ЛитМир - Электронная Библиотека

Вячеслав Головнин

Предновогодняя прогулка по Москве-65

(Глава из романа: «Маг на практике в СССР», роман еще пишется. Кое-какие второстепенные детали будут неясны, но это не принципиально, фантазия читателя легко восполнит пробелы.)

Вчера перед сном дед Егор сказал Евгению, что завтра они идут покупать Евгению костюм.

- Выходим завтра после твоих уроков.

- Деда, а я с завтрашнего дня на каникулах. Можно прямо после завтрака идти.

- Тогда пойдем после завтрака. Только выспимся как следует. Выйдем около полудня, пообедаем в городе.

Евгений действительно вырос за последние три месяца еще сантиметров на пять, раздался в плечах, возмужал. Кроме того, улучшения, которые с некоторых пор стал проводить Евгений со своим телом начинали приносить свои плоды. Евгений стал сильнее и гибче, пластичнее. У него стала мягче походка. При переходе на ускоренный режим он как бы переливался из одного положения в другое, перемещаясь при этом с гораздо большей скоростью, чем обычно. Его сознание при этом тоже начинало работать быстрее, подстраиваясь под скорость тела. Память стала просто абсолютной и быстрой. Скорость реакции увеличилась раза в три. При желании Евгений легко делил свое сознание на пять независимых друг от друга параллельных потоков, из которых три могли работать на повышенной скорости.

Костюм ему они с дедом купили в ГУМе по талону, который дали деду на работе к новому году. Костюм был импортный, чешский. Ткань была темной, ближе к черному, и с блестками. Костюм сразу сел хорошо, Евгению в нем было уютно. Три рубля, которые дед сунул продавцу на примерке не пропали даром. Тот сразу унес обратно костюм, с которым он сначала пришел на примерку и вскоре вернулся с другим, вот этим, чешским.

После магазина прошлись по Красной площади, поглазели на новогоднюю ель, красиво запорошенную снегом, и людей в очереди к мавзолею, которая непрерывно двигалась и медленно исчезала в его чреве. Но очередь не уменьшалась, ее хвост скрывался за историческим музеем. Евгений обратил внимание на живописную пару, одетую в яркие одежды, явно иностранцев, громко смеявшихся над чем-то. Это было очень редкое зрелище. В СССР придерживались политики умолчания, будто в стране инвалидов нет, соответственно и коляски для инвалидов были в жутком дефиците. Скорее можно было увидеть на улице советского города разгуливающего крокодила из сказок Корнея Чуковского, чем инвалида на коляске. Да и столь раскованно вести себя на Красной площади могли только иностранцы. И не потому, что нашим гражданам кто-то мешал здесь смеяться и шалить. Нет, здесь причины сдержанного поведения лежали совсем в другой плоскости.

Заинтересованный Евгений решил подойти ближе. Еще на подходе он услышал, что разговор шел на английском языке. В инвалидной коляске сидела девочка, подросток, лет 13-14. Ее лицо разрумянилось, она весело смеялась. На ее голове красовалась беличья шапочка с длинными ушами, на шее вязаный шерстяной шарф поверх ворота беличьей же шубки. Ноги были укрыты шерстяным одеялом. Коляску катил впереди себя высокий мужчина средних лет, с гладко выбритым тяжелым подбородком, типичным для англосаксов. Рядом с ним шагала худая высокая, под стать мужчине, женщина, также, как и мужчина с ярко выраженной для их нации внешностью. С лошадиной мордой, как сказали бы где-нибудь в глубокой российской провинции. В отличие от них, девчонку можно было назвать красавицей. Ну, почти.

- Вполне даже симпатичная девчонка, - подумал Евгений. У него еще не было практики живого общения с носителями английского языка, и он решил воспользоваться случаем проверить глубину своих познаний и главное, произношение. Заодно выясню, что с девчонкой случилось. Он поздоровался с ними, запуская одновременно заклинание диагностики:

- Hi.

Дальнейший разговор тоже происходил на английском языке.

- Привет, - ответила девчонка с интересом глядя на Евгения.

- Как вам нравится наша елка? – спросил ее Евгений.

- Это здорово, я никогда в жизни не видела такую большую елку.

- А вы, значит, из Америки, судя по вашему произношению, - сделал вывод Евгений.

Тут к ним подошел дед, который сначала потерял внука, а потом, когда понял, что он делает, побежал его выручать.

- Познакомьтесь, это мой дедушка, он военный, сейчас почти на пенсии, преподает в академии.

- А где ты так хорошо научился говорить на английском?

- Я некоторое время жил за границей, вместе с родителями, отец у меня тоже военным был.

- Был?

- Да, он погиб. Ты знаешь, профессия военного очень опасная.

- Да, я понимаю. А мой папа дипломат. Мы приехали совсем недавно. Но я уже выучила одно русское слово.

- Да, и какое?

- Spas Ibo.

- Отлично, молодец. А как тебя зовут?

- Сара.

- Красивое имя, насколько я знаю, это имя означает «знатная».

- А я и не знала этого.

- Теперь будешь знать. А меня зовут Евгений.

- Ежени, о прости, мне не выговорить твое имя.

- Зови меня Генри. Мне нравится это имя.

- Хорошо Генри.

Взрослые стояли рядом, поглядывая друг на друга и не мешали общению подростков. Родители Сары тихонько перешептывались друг с другом, рассматривая русских собеседников.

Тут диагност выдал результаты своих исследований. У девочки был ДЦП – детский церебральный паралич. Неизлечимая болезнь, при которой дети редко доживали до своего совершеннолетия. Из всего доступного Евгению арсенала помочь могло только заклинание омоложения, которое требовало жуткую прорву энергии – до 20 тысяч единиц маны или двухсот стандартных накопителей. Могло помочь заклинание полного исцеления, которое требовало энергии на порядок меньше. Евгений решил сначала попробовать ЗПИ, которое и запустил. Заклинание будет работать сутки. Провести сутки рядом с девочкой было нереально, поэтому Евгений привязал заклинание к колечку с крупным имриллом, минералом, внешне похожим на малахит и способным удержать в себе две тысячи единиц маны.

- Сара, - сказал он, - в память о нашей встрече я хочу подарить тебе колечко. Этот камень называется малахит, он из наших минералов, которые добываются на Урале. Урал - это такие старые горы. Они невысокие и служат границей между Европой и Азией.

Он взял ее за руку, снял с нее перчатку и надел колечко на указательный палец.

- О, спасибо, Генри. Какое красивое колечко. Я буду помнить тебя, Генри. Может быть мы еще увидимся когда-нибудь. Но у меня ничего нет подарить тебе.

В это время к ним подбежала молодая женщина и затараторила на хорошем английском:

- Прошу прощения мистер и миссис Грей. Я ваша переводчица. Меня прикрепили к вашей семье на постоянной основе. Меня зовут Елена Пахомова, вот мои документы.

Она достала из сумочки служебное удостоверение и предъявила его мистеру Грей. Тот взял его в руки и внимательно изучил, на что у него ушло пару минут. Затем он вернул его переводчице и сказал:

- Надеюсь, что у вас была очень уважительная причина.

- Да, мне позвонили родители. Маму увезли в больницу на скорой помощи. Я просто не смогла бы работать, не зная, что с ней.

- Выяснили? – спросил мистер Грей.

- Да, у нее был гипертонический криз, резко подскочило давление. Но сейчас все уже в порядке. Ей сделали укол и поставили капельницу. Сейчас у нее давление в норме и опасность миновала.

- Хорошо. Это был форс-мажор, от которого никто не застрахован. Вы прощены мисс Пахомова или миссис?

- Я не замужем, мистер Грей.

- Значит, мисс.

- Вы представите меня вашей семье, мистер Грей?

- Да, это моя супруга, Тифани. А это дочь, Сара.

- Очень приятно, миссис Тифани Грей.

Переводчица наклонилась над коляской и сказала:

- Рада познакомиться с вами, мисс Сара.

Она выпрямилась и обернулась к мистеру Грей с вопросом:

- А молодой человек?

- А молодой человек, ваш соотечественник. Мистер Генри, как он представился, - со смешком сказал мистер Грей.

- Вот сволочь. Как он легко и непринужденно подставил меня, - подумал Евгений.

1
{"b":"597774","o":1}