ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я огляделся по сторонам, желая убедиться в отсутствии свидетелей. Единственным, кто видел меня, была шелудивая кошка, метнувшаяся в переулок.

Я повалил «Хонду» на бок и отвинтил колпачок бензобака. Когда бензин разлился лужей вокруг машины, я отступил назад и, чиркнув спичкой, бросил ее в лужу бензина.

Глава 3

На следующее утро по дороге в офис я зашел в магазин скобяных товаров и купил черенок для кирки. Принеся в офис, поставил его возле стола, чтобы в случае нужды моментально схватить свое импровизированное оружие одним быстрым движением. Не без причин я подозревал, что оно может мне понадобиться.

Дженни прибежала около девяти с пачкой неизменных желтых формуляров в руке, как всегда, одетая в свое невзрачное серое платье. Я с трудом узнал в ней женщину, с которой вчера был в ресторане.

Она еще раз поблагодарила меня за приглашение и поинтересовалась, хорошо ли я спал. Я уверил ее, что спал отлично, – ложь, разумеется, поскольку вообще не смыкал глаз. Она посмотрела, чем я занимаюсь, и по выражению ее лица я понял: Дженни удивлена тем, что я все еще работаю над буквой В. Откуда было ей знать, что Призрак уничтожил плоды всей моей работы, а у меня не было ни малейшего желания говорить об этом. Вскоре она упорхнула. Я стучал по клавишам машинки, все время прислушиваясь, не раздадутся ли шаги на лестнице. Было около одиннадцати, когда появился Призрак с семью дружками.

Они вошли так бесшумно, что застали меня врасплох, несмотря на то, что я все время был настороже. Если бы не его постоянное желание покрасоваться перед своими подчиненными, я не имел бы ни одного шанса. Видимо, он чувствовал себя в полной безопасности с семью приятелями за спиной.

Он остановился перед столом, со злорадным предвкушением быстрой расправы глядя на меня красными глазками-пуговками, полными лютой ненависти, и начал медленно расстегивать ремень.

– Послушай, Дешевка, вот тебе за…

Но я уже справился с шоком, вызванным его появлением, и в следующую секунду действовал. Войди он с занесенным поясом в руке, я ничего не сумел бы противопоставить неожиданному нападению, но он хотел посмотреть, как я корчусь от страха.

Мгновение – и я стоял на ногах с палкой в руке и без промедления пустил ее в ход. Мне было наплевать, убью я его или нет. Я вложил в удар всю силу обеих рук и вес тела. Моя ярость не уступала его. Удар пришелся по лицу. Двух зубов как не бывало, из носа фонтаном ударила кровь, челюсть бессильно отвисла, глаза закатились. Призрак, как сноп, повалился на пол и остался лежать бесформенной вонючей грудой. Я даже не задержался, чтобы взглянуть на него. Как разъяренный бык, я обежал стол, размахивая окровавленной палкой.

Семерых дружков буквально вынесло в коридор. Я лупил по их спинам направо и налево, обезумев от ярости. Они посыпались вниз по лестнице, сбивая друг друга в желании поскорее оказаться на улице. Я гнался за ними до площадки второго этажа, немилосердно колотя по согнутым спинам.

Здесь я остановился, а они с топотом понеслись дальше, похожие на стаю испуганных крыс. На произведенный шум выскочили обитатели этого дома. Под их изумленными взглядами я поднялся обратно в офис. Противно было прикасаться к поверженному Призраку, но я не желал, чтобы он здесь оставался. Я ухватил его за грязные сальные волосы и поволок в коридор. Там дал пинка, и мой враг с грохотом покатился вниз, приземлившись на площадке пятого этажа.

Я вернулся в офис, убрал палку в шкаф и позвонил в полицию. По моей просьбе меня соединили с сержантом.

– Это Карр, помните такого? Полторы тысячи баксов.

Было слышно, как он тяжело сопит в трубку, гадая, за каким чертом я звоню на сей раз.

– А теперь вы о чем? – спросил он наконец.

– Тут меня навестил Призрак. Хотел немного подправить мое лицо ремнем с шипами. Мне пришлось обойтись с ним немножко круто. Вы послали бы сюда «Скорую», мне кажется, ему срочно нужны уход и забота. – С этими словами я положил трубку.

Минуту-другую я сидел неподвижно, разбираясь в своих ощущениях. Посмотрел на свои руки, лежащие на столе. Они не дрожали. Я не чувствовал никакого внутреннего напряжения – словно провел партию в гольф, и это удивило меня. По времени побоище заняло не больше двух минут. Я совершил нечто такое, что еще недели две назад счел бы совершенно невозможным. Встретился лицом к лицу с восемью головорезами: одного искалечил, а остальных обратил в бегство. И теперь, когда все было позади, я не испытывал запоздалого страха. Мне только хотелось закурить, что я и сделал. Потом, зная, что примерно через час придет Дженни, достал половую тряпку и подтер кровь Призрака. Запихивая тряпку в мусорную корзину, я услышал сирену санитарной машины. Я не потрудился выйти в коридор, продолжая работать над картотекой.

Через некоторое время вошли два копа.

– Что здесь такое? – спросил один. – Из-за чего такой шум?

Копы ухмылялись и выглядели весьма довольными.

– Пришел Призрак, начал буянить, вот и пришлось немножко его успокоить.

– Ага, мы его видели. Поднимайся, приятель, сержант хочет поговорить с тобой.

По дороге в участок они сообщили мне результат футбольного матча, который только что слушали по радио. Для копов они вели себя более чем хорошо.

Я подошел к столу сержанта, который все так же катал свой карандаш, на сей раз, впрочем, без особого удовольствия. Прервав занятие, он посмотрел на меня, сузив свиные глазки, и сказал:

– Выкладывай, что случилось.

– Я уже сообщил вам по телефону, сержант. Призрак явился с семью дружками. Он угрожал мне. Пришлось вышвырнуть его в коридор, а дружки сами убрались.

Он с любопытством пялился на меня, сдвинув шляпу на затылок, затем фыркнул:

– Я только что получил заключение врача. У подонка челюсть вдребезги, сопатка вдребезги, восьми зубов как не бывало, и ему еще повезло, что остался жив. Чем это вы его огрели?

– Торопясь уйти, он упал с лестницы, – ответил я без особого выражения.

Он кивнул.

– Вроде как споткнулся?

– Вроде.

Последовала долгая пауза, потом я спросил:

– Вы видели его ремень? Он ведь утыкан медными шипами. Этим ремнем он собирался пройтись по моему лицу.

Он опять кивнул, не спуская с меня глаз.

– Стоит ли нам плакать над ним, сержант? – продолжал я. – Если вы считаете, что я должен послать цветы в больницу, я так и сделаю.

Он вновь начал катать карандаш.

– Он может подать жалобу. Телесные повреждения и так далее. Нам пришлось бы расследовать.

– Так, может, подождем, пока он пожалуется?

Свиные глазки опять остановились на моем лице, и он перестал катать карандаш.

– Угу, это мысль.

Он посмотрел на меня, обведя взглядом пустое помещение. Случайно это произошло или нет, но мы были одни в комнате. Наклонившись вперед, сержант просипел:

– Каждый полисмен в этом городе мечтал бы сделать с этим подонком то, что сделали вы. – Его похожее на кусок сырого мяса лицо расплылось в дружеской улыбке. – Но смотрите, мистер Карр, Призрак, он вроде слона, ничего не забывает.

Мое лицо по-прежнему было лишено всякого выражения.

– У меня много работы. Могу я вернуться к своим делам?

– О, конечно. – Он откинулся на спинку кресла, и взгляд его стал задумчивым. – Шофер такси сообщил, что прошлой ночью видел, как загорелся мотоцикл Призрака. Вы случайно ничего не знаете об этом?

– А должен?

Он кивнул.

– Правильный ответ, но не зарывайтесь. Мы должны хранить в городе закон и порядок.

– Когда у вас найдется свободная минутка, сержант, попробуйте сказать об этом Призраку.

Мы посмотрели друг на друга, потом я повернулся и вышел из комнаты.

В офисе я застал Дженни. Разумеется, она уже знала все. Правда, я и не надеялся сохранить это в тайне. Она была бледна и дрожала.

– Вы могли его убить! – крикнула Дженни. – Что вы с ним сделали?

– Он буянил, вот и нарвался. – Я обошел стол и сел. – Ему давно причиталось. Я только что из полицейского участка. Копы веселятся, как студенты на вечеринке. Так что давай забудем о Призраке.

10
{"b":"5970","o":1}