ЛитМир - Электронная Библиотека

- Ваши документы, пожалуйста, - неожиданно жестким голосом потребовала переводчица от Евгения. Затем она повернулась к Егору Петровичу и в таком же тоне спросила:

- А вы кто?

Евгений заметил, что к ним спешат два милиционера и набросил на себя и деда покров невидимости – заклинание, отводящее от них глаза людей, приближающихся к ним на расстояние ближе 100 метров. Заметив, как испуганно стала оглядываться переводчица, Евгений шагнул в сторону, взял деда за руку и повел его с Красной площади, от греха подальше. На ауру девчонке он повесил свою метку, позволяющую ему найти ее в любом месте планеты. Он решил навестить ее через сутки, чтобы узнать результаты лечения.

А за их спинами стояла группа людей, каждый из которых находился в состоянии легкого шока. Только девочка улыбалась, она видела удаляющихся от них Генри со своим дедом. Она не знала, что видела она их только благодаря магической энергии, пропитавшей к этому времени весь ее организм и уже приступившей к его перестройке.

- Ты можешь мне объяснить, что это было, только что? – спросил Евгения дед, как только они покинули Красную площадь.

- Что ты имеешь в виду? – ответил Женя.

- Ты мне Ваньку-то не валяй, - рассердился дед.

- Ну, ты же все сам видел, деда? Я хотел попрактиковаться в разговорном английском. Услышал, что они на английском шпрехают и подошел. С девчонкой поговорил, родители поговорить со мною не снизошли. Не мешали общаться с дочкой, и на том спасибо. А потом эта фря подошла, переводчица КГБэшная, документы стала требовать, мы и ушли сразу. Вот и все.

- А почему она нас отпустила?

- А вот это не ко мне вопрос. Кстати, у тебя как с английским, - задал Евгений деду вопрос, ответ на который ему был прекрасно известен.

- Никак, - буркнул в ответ дед.

- Я тебе не говорил, но я через Ковалева узнал новую методику изучения иностранных языков.

- Расскажи, если не секрет.

- Вообще-то пока это секрет, но тебе можно. Обучение проходит во сне. На один язык уходит одна неделя. И еще два-три месяца уйдет на утряску и утруску. И все, начнешь шпрехать на английском языке не хуже этих американцев. И понимать, естественно. Если будешь учить, я для тебя прибор попрошу на неделю. У Ковалевых дома есть. Тимофей Афанасьевич для Афанасия Лукича принес, - вдохновенно врал Евгений.

- Ну, неси. Можно попробовать, - сказал дед.

- Вот и договорились, - подвел итоги разговора Евгений.

За разговором они вышли на манежную площадь и пошли дальше пешком по улице Горького. Падал легкий снежок и вовсю ощущался наступающий новый 1966 год. Настроение было соответствующим. Уже около часа они плутали по каким-то маленьким и не очень маленьким улочкам и переулкам, а еще через полчаса дед предложил перекусить в каком-нибудь ресторане.

Евгений пожал плечами и сказал:

- Ну, если ты хочешь именно в ресторан, то пошли в ресторан. Ты знаешь здесь какой-нибудь?

- Сейчас найдем, - оптимистично ответил дед.

Еще полчаса у них ушло на поиск ресторана. Ну, как известно, язык до Киева доведет, так что ресторан они все-таки отыскали.

Когда они к нему подошли, то увидели закрытую дверь и табличку на ней с надписью: «спецобслуживание». Увидев табличку, дед сказал:

- Эх, не повезло. Придется искать что-нибудь другое.

В это время к дверям ресторана подошла пара – мужчина и женщина. Мужчина был в шинели с погонами полковника, в папахе со звездой и с петлицами интенданта, женщина была в длинной до пят шубе. В мехах Евгений разбирался неважно, поэтому определить чей это был мех не смог. Мужчина между тем постучал в дверь и через пару минут подошел швейцар, который, увидев пришедших через окно угодливо заулыбался и открыл дверь. Когда пара прошла, швейцар окатил Евгения с дедом презрительным взглядом и захлопнул дверь. Швейцар успел сделать пару шагов от двери внутрь помещения, когда Евгений взял его под контроль и заставил открыть дверь.

- Пошли деда, - подтолкнул он его, - нас пропускают.

Егор Петрович удивленно посмотрел на швейцара, но у того на лице застыло непроницаемое выражение безразличия. Егор Петрович пожал плечами и переступил порог, Евгений прошел за ним. Оставив в гардеробной верхнюю одежду и посетив туалет, они вошли в зал. Гардеробщика, кстати говоря, не было, поэтому обслужили они себя сами, не забыв прихватить номерки.

Зал был вытянут в длину и перегорожен стенкой с большим арочным проходом вместо дверей, зрительно разбивающей помещение на две комнаты. В дальней комнате столы были выстроены буквой «П», очевидно, она была приготовлена для какого-то мероприятия. В ближней ко входу комнате столы стояли только с одной стороны и они тоже были сервированы. С противоположной стороны было невысокое возвышение, по-видимому для музыкантов. Около возвышения оставалось пространство для танцев.

Зашедшая перед ними пара и официант сидели за одним столом и что-то обсуждали. Время от времени официант что-то записывал карандашом в блокнот и обсуждение продолжалось.

Метрдотеля видно не было, поэтому дед выбрал столик на двоих, стоящий у окна, недалеко от входной двери и немного в стороне от других. От входа столик был защищен большим фикусом, росшим в большой бочке, стоявшей прямо на полу.

Возвращающийся от своих клиентов официант, проходя мимо них остановился в изумлении.

- Простите, а вы кто будете? – спросил он.

- Ваши гости, - нейтрально ответил дед.

- Понятно, - ответил официант, но по его лицу легко было прочитать, что ему как раз ничего не понятно, откуда взялись на его голову непрошенные гости. – Что-то вы рановато пришли. Ну, что же, раз пришли, то не за пустым же столом ждать остальных, верно? – спросил он их, глядя на деда, как на старшего из них.

- Пожалуй, вы правы, - обтекаемо прокомментировал вопрос официанта дед.

- Тогда я сейчас к вам Анну подгоню, подождите минуточку.

Когда официант отошел, дед повернул голову к внуку и сказал:

- Ресторан явно снят на весь вечер.

- Еще четырех нет, какой вечер, - ответил Евгений.

- Я так и не понял, почему тогда швейцар пустил нас?

- А я откуда знаю, - пожал плечами Евгений, стараясь не встретиться глазами с дедом.

- Хм, - подозрительно хмыкнул дед, - что-то тут не то.

К их столику подошла официантка, молодая девушка, лет 18 на вид. И это, несмотря на причудливую прическу, которая, видимо, по ее замыслу должна была прибавить ей возраста.

- Здравствуйте, - сказала она, подойдя к столу вплотную. – Есть котлеты по-киевски с картофельным пюре и жареная рыба. Что будете?

- А рыба какая? – спросил дед.

- Нототения, - ответила официантка.

- Мне котлеты, две штуки с пюре, - заказал Евгений.

- А я рыбкой побалуюсь, - сказал дед.

- Что пить будете?

- Мне 150 грамм коньяку и чай, и еще лимон порежьте, - заказал дед.

- А мне компот, - сказал Евгений и поинтересовался: - А супчик хоть какой-нибудь самый завалящий у вас найдется?

- Суп-харчо подойдет?

- Вполне, - ответил Евгений и откинулся на спинку стула, показывая, что свой заказ он завершил.

- А вы еще что-нибудь заказывать будете, - спросила официантка у деда.

- Хотелось бы рыбки красной малосольной и икорки паюсной грамм сто, если у вас есть конечно.

- Сегодня есть, - радостно сказала она и улыбнулась. Евгений с дедом невольно улыбнулись в ответ, потому что улыбка совершенно преобразила девушку. Словно солнышко из-за туч выглянуло.

Евгений воспользовался тем, что он остался с дедом наедине на долгое время и провел диагностику всего его организма. Результаты были вполне обнадеживающие. Евгений в качестве профилактики и своей практики в употреблении целительской техники решил оздоровить его сердечно сосудистую систему. За те два месяца, что прошли с момента копирования памяти Шейлы, ее знания полностью развернулись в его сознании и он легко нашел соответствующее плетение. Создал его и направил на деда, запитав его энергией. Посмотрев на его ауру, он удовлетворенно отметил произошедшие с ней изменения.

2
{"b":"597774","o":1}