ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава восемнадцатая

Передаваемый сигнальными барабанами и шепотом из уст в уста, по джунглям ЮАР и Родезии распространился слух о том, что сквозь джунгли пробирается какой-то алчущий возмездия белый мститель. Если верить слуху, человек этот обладает способностью невероятно быстро двигаться: что в какое-то мгновение он тут — и вот его уже нет. И что пуля не может причинить ему никакого вреда. И что, убивая, он улыбается — улыбается и говорит о возмездии во имя справедливости.

И солдаты Джимбобву Мкомбу забеспокоились, потому что путь мстителя, устланный трупами, вел к ним. И солдаты стали спрашивать себя: «Чего ради мы должны вот так погибать из за Мкомбу? На поле боя — там понятно, поскольку мы солдаты, но от рук какого-то белого призрака-мстителя, который, убивая, улыбается?.. Так умирать солдату не подобает».

— Ему нужен генерал, — сказал одни солдат другому. — Почему мы должны умирать вместо него?

Другой солдат, услыхав какой-то шум, выстрелил по кустам. Оба прислушались — все было тихо.

— Смотри, как бы генерал не услыхал, что ты говоришь, — предостерег второй солдат. — А то он тебя пристрелит или оторвет тебе голову. Он в последнее время очень нервный.

— Еще бы. Он ведь знает, что белый мститель идет к нему.

— Замолчите вы там, идиоты! — прогремел у них над головой голос Мкомбу. — Как я могу слышать, что делается в джунглях, когда вы тут без конца шепчетесь и бубните?! Стойте тихо, собаки!

Первый часовой наклонился ко второму.

— Он опять пьяный.

Второй кивнул, и оба посмотрели вверх, на окно Мкомбу.

Они состояли в личной охране Мкомбу. И оба были его сыновьями.

Тем временем находившийся в доме Джимбобву Мкомбу приканчивал вторую бутылку вина. Опустошив, он грохнул ее о стену, как и первую, и откупорил третью.

Вот идиоты, думал он. Как можно услышать, что кто-то идет, если они все время, болтают? Наверное, надо будет их утром пристрелить. Поднеся бутылку ко рту, он подумал о том, как неожиданно изменилось все. Хотя его люди погибли, не успев уничтожить американскую команду, ситуация, казалось, оборачивалась в пользу Мкомбу. Мировое сообщество, так и не узнав, кто стоял за подготовкой террористической акции, ополчилось против ЮАР и Родезии, призывая ввести в обе страны международные силы и свергнуть их правительства. И вскоре Мкомбу мог бы стать их единоличным властителем.

И вдруг, откуда ни возьмись, появляется этот... этот белый мститель. И вся жизнь Мкомбу переворачивается вверх тормашками.

Ни с того ни с сего стали исчезать патрули. Поисковые команды не возвращались. Стерт с лица земли целый лагерь. Тридцать человек убиты. Все до единого. Затем еще один лагерь.

Слух о белом мстителе распространился в джунглях со скоростью лесного пожара. Мститель шел к Мкомбу, и Мкомбу охватил страх. Что ему было нужно?

Говорят, он жаждет возмездия, но за что?

Мкомбу отхлебнул вина. В голове у него спорили два голоса.

«Когда он придет, предложи ему денег», — говорил первый голос.

«Призраку не нужны деньги, — говорил второй голос. — Предложи ему власть».

«У призрака есть власть. А с богатством и властью можно купить кого угодно».

«Только не призрака, только не призрака возмездия, и только не белого».

— Проклятье! — выругался Мкомбу и швырнул бутылку с вином в стену. Бутылка разлетелась вдребезги, а он стоял и смотрел, как красное вино стекает по стене, будто кровь из раны.

— Вы, там внизу! — заорал он в окно.

— Да, генерал! — отозвался голос.

— Нужно поставить еще людей вокруг дома. Много людей. Чтобы стояли вокруг всего дома.

— Для этого потребуется очень много людей, генерал.

— Мне и нужно много людей, идиот! Сорок, пятьдесят, нет — шестьдесят человек вокруг всего дома! И давай быстрей, ты, придурок!

Мкомбу прошел в кладовую и взял ремень с кобурой, проверил, заряжен ли пистолет. Затем вытащил пулемет и убедился, что он тоже заряжен. После этого обвешал себя гранатами, чтобы были под рукой.

Когда в дверь постучали, он чуть было не выдернул чеку из гранаты, которую держал в руке.

— Кто там?! — завопил он.

— Дом оцеплен людьми, как было приказано.

— Идиот! — заорал Мкомбу. — Убирайся к ним и займи свое место! И смотри, чтобы никто не входил в дом! Никто, слышишь, ты?!

Сев на стул, он положил пулемет на колени и направил его на дверь.

«Пусть приходит, — мысленно проговорил Мкомбу, — пусть этот белый мститель приходит. Мы готовы его встретить».

Ночью до него со всех сторон доносились выстрелы — его люди палили по теням, — и при каждом выстреле он вскакивал. Ему было жарко, он весь вспотел под тяжестью амуниции, но ничего не слышал. Лучше быть мокрым, чем мертвым. И тут он пожалел, что разбил последнюю бутылку вина.

Можно было выйти из комнаты и принести еще.

Нет. Он будет сидеть здесь до утра. Сидеть и ждать.

Через пять минут он заснул.

Вокруг дома кольцом стояли шестьдесят человек.

Командовавший охраной офицер говорил своему помощнику:

— Это для нас единственная возможность спастись.

— Пожалуй, что так, — согласился тот. — Пойду, поговорю с остальными.

Через десять минут он вернулся и сказал:

— Все согласны.

— Это наша единственная возможность, — повторил офицер, и оба сына Джимбобву Мкомбу посмотрели друг на друга и кивнули.

Единственной возможностью спастись было убить Мкомбу. А потом, когда придет белый мститель, он увидит мертвого Мкомбу, и у него не будет причин убивать всех остальных.

— Да, единственная, — подтвердил помощник начальника.

Мкомбу несколько раз, вздрагивая, просыпался, в диком ужасе озирался вокруг и палил из пулемета по теням.

Стены его спальни были изрешечены пулями. Из комода вываливались вещи, из матраса клочьями торчала набивка. Но Мкомбу был еще жив.

На какую-то секунду он сомневался, есть ли ему чего бояться на самом деле? Все эти слухи, должно быть, сильно преувеличены. Как может один человек, один белый человек, представлять собой такую страшную угрозу.

«Невозможно», — убеждал он сам себя, приседая и заглядывая под кровать.

Проверив запоры на всех окнах и двери, он снова сел, поглаживая гранату, точно женскую грудь. Может, ему нужна женщина, чтобы расслабиться? Может, тогда этот дикий, безумный страх исчезнет?

— Пора, — сказал начальник охраны. — Надо кончать это дело.

— Кто пойдет? — спросил помощник.

— Все, — сказал начальник.

— Все шестьдесят не смогут к нему войти.

Начальник секунду подумал.

— Хорошо. Шестеро войдут к нему, а остальные станут в коридоре. Они тоже должны принимать в этом участие.

— Конечно. Я буду стоять в коридоре.

— Ты пойдешь со мной, — сказал начальник брату. — Выбери еще четверых.

Через секунду шесть человек уже крались по лестнице к спальне Мкомбу.

Джимбобву Мкомбу услыхал шум. Он проснулся, но не мог повернуть голову. Он понял, что его парализовал страх. Парализовал страх, несмотря на все навешанное на нем оружие.

«Это, наверное, сон, — подумал он. — Страшный сон. Мне снится, что я не могу двигаться. Надо только проснуться, и все будет в порядке. Это просто сон».

Когда человеку снится сон, знает ли он, что ему это снится? Этого Мкомбу не знал.

Но тут он вспомнил, что с самого детства не видел никаких снов.

Значит, это не во сне.

Невероятным усилием воли поборов страх, он повернул голову.

Там, в тени позади себя, он увидел лицо. Лицо белого человека.

В ужасе он открыл рот, чтобы закричать, но не издал ни звука.

За дверью спальни Мкомбу шестеро солдат держали совет. Дверь оказалась запертой. Надо было либо вышибить дверь, либо постучать и хитростью заставить Мкомбу отпереть. Мнения разделились поровну.

— Если постучу я, он, наверное, не станет стрелять, — сказал начальник охраны.

Этот логический ход нарушил равновесие в пользу второго мнения, на котором они в конечном счете и сошлись: стучать.

32
{"b":"5964","o":1}