ЛитМир - Электронная Библиотека

- Мальчик мой, тебя и твоих друзей никто здесь не тронет, - раскрыл объятия директор.

- Это очень спорный вопрос, - откинул капюшон и снял маску Драко, кивнув на связанных министерских.

- Мистер Малфой? - Искренне удивился директор, полагавший, что все студенты Хогвартса спокойно сидят в своих гостиных, заканчивая уроки, либо уже готовятся ко сну, - Что вы здесь делаете?

- Неважно, - довольно грубо пресёк все дальнейшие расспросы блондин, - Почему здесь в это время так много народу? Проблему побега из Азкабана должны были решать министр и мракоборцы, а никак не весь штат сотрудников.

- Мы как раз с министром обсуждали этот вопрос, - улыбнулся старик, игнорируя резкий тон молодого человека, - Он ещё не в курсе, что из Азкабана совершён побег: мракоборцы, отправившиеся разбираться с проблемой дементоров, до сих пор не вернулись. Мистер Фадж вызвал всех, кто хоть как-то связан с дементорами: от сотрудников отдела урегулирования численности особо опасных существ до работников отдела тайн.

- Ну, Фаджу ещё долго ждать Кингсли с его людьми, - надменно усмехнулся Антарес, - Они живы, профессор, - предупреждая вопрос старика, бросил юноша.

- Я рад, - Дамблдору не удалось скрыть облегчения, прозвучавшего в голосе: всё же среди отправившихся в Азкабан мракоборцев было немало орденцев, в том числе и сам глава Аврората.

- Если не возражаете, профессор, мы пришли к министру, - напомнил Джейсон.

- Да, конечно, - Дамблдор чуть отошёл, освобождая проход к лифтам, - Мы уже подали апелляцию по поводу вашего задержание. Моему доброму другу удалось договориться, чтобы слушание по вашему делу состоялось завтра в полдень.

- Мы обязательно придём на него, - усмехнулся Антарес.

У кабинета министра вертелась целая толпа магов. Их реакция на появление «Пожирателей» была чисто орденской: все, как один, схватили палочки, готовые биться до потери пульса. Однако, стоило им увидеть своего предводителя, как они тут же опустили своё оружия, недоумённо и вопросительно смотря на директора.

- Надо бы раздобыть волоски Дамблдора для оборотного зелья, - еле слышно шепнул Драко, - Вон как старик выдрессировал своих пешек.

Проходя мимо орденцев, Джейсон услышал их перешёптывания. То здесь, то там, приглушённо звучали одни и те же слова: «Азкабан», «они», «дементоры».

- Я же сказал, меня не беспокоить! - Услышали гневный крик молодые люди, как только открыли дверь. Кто бы мог подумать, что Фаджа можно так довести?!

- Простите, министр, но наше дело не требует отлагательств, - спокойно произнёс Джейсон, с каким-то мрачным наслаждением предвкушая реакцию министра.

Фадж, стоявший спиной к двери, резко обернулся. В следующее мгновение его лицо покрылось красными пятнами:

- Вы… вы… вы!!!!!!

- И мы рады вас видеть, министр, - широко улыбнулся Невилл.

- Дамблдор, вы с ними заодно?! Я знал, я всегда знал…

- Да успокойся ты, - презрительно бросил Драко голосом, невероятно похожим на голос Малфоя-старшего. Надетая ещё в лифте маска надёжно скрывала его лицо, - Если бы не я, ты никогда не стал бы министром. И чем ты мне отплатил? Отправил друзей моего единственного сына в Азкабан!

- Я.. я не знал, я бы никогда… - в страхе залепетал мужчина, непроизвольно отступая назад.

- Ты предал меня, - продолжал играть свою роль блондин, - И тебя ждёт расплата!

- Прошу, я не хотел! - Упал на колени министр.

Такого цирка не ожидал никто! Сейчас Фадж больше всего напоминал Петтигрю, молящего о пощаде.

- Встань! - Презрительно приказал Драко, - Завтра на заседании ты лично попросишь прощения за «досадную ошибку» у этих молодых людей, - Джейсон и Антарес еле сохранили бесстрастные лица, слушая монолог слизеринца, - А в ближайшее воскресенье ты откажешься от поста министра магии и назначишь на конец декабря досрочные выборы. На твой счёт будет переведено полмиллиона галеонов. В министерство тебе не будет пути обратно. И ни одна живая душа не должна узнать о том, что сегодня произошло в Азкабане. Этим ты закроешь свой долг и купишь свою никчёмную жизнь.

- Да, конечно, как скажете, - кажется, Фадж ждал как минимум Аваду.

Дамблдор, давно не ставящий в вину чужие слабости, был глубоко поражён увиденным: сколько он знал Фаджа, тот никогда не был настолько жалок.

- Ты знаешь, что ждёт тебя, если ты посмеешь ослушаться, - с этими словами Драко эффектно развернулся и вышел из кабинета министра.

Остальные, давясь от беззвучного хохота, проследовали за ним. И только Джейсон и Антарес чуть задержались:

- Вы желали сделать нас новыми Пожирателями, министр? Хотим вас поздравить - у вас это получилось. Вот только вы забыли, какие у Пожирателей были «друзья», - и, одарив мужчину насмешливо-вызывающим взглядом, молодые люди последовали за друзьями.

- Просто чудесно, - уже в лифте сняла маску Паркинсон. По расширившимся глазам Дамблдора стало понятно, что старик начал догадываться, кто все остальные.

- Приглашаю отметить нашу победу, - Джейсон широко улыбался, - Директор, вы тоже можете присоединиться. Надеюсь, вы не лишите факультет Слизерина очков за то, что лучшие его представители только что избавили страну от горе-министра? Не говоря уже об истинно гриффиндорской храбрости, проявленной ими при спасении нас из совершенно незаслуженного заключения, - соловьём заливался Джейсон, забавляясь недовольным шипением, донёсшимся из-под масок представителей змеиного факультета, которых он только что сравнил со львами.

- Думаю, сегодня я мог и не заметить, что в подземельях не хватает студентов. Столько дел, столько дел, - лукаво блеснул глазами Дамблдор.

А на следующий день был суд. Антареса и Джейсона полностью оправдали, браки официально признали законными, а молодым людям выплатили солидные компенсации в качестве морального ущерба. О происшедшем накануне в Азкабане знали только непосредственные участники событий, Фадж блокировал информацию на всех уровнях, взяв с мракоборцев и охранников тюрьмы непреложный обет. Однако то, что дементоры ушли из тюрьмы, знали все, как и о том, что в министерстве были «Пожиратели». О том, куда они подевались и что хотели, ходили разные слухи, но ни один из них не приближался и близко к действительности.

А в конце недели Фадж, к удивлению всей магической Англии, подал в отставку. Многие связали это с проигрышем министерства в суде, когда министр лично принёс официальные извинения пострадавшим лордам.

Слизеринцы после Совета Лордов вернулись в Хогвартс. А наутро они с удивлением обнаружили, что у их факультета стало на сто очков больше. Также в школу вернулась МакГонагалл. Она была восстановлена на посту заместителя директора школы чародейства и волшебства, правда от факультета и трансфигурации наотрез отказалась. Зато в школе появился курс анимагии, куда записалась сразу вся школа. Стали поговаривать, что директор, наконец, решился сделать женщине предложение, хотя и Дамблдор, и МакГонагалл игнорировали любые вопросы коллег на эту тему.

Обитатели же замка де Ламорак жили, как и все предыдущие годы, с той лишь разницей, что теперь их не волновала обстановка в стране. У них был свой маленький мирок, где правили любовь и идиллия, а о большем никто из них и не мыслил. Через две недели после памятного суда, Джинни и Луна успешно сдали ЖАБА в министерстве. Наступила зима, приближалось Рождество, а вместе с ним и новый виток времени, называемый годом. Замок буквально кипел, готовясь к празднику, домовики перемещались с такой скоростью, что казалось, что какой-то шутник пустил в замок бесконечный фейерверк. К организации праздника подключились и Фрэд с Джорджем: Джейсон всем Уизли дал пропуск в свой замок.

И во всей этой суете и неразберихе молодые люди не забывали ещё и учиться, выискивая в огромной библиотеке новые рецепты зелий и заклинания, которые могли сделать праздник ещё волшебнее и необычнее. Рождество было их любимым праздником: с него когда-то началась их новая жизнь, в которой не было места предательству и обману, в которой правда ценилась дороже любой самой сладостной лжи. Именно в Рождество Джейсон, Алиса и Фрэнк отмечали своё второе рождение, именно в этот день когда-то давно маленькая Аманда Вайс стала Джинни Уизли и обрела любящую большую семью.

107
{"b":"597397","o":1}