ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

- Ну так с кем? – шепнула в самое ухо, перед тем куснув за мочку.

- Ни с кем.

- Правда? – она приподнялась, позволив ему добраться до вожделенных округлостей.

- Ммм… Истинная…

- А малолетка твоя что, не дает? Или ты ее до свадьбы бережешь?

Пальцы вора, лишь миг назад ласкавшие мягкую грудь, сомкнулись на шее болтливой шлюхи.

- Я же предупреждал? – спросил он, со злостью глядя в ее расширившиеся от страха глаза. – Предупреждал?!

Иветта прохрипела что-то невразумительное, задергалась, схватилась за него и впилась ногтями в плечо. Дрянь! Тьен раздраженно отшвырнул ее к стене, вскочил с кровати и принялся собирать по комнате свои вещи, не обращая внимания на сдавленный кашель и всхлипывания, - сама, дура, напросилась.

- Валет, - слезливо позвала Иви, когда он уже надел брюки. – Валет, ну не надо, не уходи, пожалуйста. Я… я больше не буду…

Закончив одеваться, Тьен, не глядя, вытащил из бумажника две банкноты и бросил на стол. В первый и в последний раз – деньги, а не подарки. Потому что ни хрена это не для души.

Для души можно было побродить по предутреннему городу, в котором ночная морось сменилась стелящимся по улицам туманом. Пройтись через безлюдный центр, сесть на первый выехавший из депо трамвай и проехаться дважды по кругу, а когда небо уже совсем посветлеет, сойти у музея. Дождаться открытия, узнать, что выставка находок архитектора Лэйда закончилась два дня назад, и забрать у фотографа отпечатанные карточки…

Домой попал к полудню, уставший, не выспавшийся, но вполне успокоившийся. Уже подходя к калитке, мельком подумал, что папаша, быть может, никуда не уехал, а навел в его отсутствие шороху, квартального там позвал, или еще чего. Но полиции Тьен не слишком опасался, даже если и пистолет найдут – отбрешется, да и мужик ему полным придурком не показался, чтобы скандал устраивать и дочь не пойми кем выставлять, поэтому юноша спокойно вошел во двор, а затем и в дом.

Еще из прихожей услышал, что Люк воюет с кем-то у себя в комнате, а Софи на кухне звенит тарелками.

- А, пришел, - встретила она вернувшегося постояльца. – Есть хочешь?

- Да.

- На плите.

Закончила раскладывать по шкафам вымытую посуду и хотела уже уйти к брату, но Тьен загородил ей дорогу.

- Что папаша?

- Уехал, как видишь, - девчонка машинально покрутила на запястье тоненький серебряный браслетик.

- Цацка новая? – вздернул бровь вор.

- Отец подарил. Перед самым отъездом.

- Грешки замаливает?

- Не говори так! – вспыхнула мелкая. – Ты… ты его не знаешь.

- И знать не хочу, - согласился Тьен. – Лучше скажи, что у нас в саду за пеньки? Раньше под снегом не видел, а теперь торчат.

- Сам ты пенек! – рассмеялась девочка. – Это розы. Я их на зиму обрезала и укутала.

- Розы? – юноша подошел к окну и озадаченно присмотрелся.

- Да. – Софи стала рядом. – Вон те три – это Маргарита, она белая. Знаешь, такая… Как у тебя на портсигаре. А вон те кустики – Кларисса. Если полностью – Кларисса Санье, по имени флориста, который ее вывел. Она ярко-красная.

- А, ну Клариссу я помню, - кивнул вор. – Красивая.

- Молодые люди барышням в подарок хорошо розы берут, - разговорилась мелкая. -  Но это еще не скоро. Маргарита в середине лета зацветает, а Кларисса – ближе к концу.

- А фиалки твои? – он махнул в сторону комнат. – Скоро?

- Недели через три, должны, - ответила девочка, подумав. – А что?

- Продашь мне э-э… все?

- Зачем? – удивилась она.

- Барышне. В подарок.

- Анне? – насупилась девчонка. – Не продам.

- А ессс…

Отговориться не успел: Софи уже выскочила в коридор и захлопнула дверь. Если и дальше так пойдет, штукатурка со стен совсем осыплется и придется по весне ремонт затевать.

Глава 17

Что ни делается, все к лучшему. Задержись Тьен у Иветты еще на час, попал бы под облаву.

Весь город шерстили, снизу доверху: накануне фабричную кассу при перевозке взяли. Всю месячную зарплату – почти восемьдесят тысяч.

Тьен сначала в газете прочел, а при встрече с Лансом и подробности узнал.

- Козырь это твой, - сообщил коммивояжер. – Вот под какое дело он народ собирал. Банковский автомобиль под старым мостом обстреляли и с сейфом ушли. С ними Берт Лапа, он любой замок вскроет, ты ж знаешь.

Берта Лапу нашли через три дня. Рыбаки вытащили из реки вздувшийся труп с дыркой во лбу.

А в течение недели отыскалось еще четверо – те, кого козырь ангажировал на дело – вся банда за исключением главаря и его девки.

- Найдут его, - заверил Шут, с которым Тьен теперь виделся чаще обычного. – От полиции ушел бы, от наших не уйдет. Он не только наших, слободских, положил, он царям долю обещал и кинул. Найдут и шкуру живьем снимут. Из города он точно уйти не успел: вокзал и легавые и наши стерегут, поезда шерстят. С дорогами то же – и колымага селянская без досмотра не пройдет. Про порт вообще молчу.

- Рыбаки не вывезут?

- Один из тех, кого он завалил, Нильса Селедки племянник. Не вывезут, сами порвут, если попадется.

 - Вот и славненько, - усмехнулся вор.

Шулера он не забыл и не простил, но самому об эту мразь мараться не хотелось. Теперь портовские или слободские на ножи суку поставят, а успеют легавые взять, так свояки его и за решеткой достанут.

- Знаешь, что, Тьен? - Ланс заерзал на стуле и подозрительно оглядел зал маленького ресторанчика, куда они завернули, встретившись в парке. – Насчет нашего дела, ну, с инженером этим… Может, повременим пока, если заказчик не сильно наседает? А то и вовсе откажемся? Полиция сейчас на ушах стоит, своих мало, так еще и из столицы на подмогу людей прислали. Опасно.

- Повременим, - легко согласился вор. – Или откажемся. Утихнет все, тогда подумаем. У тебя с деньгами как, хватает?

- Если не шиковать.

- Вот и не шикуй.

- А сам? – поинтересовался Шут. – Не рассказываешь ничего. Как ты, чем живешь? Напарника твоего нынешнего я видел, а ты еще и про напарницу какую-то говорил.

Вот же дал бог память!

Что Софи ему в напарницы-подельницы не годится, Тьен понял еще после того, как она к Гансу деньги возвращать побежала - совестливая больно. Хоть идейка тогда наметилась интересная: с такой девчонкой, что с виду – чистый ангел, господ хороших только так на шуршащие бумажки развести можно было. Но она не только с виду…

- Познакомить обещал, - напомнил Ланс.

- Познакомлю, - решил, поразмыслив, Тьен. Усмехнулся про себя, представив реакцию приятеля на этакую напарницу - еще веселее, чем с напарником выйдет. – Приходи в следующую пятницу часам к трем в шоколадницу рядом с детским театром. Хочешь, Манон возьми, хоть выведешь ее куда.

И самому повод будет малых из дома вытащить.

Правда, до следующей недели юноша ждать не собирался: на улице распогодилось, Софи на него волком глядеть перестала, поостыла за эти дни, можно было и погулять вечерком. От катка, небось, уже даже лужи не осталось, но карусель-то стоит еще, и оркестр играет, наверное.

На следующий день, у мелкой как раз выходной выпал, сразу после завтрака и предложил.

- Хочешь, иди, - сказала Софи. – А если Люка возьмешь, вообще хорошо будет: я без вас и приберу нормально, и постираю.

Мода у нее такая – как в лавке выходной, так нужно дома сотню дел найти. Иногда получалось отговорить, что-то самому сделать, в чем-то помочь, но сегодня девчонка конкретно заартачилась, хоть силком ее на площадь волоки.

Делать нечего, согласился с Люком погулять.

- И сейчас, если никуда не собирался, присмотри за ним часик, а? – попросила она. - Я в хозяйственный магазинчик, что за церковью, сбегать хотела, у нас мыло заканчивается, нитки белые… И так, мелочевка всякая…

За мелочевкой, по-хорошему, можно было и его послать, но Тьен не спорил. Может, ей в радость по улице пройтись: солнышко светит, птички щебечут – весна на подходе.

46
{"b":"596680","o":1}