиле Гриссону. Тот присел на краешек стола и опустил глаза вниз, разглядывая свои туфли. Он был высок, рыжие волосы подчеркивали его неестественную бледность. Всегда полуоткрытый рот и пустые, невыразительные глаза придавали ему немного глуповатый вид, но под этой маской скрывалась безжалостность настоящего отморозка.

Прошлое Ловчилы Гриссона было типичным для патологического убийцы. Он валял дурака в школе, не проявляя ни малейшего интереса к книгам и учебе, зато рано полюбил денежки. У него рано обнаружились садистские наклонности, в детстве он убивал животных. Годам к восемнадцати у Ловчилы обнаружились признаки душевного нездоровья, затем у него совсем съехала крыша. Временами он казался нормальным, а временами – совсем идиотом.

Его мать, мамаша Гриссон, не желала понимать, что с сынком что-то не то. Она устроила его в какую-то забегаловку мыть посуду. Там он познакомился со всякими спекулянтами. Парень видел, как они щеголяли оружием и пачками купюр. И он тоже приобрел себе револьвер. Его первое убийство было словно автоматическим. Потом Ловчила ударился в бега, и два года о нем никто ничего слышал. Затем он вернулся и стал хвастаться, как много людей убил за это время. Мамаша Гриссон смекнула, что сынок может стать главарем банды, и занялась устройством этого дела. Сперва она как следует обучила своего отпрыска, еще и еще раз обрисовывая тому все детали. Она учила его, как учат обезьянку разным фокусам. Он все схватывал на лету. Мамаша Гриссон сама нашла нескольких отморозков – кандидатов на вступление в банду. Флинн провел четыре года в тюрьме за ограбление банка. Эдди Шульц был телохранителем одного из боссов преступного мира. Уоппи умел быстро вскрывать сейфы, а Док Уильямс, человек в летах, раньше работал хирургом, но его давно выгнали с работы.

И над ними она поставила своего сына. Все приняли его лидерство, хотя понимали, что в действительности заправилой является сама мамаша Гриссон, без помощи которой Ловчила ничего не мог делать.

Райли эта компания повергла в ужас. Он вцепился руками в лацканы своего пиджака, словно показывая, что не собирается оказывать сопротивления, и замер в ожидании.

– Привет, Фрэнки, – подал голос Эдди. – Держу пари, не ожидал увидеть нас снова?

Райли начал медленно спускаться по ступенькам, не сводя глаз с наблюдавших за ним людей.

– Привет, – поздоровался он без особой радости в голосе. – Угадал, не думал, что мы встретимся так скоро.

Он встал рядом с Бэйли, который быстро отвел глаза.

– А где тот прекрасный птенчик, что был с вами? – поинтересовался Эдди.

Райли изо всех сил старался выглядеть невозмутимым. Им удастся выпутаться из этого дерьма, только если он обманет приехавших головорезов, да так, что те ничего не заподозрят.

– И вы сюда явились только затем, чтобы посмотреть на нее? – Он пытался говорить непринужденным тоном.

– Но вы ведь не назначали ей свидания, верно? Так что зря старались. Девчонка нам надоела, и мы ее выгнали.

Эдди бросил окурок на пол и затоптал его ногой.

– Да что ты говоришь! А я так хотел еще разок взглянуть на нее. Кто она, Фрэнки?

– Да мы подобрали ее на дороге, – пожал плечами Райли. – Кто ее знает?

Его очень тревожило, что вся гриссоновская банда, за исключением Ловчилы, смотрит на него очень недобрыми, холодными глазами. Райли чувствовал, что они знают о его лжи. Только главарь, казалось, забыл о его существовании.

– А не в «Голден слипперс» ты ее, случайно, подхватил, а?

У Райли душа ушла в пятки.

– Эту дешевку? У нее кишка тонка ходить в такие заведения. Мы прихватили ее у бара Иззи. Девка была так пьяна, что мы для смеха взяли ее с собой. – Райли попытался улыбнуться, но у него получилась лишь уродливая гримаса. – Но от нее не было никакого толку, и мы отправили ее домой.

Эдди рассмеялся. Он явно получал удовольствие от происходящего.

– Да? Тебе бы сценарии для кино писать, Фрэнки, – у тебя богатое воображение.

В этот момент Ловчила начал медленно поднимать голову. Он посмотрел прямо в глаза Райли, и тот окаменел от этого взгляда.

– А где Джонни? – поинтересовался Ловчила.

– Наверху, – ответил Райли, чувствуя, как по его спине пробежал холодок.

Ловчила неторопливо повернул голову к Эдди. Все его движения были словно замедленными.

– Позови-ка его, – велел он.

Дверь наверху распахнулась, на балкон вышел Джонни и оперся на перила. Все взгляды устремились на него.

Джонни не хотел наживать врагов и боялся занимать чью-либо сторону. Он сохранял нейтралитет. Пока тот молчал, Райли выразительно посмотрел на него, но Джонни сделал вид, будто этого не заметил. Он глядел на Ловчилу.

Тот почесал нос с одной стороны.

– Привет, Джонни, – бросил он.

– Привет, Ловчила. – Джонни держал руки на перилах так, чтобы это сразу бросалось в глаза.

– Давненько не виделись, а? – Ловчила криво усмехнулся. Его руки все время двигались: он то потирал бедра, то трогал галстук, то расправлял что-то на костюме. Старик не мог оторвать взгляда от этих костлявых, жилистых, беспокойных рук. – А у меня новый нож, Джонни.

Джонни переступил с ноги на ногу.

– Повезло тебе. – Он тревожно посмотрел на Эдди.

Ловчила сделал стремительное неуловимое движение, и в руке у него оказался нож. Это был тонкий клинок длиной около шести дюймов[2] с черной ручкой.

– Посмотри-ка, Джонни. – Ловчила повертел нож в руках.

– Хорошо тебе, что поимел такой нож, – пробормотал Джонни.

Ловчила кивнул:

– Да, я знаю. Смотри, как сверкает. – Солнечные лучи, проникшие через грязные окна, отразились от лезвия ножа, и зайчики от них запрыгали на потолке. – И он очень острый, Джонни.

Док Уильямс, который стоял за спиной Эдди, нервно покусывая сигару, выступил вперед.

– Угомонись, Ловчила, – успокаивающе произнес он, чувствуя, что дело пахнет порохом.

– Заткнись! – прикрикнул на него Ловчила, и его расслабленное лицо вдруг сделалось жестким. Потом он поднял глаза на словно оцепеневшего Джонни: – Давай спускайся.

– Чего ты хочешь? – обеспокоенно спросил Джонни, не двигаясь с места.

Ловчила воткнул нож в поверхность стола.

– Спускайся вниз! – Он слегка повысил голос.

Док сделал знак Эдди, и тот посоветовал:

– Оставь его в покое, Ловчила. Он хороший парень и нам не враг.

Ловчила перевел взгляд на Райли:

– А он не такой хороший парень, а?

У Райли подогнулись колени, по его лицу заструился пот.

– Перестань, Джонни, – грубо оборвал его Эдди. – Убери свой нож. Я сам поговорю с Джонни.

Эдди был единственным членом банды, который мог остановить Ловчилу, когда того начинало заносить, но он прекрасно понимал, что имеет дело с непредсказуемым человеком. Когда-нибудь с ним не удастся справиться.

Ловчила скривился, но нож убрал. Он посмотрел искоса на Эдди и снова принялся почесывать нос.

– Мы интересуемся девчонкой, подружкой Райли, Джонни, – заявил Эдди. – Ты ее не видел?

Джонни облизнул пересохшие губы. Ему хотелось пить. Но больше всего ему хотелось, чтобы все эти люди убрались из его дома.

– А я и не знал, что она его подружка, – сообщил он, – но она здесь.

Никто не пошевелился. Райли тяжело вздохнул, а Бэйли побледнел как полотно.

– Давай на нее посмотрим, Джонни, – предложил Эдди.

Джонни повернулся и открыл дверь. Он что-то сказал в темноту и посторонился. На балкон вышла мисс Блэндиш. Взоры всех присутствующих обратились на нее. Увидев собравшихся, она отпрянула и прижалась к стене.

Внезапно Уоппи, Эдди и Флинн выхватили револьверы.

– Заберите у них оружие, – бросил Ловчила, не отрывая взгляда от мисс Блэндиш.

– Давай, Док, – велел Эдди. – Мы тебя прикроем.

Док осторожно подошел к Бэйли и вытащил у него из кобуры револьвер. Тот даже не пошевелился, лишь судорожно сглотнул слюну. Потом Док забрал револьвер и у Райли. Старый Сэм неожиданно предпринял отчаянную попытку выхватить свой револьвер, но не успел. Уоппи прострелил ему голову. Пуля едва не обожгла Дока. Он отступил, что-то недовольно ворча под нос, в то время как Старый Сэм забился на полу.

вернуться

2

1 дюйм примерно равен 2,54 сантиметра.

7
{"b":"5959","o":1}