ЛитМир - Электронная Библиотека

Из нее поспешно вылезли трое, Фэннер сразу узнал долговязую фигуру Рейджера. Оказавшись под уличным фонарем, нападавшие кинулись в спасительную темноту, но Фэннер успел прицелиться в среднего и выстрелить, тот споткнулся и упал лицом на мостовую. Двое других тем временем достигли безопасных дверных проемов. Они начали лихорадочно стрелять по тому месту, где начиналась аллея, и Фэннер был вынужден отползти вглубь, а потом перебежать в боковую улочку – они вполне могли бросить гранату.

– Эй ты, подонок, выходи! – услышал он знакомый голос Миллера и еще крепче прижался к запертой двери дома.

Вдруг дверь открылась, кто-то схватил его за пояс и втащил в дом со словами.

– Ныряй-ка лучше сюда, парень.

Фэннер разглядел, что это была женщина.

– Может быть, позвонить в полицию? – деловито осведомилась она.

– Не надо, сестра. У нас просто маленький семейный скандал, – улыбнулся Фэннер.

Его последние слова потонули в шуме мощного взрыва, потрясшего стены ветхого домика.

– Все-таки я был прав, – пробормотал Фэннер.

– Еще один такой взрыв, и моя хибара завалится, – спокойно заметила женщина.

Вдалеке раздался вой полицейской сирены. Женщина включила свет.

– Вот и блюстители пожаловали, – с усмешкой сказал Фэннер. – Ты меня здорово выручила. Если бы я был на улице, меня бы точно размазало по стене, – благодарно посмотрел Фэннер на маленькую полную женщину средних лет. – А сейчас мне лучше смыться, пока полиция не принялась обшаривать дома.

На улице раздался пронзительный визг тормозов.

– Теперь уже поздно, – заметила спасительница. – Ладно уж, оставайся здесь.

Фэннер озабоченно посмотрел на часы. До встречи в гавани оставалось еще добрых сорок минут, объяснение с полицией не входило в его планы.

– Ты чем-то напоминаешь мне мою лучшую подругу. Она тоже всегда помогает мне выпутываться из сложнейших ситуаций.

В глазах женщины мелькнул веселый огонек. Она явно не была лишена чувства юмора.

– Да что ты говоришь! А ты мне напомнил моего мужика, когда он был твоего возраста. Его тоже нелегко было взять голыми руками. Он был настоящий мужчина… Иди в кухню и затихни. Полицейские пожалуют с минуту на минуту. Не волнуйся, я их всех тут знаю в округе и заморочу им голову.

Фэннер прошел в маленькую чистую кухоньку и зажег лампу, обстановка была небогатая, но свидетельствовала о том, что его спасительница – хорошая хозяйка. По стенам было развешано несколько картинок на библейские темы, а на каминной полке расставлены крупные, отливавшие перламутром морские раковины.

Через прикрытую дверь Фэннер расслышал отрывки быстрого разговора, но, о чем там говорили, можно было только догадаться. Он сел в кресло-качалку, вытащил бумажник, отсчитал пять десятидолларовых бумажек и положил их под одну из раковин. Ему подумалось, что эта женщина не примет от него деньги, хотя наверняка они не будут лишними.

Через несколько минут она вошла и заговорщицки кивнула ему:

– Я их сплавила.

Фэннер поднялся с кресла.

– Молодец! – похвалил он ее. – Ну я пошел.

– Это была банда Карлоса? – неожиданно спросила она. Фэннер с недоумением посмотрел на нее.

– А что ты о них знаешь? – спросил он. Ее лицо посуровело.

– Более чем достаточно. Если бы не эти сволочи, мой Тим был бы сейчас здесь и тебе не пришлось бы от них прятаться, – с горечью сказала она.

– Да, это были они. А что произошло с Тимом?

– Тим был порядочным человеком, – сказала она, глядя на Фэннера полными тоски глазами. – Мы были не богаты, но жили хорошо. У него была лодка, и он возил группы туристов рыбачить в заливе. Карлос хотел, чтобы Тим перевозил китайцев, предлагал хорошие деньги, но Тим послал его к черту. Он был и смелым и сильным, и они подло убили его. Тим умер быстро, но тяжелее всего приходится тем, кто остается. Я ничего не забыла и готова перегрызть этому негодяю глотку.

Фэннер погладил маленькую боевую женщину по плечу:

– Обещаю тебе, что скоро Карлос заплатит за все. У меня с ним тоже свои счеты.

Женщина ничего не сказала и отвернулась.

* * *

Когда Фэннер добрался до гавани, Шаиф уже ждал его напротив отеля «Сан-Франциско».

– Я захватил два «томпсона» и несколько магазинов к ним. Скальфони притащил мешок гранат собственного производства. У него просто руки чешутся поскорее испытать их в деле, – сказал Шаиф.

– Сегодня ему представится такая возможность, – ответил Фэннер.

По размерам и оснастке лодка Кемеринского не уступала тому баркасу Карлоса, на котором уже приходилось быть детективу.

– Трогаем, – приказал Фэннер, и все трое легко вспрыгнули на палубу.

Мотор взревел, лодка задрожала и рванулась вперед, как спущенный с цепи пес.

– Причалим неподалеку от поселка. Возможно, нам придется спешно отходить после того, как дело будет сделано, – сказал Фэннер.

Скальфони забрался в рулевую рубку. Его зубы блестели в сгустившихся сумерках.

– Тут у меня полтора десятка гранат, – радостно сообщил он, показывая на кожаный мешок. – Ух и рванут!

Фэннер снял шляпу, подставляя голову набегавшему ветерку.

– У них тоже есть подобные игрушки. Час назад они бросили в меня одну из них, – охладил он энтузиазм Скальфони.

– И она сработала? – ревниво спросил итальянец.

– Еще как, – подтвердил Фэннер. – Разнесла полдома. Надеюсь, твои тоже не подведут. Они нам очень могут пригодиться.

– Спрашиваешь! – самодовольно сказал Скальфони и пошел еще раз взглянуть на свои «хлопушечки».

Через четверть часа Фэннер заметил огни рыбацкого поселка.

– Два слова напоследок, ребятки, – сказал Фэннер. – Мы здесь для того, чтобы надолго, если не навсегда, вывести из строя лодки Карлоса. Это надо сделать быстро и без лишнего шума. Скальфони, будь наготове со своими бомбами. Мы с Шаифом берем по «томпсону», Алекс прикрывает нас из своего пистолета. Кемеринский остается в лодке. И не дай Бог, если твой мотор заклинит. О'кей?

– О'кей, – дружно ответили все четверо.

Кемеринский искусно завел лодку в одну из бухточек. Шаиф расчехлил автоматы и передал один Фэннеру. Скальфони вытащил из кабины мешок с гранатами.

Лодка мягко ткнулась в прибрежный песок, и Кемеринский выключил мотор. Все спрыгнули на берег. Кемеринский осторожно, как дитя, передал Скальфони его заветный мешок.

На прощание Фэннер строго предупредил его:

– Будь наготове. Как услышишь разрывы, тут же запускай мотор.

– Не волнуйся. Все будет как надо. Поаккуратнее там, – ответил Кемеринский.

Они вереницей направились к поселку. Дорожка была неровной и каменистой. И хотя идущий впереди Фэннер подсвечивал фонариком, Скальфони несколько раз споткнулся.

– Ты, сукин сын и сын Девы Марии, смотри куда ступаешь, – цыкнул на него Алекс.

– Без тебя знаю, трусливый пес. Кто их знает, может быть, они вообще не взорвутся.

– Спокойнее, ребята, – утихомирил их Фэннер. – К пирсу подбираемся боковыми улочками. Впереди вы, за вами – Скальфони, я – замыкающий. Рассредоточились. Не будем привлекать внимания.

Ночь выдалась душная. Ярко светила круглая луна. Поселок миновали благополучно. Несколько встретившихся им рыбаков с любопытством взглянули на странных путешественников, почему-то старательно прятавших свои снасти под полами плащей.

Взобравшись на пригорок, Фэннер и Шаиф вновь увидели перед собой сверкавшее в лунном свете море, до которого было не больше сотни метров.

– Кажется, здесь, – вполголоса проговорил Фэннер, показав на большой деревянный барак, длинную бетонную дамбу высотой не более метра и шесть больших моторных баркасов. В окнах барака горел свет. Его луч, пробивавшийся через полуоткрытую дверь, лег как указующий перст на покрытую легкой рябью воду.

Скальфони раздал каждому по два коротких отрезка трехдюймовой трубы, плотно набитых динамитом, со шнурочками, как у детских хлопушек.

– Мы с Шаифом берем на себя барак. Ты, Скальфони, подбирайся поближе к лодкам. Алекс, прикрываешь нас и снимаешь каждого, кто выскочит из барака. В случае чего дуй к нам на подмогу. Ну, с Богом!

30
{"b":"5968","o":1}