ЛитМир - Электронная Библиотека

– Росс, эй. Росс, куда ты запропастился? Испугался темноты?

– Заткнись вонючий скунс, или я скормлю тебя рыбам, – рассвирепел Фэннер.

– Но, но! Полегче. Шуток не понимаешь? У нас хороший улов. Пойди к китайцам в кабину и надень на них вон ту цепь.

Фэннер взглянул на длинную цепь с наручниками через каждый метр.

– Это еще зачем? – спросил он.

– Мера предосторожности. Если наткнемся на патрульный катер, сбросим их всех за борт. Лучше потерять несколько сотен, чем провести несколько лет за решеткой. Скованные, они быстрее пойдут ко дну.

– Выдумаешь тоже, – огрызнулся Фэннер и взял штурвал из рук Рейджера. – Связывай их сам. В роли тюремщика я еще не был.

– Чистоплюй! Сдается мне, что ты будешь не очень-то полезен для нашего дела, – с угрозой в голосе произнес Рейджер, нехотя взял ржавую цепь и вылез из рубки.

Фэннер поморщился. Он подумал, что недолго выдержит эти отвратные рожи, а еще скорее они подстроят ему какую-нибудь пакость. «Во всяком случае, – размышлял он, – я уже узнал достаточно много, чтобы продолжить расследование. Все теперь зависит от того, что захочет ему рассказать эта Глория Лидлер. А потом можно будет и замести всю эту банду».

Вдруг он услышал приглушенный звук выстрела. Через несколько минут в рубку спрыгнул Рейджер.

– Что-нибудь случилось? – спросил Фэннер, передавая ему руль.

Рейджер криво ухмыльнулся:

– Им, видите ли, не понравились цепи. Пришлось прострелить одному чинку ногу, чтобы утихомирить других. Не люблю портить товар. Пойди и скажи Миллеру, пусть присмотрит за девчонкой. На вид она тихая, но если начнет орать, китаезы взбесятся, и тогда вся наша поездка пойдет псу под хвост.

Фэннер направился к отдельной каюте, в которую посадили китаянку. Подойдя к двери, он услышал возню и рывком распахнул дверь. Девочка молча отбивалась от навалившегося на нее Миллера, из ее разбитого носа сочилась кровь.

Фэннер сгреб Миллера за шиворот, развернул, как куль с мукой, и саданул ботинком прямо по расстегнутой ширинке. Миллер отлетел в сторону и некоторое время сидел, обалдело глядя перед собой и хватая раскрытым ртом воздух. Потом он пошарил рукой в темноте в поисках автомата. Фэннер сделал шаг вперед и стукнул его рукояткой пистолета по лбу. Миллер как-то сразу обмяк, будто из него выпустили воздух, и повалился набок.

Фэннер спрятал револьвер, взял Миллера под мышки и выволок из кабинки.

Рейджер высунулся из рубки:

– Что тут, черт возьми, происходит? – заорал он. Не обращая на него внимания, Фэннер прислонил бесчувственного Миллера к бортику и вошел в рубку.

– Что с Миллером? – переспросил Рейджер.

– Хотел попортить товар. Ты сам говорил, что у вас это не принято. Пришлось успокоить его.

– По-моему, ты перестарался, – пожал плечами Рейджер.

– Я всегда все делаю основательно.

На свежем воздухе Миллер быстро оклемался и разразился отборнейшей бранью, ощупывая лоб. Но Фэннер не обращал на него никакого внимания. Слева по борту был виден огонек. Фэннер надеялся, что это – сторожевой катер. Но огонек заметил поднявшийся на ноги Миллер.

– Катер! – заорал он, и Рейджер резко повернул вправо. – Может быть, они нас не заметили? – с надеждой произнес он.

Баркас шел на малом ходу, без огней. Но в этот момент, к радости Фэннера, появилась луна, и он увидел большой белый катер, который направлялся к ним.

– Они нас заметили, – ровным голосом сказал он.

– Миллер, скотина! – заорал Рейджер, перекрывая рев мотора.

Миллер взялся за руль, а Рейджер исчез на палубе. Фэннер последовал за ним. Прожектор патрульного катера быстро приближался, и в лунном свете были отчетливо видны его очертания.

– Они нас догонят, – сказал Фэннер.

Рейджер что-то крикнул негру в машинном отделении, и тот подал ему тяжелый томпсоновский автомат. Рейджер передал его Фэннеру, а сам взял второй.

– Иди на левый борт, – приказал он и улегся на палубе. – Не подпускай их ближе.

Фэннер залег и дал две короткие очереди, стараясь, чтобы пули прошли выше катера. С правого борта застрекотал автомат Рейджера. С того места, где он лежал, Фэннеру были хорошо видны фонтанчики воды, поднимаемые пулями, и от обшивки катера полетели щепки. Полицейские начали отвечать, и Фэннер пригнул голову. Их огонь стал настолько плотным, что ни Фэннер, ни Рейджер не могли поднять головы, чтобы ответить.

– Сделайте что-нибудь, – испуганно кричал Миллер. – Они возьмут нас на абордаж!

Вдруг стрельба прекратилась, и поднявший голову Рейджер увидел полицейский катер не более чем в трех метрах от них.

– Сейчас я им устрою фейерверк, – крикнул Рейджер Фэннеру, откатясь по палубе подальше от своего борта, и бросил в катер какой-то круглый предмет.

Тьму прорезала яркая вспышка, и раздался оглушительный взрыв. Объятый пламенем, катер начал заваливаться на борт.

– Не сбавляй хода! – приказал Рейджер Миллеру и сел на палубе, с удовольствием глядя на горящий катер. Потом он подошел к Фэннеру.

– Мы впервые использовали эту штуку. У Карлоса есть способный пиротехник. Если бы не этот ананас, то наши китайцы уже кормили бы рыб на дне…

Фэннер пробормотал что-то неопределенное, не в силах оторвать, взгляд от объятого пламенем судна.

Вскоре вдали показался мигающий зеленый сигнал.

– А вот и приемщики, – весело крикнул Рейджер Фэннеру. – С удачным началом, чистоплюй.

Фэннер наблюдал за приближавшейся большой лодкой. Лицо его было хмурым и сосредоточенным. «Нет, за них надо браться всерьез, – решил он. – Разведка закончена, пора переходить в наступление».

* * *

Был уже третий час ночи, когда Фэннер добрался до своего номера в отеле «Хаворт». Еще не включив света, он почувствовал, что в номере кто-то есть. Он прислушался. В номере была полная тишина, но странное ощущение не проходило. Отступив на всякий случай в сторону, чтобы не светиться в дверном проеме, через который падал тусклый свет из коридора, он вдруг понял, откуда у него это ощущение: в комнате витал еле уловимый запах духов. Детектив вытащил пистолет и включил свет.

Первое, что он увидел, – это женская одежда, лежавшая на полу возле кровати: черное атласное платье, дорогое шелковое белье, тонкие чулки и пара блестящих лакированных туфель.

В его кровати, улыбаясь, сидела Глория Лидлер. Тонкая простыня плотно облегала ее фигуру. Она явно потешалась над его обескураженным видом. Потом она легла на спину, заложив обнаженные руки за голову, рассыпав по подушке золото волос.

Фэннер пришел в себя и спрятал пистолет. Он смертельно устал и сейчас хотел только одного – принять душ и лечь спать. Он с досадой подумал, что после нее придется менять белье, так как он не сможет спать на тех же простынях.

Глория призывно улыбнулась ему, не говоря ни слова.

Фэннер включил торшер, потушил верхний свет, уселся в кресло и опустил голову. Взгляд его упал на бурые пятна на ковре. Раньше их не было. Он рывком встал и прошелся по номеру. Это были пятна крови, отпечатавшиеся не только в холле, но и в ванной. Несомненно, они были оставлены туфлями Глории.

Притворившись, будто он ничего не заметил, Фэннер спросил ее:

– Почему ты здесь?

– Из-за тебя. Ты назвал «Хаворт». Сказал, что хочешь поговорить со мной. Вот я пришла. Но тебя долго не было. Я устала и захотела спать. Я думала, что ты уже не придешь сегодня ночью.

– Во сколько ты пришла?

– В девять… Прождала тебя до одиннадцати, а потом легла.

– Тебя кто-нибудь видел?

Глория отрицательно помотала головой. Фэннеру показалось, что она немного побледнела.

– А что? Тебе не нравится? Ты задаешь вопросы, как полицейский.

– Просто проверяю твое алиби, детка. А его-то у тебя как раз и нет.

Глория подскочила в кровати:

– О чем ты говоришь?

– Все о том же. О твоем алиби.

Он нагнулся и взял одну из ее туфель. Как он и думал, подошва была покрыта запекшейся кровью. Многозначительно ухмыльнувшись, он бросил туфлю к ней в кровать.

17
{"b":"5968","o":1}