ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
438 дней в море. Удивительная история о победе человека над стихией
Охотник на вундерваффе
Как вырастить гения
На пике. Как поддерживать максимальную эффективность без выгорания
Великий русский
Сантехник с пылу и с жаром
Мгновение истины. В августе четырнадцатого
Гвардиола против Моуринью: больше, чем тренеры
Ухожу от тебя замуж

Фэннер лежал не шевелясь, пытаясь вспомнить, что же с ним произошло. Но, кроме последней сцены у Найтингейла, он больше ничего не помнил. В полнейшей тишине ему почудились какие-то посторонние звуки, похожие на отдаленные шаги, приглушенные голоса и шум прибоя.

Он с трудом заставил себя заснуть, так как понимал, что для восстановления сил ему сейчас больше всего нужен сон. Предпринимать какие-либо попытки к освобождению в данный момент было бесполезно. Он не знал, сколько времени проспал, но с удовлетворением почувствовал, что долгий сон принес ему облегчение. Боль теперь гнездилась где-то в глубине головы. Вдруг послышались шаги. Потом щелкнул ключ в замке, и кто-то пинком распахнул дверь. Фэннер едва успел закрыть глаза и притвориться спящим. Принимать посетителей было еще рановато.

Кто-то подошел к нему, загородив свет. Некоторое время этот человек всматривался в безмятежное лицо Фэннера, потом выругался по-испански и вновь направился к двери. Фэннер приоткрыл глаза и увидел широкую спину и короткие ноги. Темные курчавые жирные волосы и кофейного цвета кожа незнакомца не оставляли сомнений в том, что он – латиноамериканец. Человек вышел и запер дверь на ключ.

Фэннер сделал глубокий вдох и попытался ослабить руки. Они были привязаны крепко, но не настолько, чтобы их невозможно было освободить. От напряжения он взмок, и на его мощной шее взбухли жилы. Перед глазами опять пошли черные круги, и он был вынужден отдохнуть. Пошевелив запястьями, он почувствовал, что ремни ослабли. Он опять ожесточенно заработал руками, превозмогая боль в голове, и после нечеловеческих усилий ему наконец удалось освободить скользкую от пота правую руку. Но с левой ничего не получалось. Она была привязана намертво.

Он сел на кровати и аккуратно ощупал голову. Затылок был мягким, но, как ни странно, шишки или ссадины не было. Его левая рука затекла, и он обернулся, чтобы осмотреть узел. Но тот находился где-то под кроватью, и хотя Фэннер нащупал его, развязать не мог. После нескольких безуспешных попыток он в изнеможении опустился на матрас.

"Интересно, кто же меня вырубил? – подумал Фэннер. – Карлос? Он вполне мог вернуться через заднюю дверь и подобраться ко мне, пока я разбирался с Найтингейлом. Хотя вряд ли. Кишка тонка. Наверное, один из его подонков. Ну ничего, разберемся. Только бы выбраться отсюда».

Он поставил ноги на пол и встал, превозмогая боль и дрожь в коленях. Собравшись с силами, он дотащился до двери, волоча за собой кровать, и убедился в том, что заперт. Потом он с кроватью вернулся на место и лег. Предстояла нелегкая встреча со своими тюремщиками, и нужно было во что бы то ни стало освободить вторую руку. Но сколько он ни рвал и ни дергал ее, ремни держали крепко.

Звук шагов за дверью заставил его лечь и просунуть свободную руку в петлю за головой. Едва он это сделал, как дверь открылась и в комнату вошел Карлос. За ним маячили Рейджер и Миллер.

Карлос подошел к изголовью кровати и взглянул на Фэннера.

– Ну что, очухался? – проговорил Карлос.

Рейджер и Миллер прошли в комнату и закрыли дверь. С угрожающим видом они подошли к кровати. Фэннер напрягся и вызывающе взглянул на них.

– Ну и что дальше? – спокойно спросил он. Карлос слегка дрожал от возбуждения. Судя по расширившимся зрачкам, явно накачался наркотиками.

– Сейчас мы с тобой немного потолкуем, – прошипел Карлос и ударил Фэннера кулаком в лицо. Фэннер успел немного отклониться и ослабить удар, который пришелся по верхней губе.

– Это тебе должок, – злорадно проговорил Карлос. Фэннер ничего не ответил. Он с ненавистью посмотрел в глаза Карлоса, прекрасно сознавая, что с привязанной левой рукой у него мало шансов справиться с этой озверевшей тройкой.

– Итак, ты – частный детектив, вонючая ищейка, – объявил Карлос, доставая из кармана документы Фэннера и швыряя их ему в лицо. – Надо отдать должное, ты чуть не провел меня, хотя я и подозревал, что с тобой не все чисто.

В наступившей тишине Карлос подошел и сел на край кровати. Сейчас Фэннер мог придушить его, как цыпленка. Если бы эти двое вышли хоть на минуту. Надо было выждать.

Карлос резко наклонился к нему и сильно ударил его два раза по лицу. Фэннер лишь сплюнул, но ничего не сказал. Карлос опять сел. Теперь он дрожал всем телом, как невменяемый. С трудом взяв себя в руки, он выдавил.

– Какого черта ты приперся сюда? Что ты вынюхиваешь? Упрямое молчание Фэннера выводило его из себя, и кровать затряслась от его дрожи. Фэннер вытер окровавленные губы о плечо и с тихой ненавистью сказал:

– Я тебя предупреждал, трусливая скотина, что об меня ты обломаешь свои гнилые зубы. Теперь берегись. Я не успокоюсь, пока не переломлю твой хребет.

– А мы тебя успокоим сейчас, – громко расхохотался Миллер.

– Он еще и угрожает, вонючка. Сам – нахал, видал нахалов, но таких… – поддакнул Рейджер.

Руки Карлоса дрожали, и он засунул их в карманы.

– Слушай, ты, герой. Если ты не скажешь, что тебе здесь надо, мы примемся за тебя по-настоящему. Мы можем развязывать языки. Вспомни того китайца.

Фэннер ухмыльнулся и начал незаметно высвобождать руку из петли.

– Поцелуй меня в зад и выметайся отсюда со своими ублюдками, пока цел, – сказал Фэннер просто для того, чтобы выиграть время.

– А ну-ка проверьте его на вшивость, – кивнул Карлос Рейджеру и Миллеру.

Рейджер подскочил к кровати как раз в тот момент, когда Фэннер выдернул руку из петли. Он прогнулся на кровати и с размаха резко ударил нападавшего носком туфли по коленной чашечке. Рейджер свалился на пол, схватившись обеими руками за колено, извергая поток ругательств. Его лицо исказила гримаса боли. Миллера Фэннер встретил, уже сидя на кровати. Тот схватил его руками за волосы, стараясь пригнуть к матрасу и подмять под себя, но получил сильнейший апперкот правой в живот. Миллер мешком рухнул на пол и начал кататься по нему, хватая ртом воздух. Карлос трусливо попятился к стене. Фэннер поднялся и устремился за ним, волоча за собой кровать. Пришедший в себя Рейджер схватился за ножку кровати и повис на ней как раз в тот момент, когда Фэннер почти добрался до Карлоса. Это дало тому возможность выскользнуть за дверь.

– Вставайте, скоты неповоротливые, и успокойте его, – завизжал Карлос из коридора. Он выхватил пистолет и направил его на разъяренного Фэннера.

– Не двигайся! Иначе я выпущу твои мозги. Фэннер сделал еще один шаг к двери, таща по полу кровать и уцепившегося за нее Рейджера.

– Иди сюда, трусливый шакал. Пушка тебе не поможет. Очухавшийся Миллер поднялся на ноги и, с разбегу налетев на Фэннера сзади, сбил его с ног. Фэннер упал на кровать, неловко подломив под себя правую руку. На какое-то мгновение он оказался беззащитным, и Миллер нанес ему серию ощутимых ударов, прежде чем Фэннеру удалось сбить его ногой с кровати. Но тот быстро вскочил на ноги, а Рейджер в это время схватил Фэннера сзади за шею и начал душить. Подоспевший Миллер принялся наносить ему беспорядочные удары спереди. Они мало беспокоили Фэннера, но Рейджер не ослаблял свой железный захват, и у Фэннера все поплыло перед глазами. Он уперся ногами в пол и, собрав силы, резко оттолкнулся назад, свалив кровать. Рейджер оказался под ним и отпустил его шею, пытаясь выбраться.

Фэннер оказался в крайне неудобном положении. Он стоял на коленях с заломленной левой рукой и кроватью на спине. Единственным выходом было поставить ее на место, что он и сделал, перекувырнувшись через голову. Но тут Рейджер больно ударил его ногой по голени, и он опять неловко упал. Страшная боль пронзила его левое плечо, и невероятным усилием Фэннер поднял тяжелую кровать и припер ею Рейджера к стене. Тяжелая металлическая перекладина уперлась Рейджеру в горло, и Фэннер надавил на кровать всей своей массой. Глаза Рейджера вылезли из орбит, и он беспомощно задергал руками, как пришпиленная бабочка крыльями. Сзади Миллер наносил удары в голову, но Фэннер упрямо не ослаблял нажима. Он понимал, что если ему удастся выключить Рейджера, то с двумя остальными справиться будет легче. Лицо Рейджера посинело, а руки уже не трепыхались, а лишь мелко вздрагивали.

22
{"b":"5968","o":1}