ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Они не найдут тебя здесь, – попытался успокоить его Стив.

– Найдут, – безнадежно ответил Рой. – Не расставайся с револьвером. Стреляй, как только их увидишь… Они похожи на двух черных воронов… такие же одинаковые… два черных ворона…

– Ложись. Я попробую остановить кровь. – Стив уложил брата на спину. – Лежи спокойно.

Рой молча терпел, пока Стив накладывал повязку на его израненные глаза.

Два черных ворона.

Это описание отлично подходило Сулливанам. В черных пальто, черных брюках, скрывающих слоновьи ноги, в черных туфлях и черных фетровых шпяпах, они выглядели зловеще.

Несколько лет назад они выступали в бродячем цирке под именем братьев Сулливан. На самом деле они не были братьями. Их настоящие имена Макс Геза и Фрэнк Курт. Они великолепно метали ножи, прекрасно стреляли и были ловкими иллюзионистами. Гвоздем их программы было метание ножей в освещенную ярким светом женщину, привязанную в центре обтянутой черным бархатом доски. Зал же был погружен в темноту. Ножи один за другим вонзались в черный бархат на расстоянии трех сантиметров от вздрагивающей артистки.

Аттракцион действительно был сенсационным, и Сулливаны могли бы им кормиться еще много лет. Но им пришлось расстаться с партнершей, а затем и с цирком. Она увлеклась клоуном и бросила их. Сулливаны попытались найти другую партнершу, но не смогли. Никто не соглашался за мизерную плату ходить рядом со смертью, а после представления еще и удовлетворять желания братьев. Тогда они заявили директору цирка, что уйдут. Тот отказался расторгнуть контракт, и не без причины. Их номер пользовался огромной популярностью. Директор договорился со случайной девушкой, пообещав ей хорошие деньги. Но Сулливаны уже сделали свой выбор. В один прекрасный день Макс нашел выход из положения: он бросил нож так, что тот пригвоздил дрожащую девушку к черному бархату, пронзив ей горло. Так закончился их номер, так был разорван контракт.

Уйдя из цирка, они вскоре оказались в среде гангстеров, найдя работу по вкусу. Они стали наемными убийцами. На чужую смерть Макс смотрел как на захватывающее зрелище, испытывая при этом патологическое удовольствие.

«Профессиональный убийца, – рассуждал он, – необходим для современного общества. Раз нет мотива убийства, то и убийцу очень трудно отыскать, следовательно, я вне опасности. Надо только поумнее все спланировать, чтобы казнь прошла гладко».

Фрэнк разделял его взгляды. Он не был мастером по части идей, но Макс знал, что лучшего помощника ему не найти. Среди воротил черного бизнеса и гангстеров они распустили слух, что за три тысячи долларов плюс сто долларов на текущие расходы в течение недели они уберут кого угодно. Это принесло свои плоды. От заказчиков не было отбою.

Мощный черный «Паккард» Сулливанов колесил по всей стране. Эти зловещие вороны молчаливо и неотвратимо несли с собой смерть. И всегда им удавалось оставаться безнаказанными. Полиция не имела ни малейшего представления о их деятельности, потому что жертвы не могли обратиться к защите закона. Иногда обреченному удавалось притаиться, но Сулливанов это не смущало. Рано или поздно смерть настигала жертву. Чтобы выполнить задание, им нужны были фотография, адрес и имя. Розыск «клиента» входил в их обязанности. Расходов у них почти не было, и сотни баксов с лихвой хватало на неделю. Очередные три тысячи, полученные за ликвидацию, они припрятывали на черный день, когда отойдут от дел. Оба обожали птиц и вынашивали планы купить со временем куриный питомник.

Маленький Берни нанял их на следующий день после того, как Рой надул его, забрав все деньги. Сулливаны запросили с него пять тысяч за ликвидацию Роя, вполне резонно рассудив, что, если Берни, у которого в распоряжении много убийц, обратился именно к ним, значит, дело сложное и потребует времени.

Основная трудность заключалась в том, чтобы найти Роя. Кто-то предупредил парня, что Сулливаны вышли на охоту за ним, и он исчез. Им стало известно, что он уехал из Нью-Йорка, и они проследили его путь до Пенсильванского вокзала.

Сулливаны знали свое дело. Они рассуждали так: чтобы найти жертву, надо знать ее привычки, адреса родных, любовниц, друзей. Потом остается запастись терпением и ждать, когда жертва попадется в сеть.

Они раскопали, что у Роя есть брат, который еще год назад работал страховым агентом в Канзас-Сити. Наведавшись в Канзас-Сити, они узнали, что Стив Ларсон, уйдя из страхового бизнеса, занялся разведением лисиц. Правда, никто не знал, куда именно он уехал. Целую неделю Сулливаны, сидя в отеле, обзванивали все магазины, которыми пользовались фермеры, занимающиеся подобного рода бизнесом, наводили справки, пытались узнать адрес Ларсона. Они представились агентами, нанятыми нотариусом, который якобы разыскивал Стива Ларсона по делу о большом наследстве. После упорных расспросов и поисков их настойчивость была вознаграждена. Служащие магазина Боннер-Спрингс дали им координаты Стива.

Через три дня большой черный «Паккард» прибыл в Пойнт-Брезе, небольшой городок, расположенный в долине в двадцати милях от Синих гор.

Припарковав машину напротив бара, Сулливаны покинули «Паккард» и вошли в заведение. Многолетнее общение друг с другом отшлифовало их до такой степени, что один казался тенью другого. Черная одежда и театральность их поведения привлекли внимание немногочисленных посетителей. Сулливаны действительно походили на выходцев с того света. Смерть словно шла рядом с ними.

Они действительно могли сойти за братьев. У обоих были усы и коротко подстриженные волосы. Правда, внешне они все же разнились. Макс был ниже ростом, с узким бледным лицом и тонкими губами. Фрэнк же был толстяком, с мясистыми губами, большим носом и черными, как агат, глазами. Он имел привычку во время разговора облизывать губы.

Войдя, Сулливаны подтянули табуретки к стойке и одновременно уселись, положив на нее руки в черных перчатках. Бармен посмотрел на странных посетителей, отметив, что те смахивают на черных зловещих птиц, но все же раздвинул губы в профессиональной улыбке, опасаясь нарваться на неприятность.

– Да, джентльмены? – сказал он, останавливаясь перед ними.

– Два лимонада, – ответил Макс тихим, словно каркающим голосом.

Бармен выполнил заказ, сохраняя невозмутимое лицо, но едва он собрался удалиться, как Макс поманил его пальцем.

– Что происходит в вашем городишке? – спросил он, отхлебывая лимонад и не спуская с бармена цепкого взгляда. – Расскажите последние новости. Здесь ничего странного не случилось?

– Весь город в волнении, – ответил бармен, пользуясь предоставившейся возможностью посплетничать на злобу дня. – Завтра во всех центральных газетах будет рассказано о нашем городке. Так сказал мне один репортер.

– С чего бы это? – удивился Макс.

– Из клиники в Гленвиле убежала сумасшедшая. Она наследница шести миллионов долларов.

– А где эта клиника?

– В пяти милях от дороги на Оаквиль. Ее привез сюда водитель грузовика. Грузовик был найден в нескольких милях отсюда в пропасти. Водитель погиб. Подозревают, что это именно она убила его.

– Ее нашли? – Фрэнк допил лимонад и вытер толстые чувственные губы перчаткой.

– Нет. Еще ищут. Утром здесь была толпа копов. Я еще никогда не видел их в таком количестве.

Глаза Макса блеснули.

– Кто мог оставить этой ненормальной столько денег?

– Джон Блендиш, мясной король. Вы помните дело Блендиша? Она его внучка.

– Вспомнил! – хлопнул себя по лбу Макс. – Об этом писали лет двадцать назад.

– Именно! Его дочь похитили. Сумасшедший гангстер… Девочка была его дочь, такая же сумасшедшая, как и ее отец. Если она не будет найдена в течение двух недель со времени побега, по законам штата ее нельзя будет вновь водворить в клинику, и она получит право самостоятельно распоряжаться деньгами. Именно из-за этого поднялась вся эта кутерьма.

– Она действительно сумасшедшая? – Макс допил лимонад. Его вдруг заинтересовала эта история.

10
{"b":"5969","o":1}