ЛитМир - Электронная Библиотека

- Да, да, вы правы. - сквозь зубы проговорил Найджел. Он хотел уйти, ему не хотелось идти туда. На его лице появилась недовольная гримаса, которую он быстро постарался убрать. Дом нужно было продать.

Пришлось идти к двери, которая была, почему то абсолютно одного цвета со стеной. Хотя, может быть, краска на двери просто выцвела или покрылась пылью, отчего так сливалась со стеной.

- Что это за комната?

- Комната бабушки. - Найджел отступил в сторону пропуская его вперед. Комната была еще меньше детской. Потолок наклонялся к окну, отчего комната казалась еще меньше. Прямо за дверью стоял большой шкаф, который был накрыт большим белым покрывалом. Кресло стояло в углу. Оно было старым, как и небольшой комод с книжной полкой, уставленной книгами. Света в комнате было немного. Он был собран на полу, в центре комнаты, в один пучок, который понемногу тускнел и прореживался.

- Комната неплохая, но нужно будет сделать здесь ремонт. - "И проветрить ее" - А в общем очень даже ничего. - Бен прошел дальше и остановился у окна. Оно было пыльным и местами потрескавшимся. Свет, который проникал сквозь него, падал прямо в дверной проем, где стоял Найджел. Бен прошел дальше, в этой комнате было что-то не так, не так как во всех остальных. Что-то было другим.

- Скажите Найджел, а давно ваша семья покинула этот дом?

Можно было бы сказать, глядя на лицо Найджела, что он ждал этого вопроса, но он очень его не хотел.

- Восемь лет назад. Моя мать умерла, когда мне было тринадцать. Она часто любила плавать в озере. До него здесь недалеко и она часто бегала туда по утрам. А в одно утро просто не вернулась. - Лицо Вудмана снова скрыла тень, но его голос показывал гораздо больше, чем могло бы показать его лицо. Воспоминания этого дома нахлынули на него, и он погрузился в них, не имея возможности сбежать. - Отец долго убивался от того что ее не стало, пока в один из дней, после работы, смастерил себе виселицу в гараже. Я нашел его.

Это прозвучало почти шепотом, и Найджел замолчал. Воцарилась тишина. Бен и не думал, что таким затертым вопросом поднимет в голове Найджела такие болезненные воспоминания. Нужно было заканчивать с осмотром дома и быстро убираться отсюда. В конце концов, он уже выполнил сверхнорму. Пора было уходить.

Не нарушая тишину, Бен не спеша отошел от окна. Он уже выходил наружу, как вдруг за шкафом заметил красную дверь. Она была небольшая, с небольшой красной ручкой. Для другой комнаты здесь просто не было места, скорее всего это дверь кладовой или чего-то в этом роде.

- Найджел, что это за комната. - Бен уже проводил рукой по небольшой щели, между шкафом и загадочной красной дверью.

- Где? - Едва озвучив вопрос Найджел оказался рядом с ним и недоуменно смотрел на дверь. Было понятно, глядя на него, что эту дверь он видит впервые. - Наверное, дверь чулана или комода.

- Да, да... - Бен был в растерянности. Здесь было что-то необычное. Не то чтобы он так удивлялся простой двери. Нет. За ней было что-то. Бен не понимал еще что это, но он точно знал, что это не чулан или комод.

"Бенджамин. Бенни". Тихие, почти неслышные. Голоса были едва различимы между тишиной и ударами его собственного сердца, которое забилось словно сумасшедшее. "Бенни". Он прислонился ухом к щели. Казалось что темнота, которая внутри нее дует, словно сквозняк. Он не понимал, что он слышал, и слышал ли он вообще что-то. Голоса могли ему просто почудиться. Это могли быть голоса соседей на заднем дворе, которые лишь тихим отголоском доносились досюда. Но, нет. Это были не соседи, ни негромко вещающий телевизор в чьем-то доме и не радио. Голоса звучали шепотом. Звучали из-за двери. И их было много.

"Бенджамин. Бенджамин". Словно целая куча людей толклась за дверью. Они шептали его имя. Они знали его.

Мотнув головой, Бен отпрянул от двери.

- Мистер Рейнольдс, с вами все в порядке? - он уже и забыл, что Найджел Вудман стоит за его спиной и тревожно смотрит, как он, вслушивается в тишину комнатной кладовки. Его сердце колотилось, словно у воробья, в груди все горело и от страха у него подкашивались ноги. Так что он был не в порядке.

- Да. - он бегло посмотрел на тонкую красную полосу между шкафом. Кусок грязной двери, за которой была кладовая. В ней не было ничего необычного.

- Я думаю, мы закончили с осмотром дома. Необходимые бумаги вы можете привезти завтра к нам в офис, там мы и обсудим некоторые детали. Всего доброго мы вам позвоним.

Едва договорив эту скороговорку, Бен выскочил из комнаты.

****

- Милый, все в порядке? - Это был уже четвертый раз, когда Люси задавала ему этот вопрос. Он практически не ел за ужином, который она разогрела ему снова, предварительно отругав его за очередное опоздания. Он был на удивление спокоен и молчалив. От него не последовало пары шуток, которыми он мог ее успокоить и развеселить, когда она сказала, что ей не нужен муж на один ужин и одну ночь. Это было на него не похоже. Она не видела его таким никогда. Разве что, когда умерла его мать. Тогда он сутками сидел у себя в кабинете. Он перебирал бумаги, писал какие-то заметки, пытался занять свою голову чем угодно. Он сидел долгими часами, рассматривая свой детский альбом. Она не видела, чтобы он тогда плакал, да и вообще она его плачущим не видела. Но ей кажется это от того, что ее муж переживает все очень глубоко внутри себя. Вот и сейчас он сидел у себя в кабинете, перебирая какие-то бумаги. На его рабочем столе лежала целая кипа разных бумаг, газетных вырезок, фотографий. Он сидел в своем кресле и пристально смотрел в окно, не заметив как она прошла в комнату с тревожным лицом.

- Бен.

- А, что? - голова его на секунду оторвалась от бумажной горы и повернулась к Люси. - Прости солнце. Мне нужно кое-что проверить. Знаешь сделка, все в этом духе. - Он говорил скомкано и торопливо. "Он мне не договаривает что-то". Люси продолжала тревожно смотреть на мужа, который уже и забыл о том, что она стоит рядом. Это было не похоже на него. Ей очень хотелось его расспросить, что произошло, к чему этот ворох бумаг и почему он такой возбужденный, но она сдержалась. Не стоит его сейчас трогать. Он сам расскажет, завтра, наверное. Сдавив тревогу, Люси вышла из комнаты.

Было уже за полночь, когда Бен, приняв душ, тихонько прокрался в спальню. Люси уже спала, откинув голову назад, она негромко храпела, раскрыв рот. Аккуратно присев на кровать Бен выключил ночник и лег. Он не чувствовал что устал. Перерыв целую кучу бумаг, перелопатив интернет, ему не удалось найти ничего по дому номер 34 на Нортфэнчь-Стрит. Никаких справок, объявлений о продаже. Ничего. Видимо дом решили продавать только недавно. Решили продать срочно и сразу обратились к риелторам. В этом не было ничего необычного. В Лос-Анджелесе дома продавали, словно чехлы на телефоны. Одни теряли недвижимость, другие ее приобретали. Круговорот. Но, что-то было не так в этом доме. Та дверь в комнате наверху. За ней что-то было. Оно шептала его имя, оно его звало, и оно не давало ему уснуть.

****

Его машина затормозила там где и вчера, углубив старые борозды автомобильных шин. Было еще слишком рано, солнце едва успело подняться. Его утренние лучи застревали между домами, отчего улица Нортфэнчь, казалась по-ночному темной.

Выйдя наружу, Бен потер глаза. Проспав всего пару часов, он не ощущал сонливости пока ехал по пустым улицам, но выйдя на улицу, он почувствовал, что его ноги ватные, а голова, словно тяжелая гиря, болтается на плечах мешая сосредоточиться. У него был ключ от дома. Найджел оставил его ему.

Отперев дверь Бен прошел внутрь. В доме было, как и вчера, прохладно и слегка сыро. Только сейчас было совсем темно. Не решаясь искать на стене выключатель, который вчера сильно коротил, Бен достал из кармана куртки, заранее приготовленный фонарик. Большое пятно света упало на стену прихожей и пробежавшись по гостиной и кухне остановилось на лестнице ведущей наверх.

3
{"b":"596591","o":1}