ЛитМир - Электронная Библиотека

– Послушай, парень. Мне сейчас некогда. Зайди завтра в мой офис, когда меня там не будет.

Гроссет кивком головы указал на двух дюжих полицейских в штатском, преградивших Фэннеру выход.

– Мы можем поговорить, не откладывая это дело в долгий ящик. У нас здесь тоже есть «офис». Фэннер усмехнулся.

– Задержание? Ну ладно, поговорим прямо здесь, и побыстрее.

В этот момент в дверях вновь появилась Пола.

– Я забыла одну вещь в баре. Подожди меня здесь, милый, – пропела она, многозначительно глянув на полицейских. Через мгновение она скрылась в дверях бара. Линдсей все так же понуро сидел за своим столиком. Она присела рядом с ним.

– Пожалуйста, не думайте плохо о мистере Фэннере. Он действительно начал серьезное расследование. А когда он работает, то целиком отдается делу. Поймите, ему нельзя распыляться.

Линдсей поднял голову и посмотрел на хорошенькую секретаршу.

– Мне не следовало к нему обращаться, но моя дочь для меня все.

Пола открыла свою сумочку и вытащила плоскую записную книжку.

– Расскажите мне все обстоятельства похищения вашей дочери. Я ничего не могу обещать, но возможно, мне удастся его уговорить.

В глазах несчастного отца вспыхнула надежда.

– Конечно, конечно. Что вас интересует в первую очередь?

Фэннер прошел за Гроссетом в дальний тихий угол вестибюля, и они уселись в удобные кресла, стоявшие около журнального столика. Он посмотрел на инспектора настороженно и недоверчиво. Гроссет вел себя нарочито уверенно, и детектив понял, что ничего серьезного у того не было. Инспектор достал тонкий золотой портсигар и предложил Фэннеру длинную сигарету с золоченым фильтром.

– Неплохо живете, – сухо заметил Фэннер.

– Раньше вы не попадали в поле нашего зрения. Я проверил вашу лицензию и знаю, что вы загребли кучу денег, распутав это дело с похищением девушки. Ее, кажется, звали мисс Блэндиш? Тогда вы были начинающим детективом в Канзас-Сити. Потом вы перебрались сюда и основали свое дело, не так ли?

Фэннер выпустил струю дыма.

– Это беллетристика. Не пора ли приступить к делу? Гроссет невозмутимо продолжал:

– С полгода вы сшивались в Нью-Йорке, но без особого успеха.

Фэннер безразлично зевнул.

– Во-первых, выбирайте слова, если хотите со мной говорить. А во-вторых, я сам себе хозяин и в отличие от вас могу выбирать.

– Сегодня утром мы получили в отношении вас довольно серьезную наводку.

– Неужели? – усмехнулся Фэннер. – Настолько серьезную, что вы прислали ко мне троих своих дуреломов, перевернувших все вверх дном в моей конторе и убравшихся ни с чем?

Но Гроссета не так-то легко было вывести из себя. Он приятно улыбнулся.

– Ну куда уж нам до вас! Тем не менее мы обыскали весь квартал и что бы вы думали нашли? Какого-то чинка[1] с перерезанным горлом. Кстати, в одном из офисов неподалеку от вас.

Фэннер поднял брови, разыгрывая крайнее удивление:

– Да что вы говорите? Хотите, чтобы я нашел вам того, кто его убил?

– Человек, позвонивший нам утром, сказал, что мертвый китаец находится в вашем офисе.

– Какая досада. Они что, подсадили его не в ту комнату? Гроссет решительно затушил окурок в пепельнице.

– Послушайте, Фэннер, нам не следует враждовать. Я выкладываю свои карты на стол. Этого китайца прикончили около полутора суток тому назад. Наводка была сработана грубо, и мы, конечно, сразу догадались, что это подсадка, но были обязаны проверить. Но этот китаец нас заинтересовал. Мы бы хотели знать, кто он и за что ему перерезали глотку. У вас есть на этот счет какие-нибудь соображения?

Фэннер озадаченно почесал нос.

– Послушайте, коллега. Ваша речь меня очень растрогала. Поверьте, если бы я что-нибудь знал об этом деле, то немедленно сообщил вам. И уж, конечно, сразу же передал бы вам дохлого китайца. Не тратиться же на его похороны. Но дело в том, что я его никогда не видел и, надеюсь, не увижу.

Гроссет задумчиво посмотрел на Фэннера.

– Да, люди, характеризовавшие вас, были совершенно правы. Вы предпочитаете работать в одиночку и передаете дело нам, лишь полностью раскрутив его. Хорошо. Пусть будет по-вашему. Мы поможем вам в этом деле всем чем сможем. Но если вы зашьетесь, то мы уже не сможем вам помочь и, может случиться, сотрем в порошок.

Фэннер насмешливо посмотрел на него и встал:

– Надеюсь, у вас все? Разрешите приступить к работе? Гроссет кивнул, не уловив иронии.

– Не пропадайте, Фэннер. Уверен, что скоро мы с вами вновь встретимся.

Он махнул своим подручным и направился к двери. Как раз в этот момент из коктейль-бара выпорхнула оживленная Пола и поспешила к собравшемуся уходить Фэннеру.

– Где ты была? – неприветливо спросил детектив.

– Послушай, Дэйв. Я разговаривала с мистером Линдсеем. Записала все подробности похищения его дочери. Ну почему ты не хочешь помочь ему?

Фэннер окинул ее холодным взглядом.

– Послушай, детка. Ты не носишь накладок на заднем месте?

– Какое тебе дело, что я ношу? У меня, по-моему, и так все на месте.

– Жаль. Когда мы вернемся в нашу берлогу, я так тебя отшлепаю, что ты у меня две недели не сядешь. И больше ни слова об этом Линдсее и его дочке. Они меня не интересовали, не интересуют и никогда не заинтересуют. У меня и без того полно забот. Дай Бог расхлебать до конца жизни.

– С твоим умишком тебе вовек не расхлебать. Дернул же меня черт связаться с таким бесчувственным чурбаном, – пробурчала Пола, шагая за ним к выходу.

Когда они вернулись в офис, Фэннер прошел прямо в кабинет занял свою излюбленную позу и закурил.

– Иди-ка сюда, ежик, – крикнул он Поле. Она проскользнула в дверь и села около него, держа наготове блокнот и карандаш. Фэннер покачал головой:

– Я не собираюсь ничего диктовать. Просто посиди со мной.

Пола смиренно сложила руки на коленях.

– О'кей. Я еще не была в роли бессловесной сиделки. Не поддаваясь на ее ехидные замечания, Фэннер задумчиво произнес:

– Может быть, надо было сообщить о деньгах полиции, и они помогли бы мне выйти на след. Гроссета интересует этот китаец. Но тогда пришлось бы всем делиться с этим цепким парнем, и плакали наши денежки.

– А почему бы и нет? Он мог бы помочь тебе отыскать эту девушку…

– Ты опять за свое?

– Я имею в виду мисс Дэйли.

Фэннер отрицательно помотал головой, как бы убеждая самого себя:

– Нет, здесь мне придется покрутиться самому. Что-то мне подсказывает – полицию не следует вмешивать в это дело. Пола взглянула на часы. Было около пяти.

– Ну ладно, мыслитель, я пошла работать. Все равно сейчас вряд ли что-нибудь придумаешь.

– Сиди, – раздраженно приказал ей Фэннер. – Пока что я тебе плачу деньги.

– Я бы не сказала, что очень большие, – огрызнулась Пола, усаживаясь поудобнее в кресле.

Она знала, что, когда он в таком настроении, ему лучше не перечить.

– Если эта дамочка не объявится, то не знаю даже, с чего и начать. Абсолютно никакой зацепки. Мы не знаем, кто она, откуда приехала. Единственно, что нам известно, так это то, что у нее есть сестра, как-то связанная с двенадцатью китайцами. Если тот мертвый китаец – один из них, то остается одиннадцать. Отвалить такую кучу денег – и смыться. Тут что-то не так.

– А может быть, она заметила какого-нибудь знакомого, испугалась и поэтому рванула от меня сломя голову? – вставила Пола.

Фэннер обдумал эту возможность.

– Ты не заметила никого подозрительного, кто бы мог так ее напугать?

Пола покачала головой.

– Нет, ты же знаешь, что в это время на улицах только наша благопристойная балтиморская публика.

– А это мысль.

Фэннер вскочил со своего крутящегося кресла и принялся расхаживать по кабинету.

– Ну, конечно же, она чего-то напугалась и поэтому убежала. Надо ждать ее телефонного звонка. Как только она позвонит, немедленно сообщи мне. Ты будешь знать, где меня разыскать.

вернуться

1

Чинк – презрительная кличка выходцев из Китая и стран Юго-Восточной Азии.

4
{"b":"5968","o":1}