ЛитМир - Электронная Библиотека

- Ну, что ж, неплохая гостиная. Комната хорошая, большая. Думаю тем кто купит этот дом она понравиться. - слова были искренними, что редко бывает когда имеешь в виду чью то недвижимость, - хотя интерьер я думаю придеться освежить. Вы не против?

Вудман водил рукой по пыльному подоконнику, окно которого выходило на задний двор. Услышав вопрос он вздрогнул и быстро отвернулся от него.

- Что? Нет, я не против. Новые жильцы могут менять здесь что угодно, так как им понравиться. Дом продается с мебелью лишь потому, мистер Рейнольдс, что мне некуда ее девать. - Он обвел комнату взглядом, задержавшись на камине. Воспоминания нахлынули на него. Слишком много было связано у него с этим домом и он слишком давно здесь не был.

- Я помню, как на этом камине в рождественское утро висели пара длинных красных носков, наполненных разными сладостями. - взгляд его был направлен в прошлое, поэтому Бен не сразу понял, что тот что-то говорит ему. - Мы с братом всегда просыпались пораньше и бежали наперегонки по лестнице. Он часто выигрывал и первым открывал свои подарки. А вон там, - он кивнул в сторону окна, возле которого он стоял, - там стояла елка. Мама наряжала ее каждый раз одинаково, словно в этом была какая-то магия. Папа смеялся над ней, а потом помогал укрепить на макушке звезду.

- Это прекрасно. - Бен недоумевал, почему этот парень, с котором он знаком меньше десяти минут, решил рассказать ему такую душещипательную историю из своего детства. Люди часто уходят в воспоминания, когда расстаются с чем-то, что было частью их жизни.

- Да, только не всегда. - он сказал это негромко, Бен отвернувшись оглядывал большое окно и не слышал его. Он прикидывал в уме, сколько будет стоить вид из этого окна. В окне виднелся старый парк, где сухие ветки облезлых осенних деревьев, торчали из него, словно скрючившиеся в судорогах руки. Дальше виднелись огни города с его высокими зданиями и неоновыми вывесками. Тысяч семьдесят.

- Ну, гостиную вы посмотрели, пройдемте дальше? - Найджел стоял возле него, не решаясь нарушить его молчаливые подсчеты. - Да, пожалуйста.

Они вышли из гостиной. Пройдя снова по прихожей они оказались в кухне, дверь в которою так же отсутствовала. Кухня была не слишком большая, хотя вполне просторная. Внутри был стол, пара стульев. Кухонный стол был заполнен разными приборами, начиная от ножей и заканчивая картофелечистками и блендерами. Здесь было довольно чисто, хотя пыль понемногу накрывало все своей серой пеленой.

- Моя мать, очень любила готовить. Она просто не выходила из кухни. Всегда придумывала что-то новенькое. Каждый наш ужин был словно эксперимент. Ее эксперимент над нами. - он сказал это и засмеялся. Бен отметил его приятный смех, хотя и заметил у того в глазах проблеск печали. Желание расспросить Найджела о его семье было неуместным и Бену пришлось напомнить себе о правилах ведения переговоров. Никогда не лезь с расспросами к клиенту, если они не касаются сделки.

- Кухня отличная. Думаю, здесь можно будет оставить все как есть. Не вижу смысла делать здесь ремонт, до въезда новых жильцов.

- Замечательно, - тихим голосом произнес Вудман. - Пройдем те наверх. Он махнул рукой в сторону широкой дубовой лестницы. - Да.

- Скажите, Найджел, в этом доме полы везде дубовые. - Бен припрыгнул, шлепнув по полу каблуками туфлей. Стук был хороший, успокаивающий. Так звучат еще десять тысяч долларов.

- Да. Дом строил еще мой прадед. В те времена дубовые полы, лестница - он шагнул на ступеньку, - не были такой уж роскошью. Он работал недалеко от города. На лесопилке. Поэтому всю мебель он делал сам, как и полы и эту вот лестницу. - он с нескрываемой гордостью провел рукой по перилам.

- Ваш прадед был весьма мастеровитый человек. - усмехнувшись ответил Бен и сразу вспомнил о львиных головах на креслах в гостиной.

- Да. Правда, я не застал его в живых. Он умер за три года до моего рождения. Лишь когда мне был год, мы переехали сюда. Бабушке тогда нужна была помощь, и маме ничего не оставалось, как вместе с нами перебраться сюда.

Он поднялся вверх по лестнице. Его шаги были тихими, аккуратными, словно он боялся кого-то разбудить. Бен поднялся следом. Лестница лишь слегка поскрипывала под его шагами, тяжелые дубовые доски были в отличном состоянии, несмотря на то, что дом долгое время был без присмотра.

Наверху было четыре спальни. Двери находились немного поодаль друг от друга. Они были разного цвета и даже размера. Дверь в каждой комнате словно подчеркивала какую-то особенность хозяина, который жил за ней. Найджел заметил его удивленный взгляд.

- Здесь жил я с братом. - он толкнул небольшую черную дверь. На двери были разные наклейки: пара черепов, символика хэви металл и пара слов, написанных белым маркером. За дверью была небольшая комната, интерьер которой сразу давал понять, кто именно обитал в этой комнате. Большая двухъярусная кровать у стены, увешанной пыльными постерами каких-то волосатых рокеров, стол, на котором до сих пор валялись какие-то бумажки, диски и целая куча проводов. Окно здесь было небольшое. "Из этого получиться неплохой кабинет". Бен прошел внутрь, в комнате чем-то пахло. Запах был тяжелый, противный. В нос словно забивалась пыль, и ты не мог вздохнуть. Пахло не сыростью, а скорее старостью. Так пахнут квартиры стариков, которые подолгу сидят взаперти, не в состоянии помыть себя. В квартире его тети, был такой запах. Он не часто бывал у нее, мыться ей помогали соц. работники, а он лишь изредка привозил ей кое-какие продукты и лекарства.

- Да, уж. - Найджел почему-то нервничал, сейчас это стало очевидно. Он нервно поглядывал на часы и так же как и Бен принюхивался к запаху комнаты. Вероятно, он торопился. - Давай те пройдем дальше, - сказал он и, не дожидаясь согласия, вышел из комнаты. Бен не понял причину его тревоги, но он и не собирался задерживаться в этом доме и задерживать Вудмана. Просто нужно было все осмотреть. Ведь этот дом продавать ему.

Когда Бен вышел из комнаты, Вудман исчез за соседней строгой, белой дверью.

- Мистер Рейнольдс.

Было ощущение, что он потерялся в собственном доме и теперь кричит о помощи Бену, словно тот должен лучше знать чужой для него дом. Бен пробормотал что-то вроде "да,да" и поспешил в комнату. Эта комната была больше предыдущей. Здесь была большая кровать, рассчитанная на супружескую пару. Вся комната говорила о том, что здесь спали родители. Интерьер комнаты был простым и светлым. Пара комодов, шкаф и большое зеркало, которое висело напротив кровати.

- Родительская комната. - негромко произнес Найджел. "Один ноль". - Честно говоря, я бывал здесь нечасто. Папа говорил, что входить сюда без спроса, значит нарушать их с мамой личное пространство. Так что, это наверное второй раз за всю мою жизнь, когда я нахожусь в их комнате. - Он засмеялся и опершись на стену, пропустил Бена дальше.

Осмотрев комнату, они вышли в коридор. Найджел снова тревожно посмотрел на свои часы. Времени было, начало восьмого. Солнце на улице уже село, оставив после себя лишь закатное зарево. Улицу накрыли тени, которые медленно сползали с домов и деревьев, они ползли вниз по дороге, огибая свет фонарных столбов. Люси уже начала разогревать ему ужин. Она буде весьма недовольна тем, что он опоздал и ей придеться разогревать его ужин снова.

- Ну думаю, здесь мы закончили. - Вудмана слегка дергало и он сжимался, словно побитый щенок, стараясь не касаться стен. - Подвал и гараж, самые стандартные. Их пристроил мой отец, когда мы переехали.

- Подождите, а те комнаты. - Бен указал ему на две двери которые находились в конце коридора. Одна прямо напротив них, другая сбоку.

- Это подсобка. Ничего интересного. - нервный смешок. - Метр на метр, не более.

- Нет, там же комната. - громко произнес Бен. Там точно была комната. Он видел ее окна, когда подъезжал. Если это были не окна их детской, как он уже успел убедиться, значит, это были окна этой крайней комнаты. Было непонятно, почему Вудман так нервничает и почему не хочет ему ее показать.

2
{"b":"596591","o":1}