ЛитМир - Электронная Библиотека

Фэннер взял ее за запястье и оторвал ее руку от плаща.

– Кончай ломать комедию, тебе плевать на Мэриан. Глория как-то странно взглянула на него и захихикала. Она закрыла рот рукой, давясь смехом.

– Зачем я только это сделала? – сказала она. – Это надо же представить, что Мэриан убили.

Она зарылась лицом в подушку, содрогаясь от смеха. И вдруг Фэннеру в голову пришла неожиданная мысль. Одной рукой он прижал ее голову к подушке, а другой задрал пижаму и внимательно посмотрел на ее спину. Потом он вновь опустил пижаму и встал.

– Это еще что за дела? – взвизгнула Глория.

– Я не сказал тебе, что у твоей сестры на спине были страшные кровоподтеки.

– И все-то тебе известно, – злобно произнесла она и горько заплакала.

На этот раз она плакала по-настоящему. Он отошел в сторону. Страшная усталость навалилась на него.

– Увидимся завтра, – сказал он и вышел из комнаты. Ее рыдания доносились до него, когда он спускался по лестнице. «Если так будет продолжаться, то я скоро чокнусь», – подумал он, подходя к дежурному администратору, чтобы попросить его дать ему другой номер на ночь.

* * *

Яркое солнце пробилось сквозь решетчатые ставни, и его косые лучи легли на лицо спящего детектива. Он недовольно отвернулся и сквозь сон услышал, как часы внизу пробили десять. Сон не принес ему облегчения. Он еще чувствовал себя разбитым. Голова тупо болела. Постепенно сон отступил, и Фэннер уловил знакомый запах духов. Он открыл глаза и увидел смеющуюся Глорию, которая сидела у него в ногах. Он вновь закрыл глаза, чтобы избавиться от наваждения, но вдруг понял, что это не сон. Глядя на нее сквозь полузакрытые веки, он признался себе, что она хороша. Она сидела, опершись на спинку кровати, поджав стройные ноги под подбородок и сцепив пальцы на коленях, и смотрела на Фэннера сияющими глазами.

– Во сне ты выглядишь добрым и красивым, – сказала она. – Наверное, ты такой и есть и только напускаешь на себя строгий вид.

Фэннер резко сел в кровати и провел рукой по лицу, стряхивая остатки сна. Он чувствовал себя препаршиво.

– Не будешь ли ты так добра убраться отсюда? – терпеливо произнес он. – Когда я захочу тебя видеть, я тебя позову. Я несколько старомоден и не терплю, когда девушки залезают в мою постель без приглашения. Я стесняюсь.

Глория рассмеялась.

– Ты милый, – просто сказала она.

Фэннер заскрипел зубами. Голова просто раскалывалась.

– Сделай так, чтобы я тебя долго искал. Сгинь, сатана ты рыжая! Изыди!

Глория дурашливо раскрыла объятия. Ее поразительно голубые глаза сияли.

– Разве я тебе не нравлюсь? Посмотри, как я хороша.

– Ты, наконец, уберешься? Или мне вызвать полицию нравов?

– А что это такое, «нравы»? – нараспев проговорила она и соскочила с кровати.

В просторной пижаме Фэннера она выглядела комично.

– Ты похожа на огородное пугало. Пойди переоденься. Потом мы бы могли позавтракать и поговорить.

– И только? – скривила она губки и начала кружить по комнате.

Фэннер невольно ею залюбовался и подумал, что она, пожалуй, самая прелестная развратница из всех, с которыми ему приходилось иметь дело.

Подскочив к нему, она рассмеялась ему в лицо и спросила:

– Неужели я тебе не нравлюсь?

– Отстань. Мне сейчас не до тебя.

– Ты действительно хочешь, чтобы я ушла? В ее глазах отразилось сомнение. Она подошла к кровати и с озадаченным видом уселась рядом с ним.

– Да-да, детка. Мне нужно побыть одному. Я разыщу тебя позже.

В какой-то миг ему показалось, что она ударит его. Но она решительно встала, обиженно дернула попкой и вышла. Фэннер поднялся с кровати и пинком захлопнул дверь за Глорией.

Приняв холодный душ, он почувствовал себя значительно лучше. Решив, что был несколько грубоват с Глорией, он отправился к ней в номер. Она уже переоделась. При ярком солнечном свете ее черное вечернее платье выглядело несколько странно. Она сидела у окна и задумчиво смотрела на улицу.

– Ну и что ты собираешься делать? – тихо спросил он. Глория повернулась к нему и улыбнулась. Он был поражен. Это была тихая, ясная, приветливая улыбка, по-детски беззащитная.

– А что я могу делать? – с неподдельной горечью прошептала она.

Фэннер изучающе вгляделся в нее.

– Тебя трудно понять, – признался он. – Мне казалось, что я немало хлебну с тобой. Но теперь я думаю, что ошибся. Она крутанулась на стуле и села к нему лицом.

– А я сразу поняла, что ты – милый, – сказала она. Потом добавила:

– Берегись! Ты мне нравишься все больше.

Фэннер отвел от нее взгляд и выглянул на улицу. На противоположной стороне стоял черный седан. Где-то он уже видел эту машину. Но он не успел вспомнить. Мужская рука отдернула шторку, и в окошке машины блеснул ствол винтовки. Фэннер не сразу отреагировал, и секундного замешательства оказалось достаточно. Раздался приглушенный звук выстрела и возглас Глории, не громкий, а какой-то мягкий, хриплый. Она согнулась пополам, потом опустилась на колени и, прежде чем Фэннер успел поддержать ее, упала.

Седан рванул с места. Все это произошло так быстро, что никто на улице ничего на заметил. К тому же стрелок, несомненно, пользовался глушителем. Придя в себя, Фэннер бросился к окну и посмотрел вслед быстро удаляющемуся черному лимузину. Он успел рассмотреть его номер.

Отойдя от окна, он склонился над лежавшей ничком девушкой. Перевернул ее и пощупал пульс. Она едва дышала, а на боку расплывалось большое бурое пятно. Фэннер схватил диванную подушку и подложил ей под голову. Потом поспешил в ванную, наполнил кувшин теплой водой и вытащил из чемодана небольшую походную сумку, с которой никогда не расставался.

Когда он вернулся в комнату, Глория очнулась и смотрела на него полными страха глазами, которые выглядели неестественно большими на ее мертвенно-бледном, вмиг осунувшемся лице.

– Я ничего не чувствую, – прошептала она. – Я тяжело ранена?

Фэннер опустился рядом с ней на колени.

– Не волнуйся. Сейчас мы посмотрим, – сказал он, доставая из аптечки скальпель.

– Я рада, что ты оказался рядом, когда это случилось, – слабо произнесла она и заплакала.

Уверенным движением Фэннер разрезал платье и пояс. Он осмотрел рану и ободряюще произнес:

– Не раскисай, детка. Рана – сущий пустяк. Подонок просто вырвал кусок мяса из твоего бока.

– А я боялась, что умру, – улыбнулась она и добавила:

– Так и не поцеловав тебя.

– Я тоже порядком испугался, – признался Фэннер.

Он профессионально обработал рану и залепил ее пластырем.

– Твой дружок неплохо стреляет. Еще бы немного, и тебе бы уже никто не помог, даже сам Господь Бог.

– У меня так жжет в боку, – слабо сказала Глория.

– Еще бы! Потерпи. Тебе придется полежать несколько дней. Я отвезу тебя домой. Где ты живешь?

Она отвернулась от него и некоторое время молча смотрела на стену. Потом засмеялась, но тут же гримаса боли исказила ее лицо.

– У меня нет дома, – ответила она.

– Как это нет? Ведь где-то ты жила, прежде чем спуталась с Тэйлором.

Глория бросила на Фэннера сердитый взгляд и опять отвернулась.

– Я с ним не путалась…

– Ты – маленькая развратная лгунья. Разве не ты рассказывала мне вчера о вашей поездке в Нью-Йорк? А теперь утверждаешь, что не путалась с ним. Так ты жила с ним или не жила?

– Ты допрашиваешь, как настоящий детектив. «Жила – не жила?» – передразнила она его.

– Послушай, рыжая бестия, – фыркнул Фэннер. – С тобой не соскучишься. Я бы слушал твои сказки целыми днями, если бы у меня было время. Но должен же я тебя куда-то отвезти. Либо ты говоришь мне свой адрес, либо я вызываю «санитарку».

– Я хочу остаться с тобой, – тихо проговорила она. Фэннер криво усмехнулся:

– Я не собираюсь быть сиделкой. У меня дел по горло.

– Здесь я буду в большей безопасности. Фэннер подумал немного и сказал:

– Пожалуй, ты права, Держись за мою шею. Он наклонился над ней, легко поднял и осторожно усадил в кресло. Она закусила губу, чтобы не застонать. Потом он опять взял скальпель и разрезал тесное платье.

19
{"b":"5968","o":1}