ЛитМир - Электронная Библиотека

Затем он подумал, что незаслуженно обделил своего деда, ведь ему же ничего не стоит сбросить с его плеч еще десятка полтора лет.

Он приготовил заклинание общего исцеления, наполнил его энергией и прицепил к своему наполнителю, висевшему у него на шее. Кроме этого, достал из потайного кармана гомеостат в виде кольца, внедрил в него иллюзию, призванную сохранять его теперешний образ и накинул на кольцо заклинание невидимости. Евгений на пару секунд взял деда под свой контроль и надел кольцо-гомеостат на его правый мизинец. Дед ничего не заметил, а кольцо он чувствовать не будет.

На левом мизинце дед носил простое медное колечко в память о своей возлюбленной, Александре, с которой познакомился и жил вместе на войне. Затем война их раскидала, а когда она окончилась, ему сказали, что Александра погибла за месяц до ее окончания. Они ведь дали друг другу клятву, что если останутся живы, то после войны обязательно поженятся. Но, не сложилось. Судьба или кисмет, как говорят на востоке.

Но, наперекор всему, дед упрямо считал ее своей женой. Сразу после войны он нашел ее родителей и всю ее родню, но почему-то они его не приняли. Родня была богатой, а он после войны не имел ни кола, ни двора. Они решили, что он хочет примазаться к ним и что-нибудь с них поиметь. Когда Егор Петрович это понял, то тут же разорвал с ними всякие отношения, вычеркнув их из своей жизни. Женщины время от времени появлялись в его жизни, но надолго не задерживались.

Евгений подумал, что иллюзия, если ее не обновлять, через пару лет спадет окончательно и тогда дед будет выглядеть не старше 45 лет, хотя к этому времени ему исполнится 60 лет. Не исключено, что он встретит еще женщину, с которой сможет создать семью и которая родит ему детей.

- Кто знает, как сложится его дальнейшая судьба, - подумал Женя. Он искренне пожелал деду удачи.

Пришла официантка с полным подносом и стала выгружать принесенное на стол.

- Простите, вас Анной зовут? – обратился к ней Евгений.

- С чего вы взяли? – удивленно посмотрела на него девушка, - Прасковья я.

- Так сказал тот официант, который вон ту пару обслуживает.

- Вадим, что ли?

- Я не знаю, как его зовут, - ответил Евгений, - но он обещал послать к нам Анну.

- Я сама к вам подошла, никто меня не посылал. Просто этот столик мой, то есть я должна обслуживать клиентов за этим столом. Я практикантка еще, учусь на четвертом курсе кулинарного техникума.

- А я в кулинарном училище учусь при вашем техникуме, - сказал Евгений и добавил: - Меня Женей зовут.

Прасковья с интересом посмотрела на него.

- Мы с ними мало пересекаемся.

- Ага, я тебя там тоже не видел.

- Ну, я пошла. Нам не разрешают долго общаться с клиентами.

- Слушай, - обратился к ней Евгений, - а какое мероприятие у вас сегодня ожидается?

- Свадьба, - ответила она, широко раскрывая и без того большие глаза. Так вы не из их компании что ли? А кто тогда вас сюда пропустил?

Евгений пожал плечами: - Так вышло. Мы просто перекусить зашли, а швейцар нас пропустил почему-то, - сдал Евгений швейцара, помня о его презрительной ухмылке в их адрес.

- Ну, тогда сидите тихонько и кушайте быстрее. Новобрачные вот-вот подъехать уже должны. Ой, скандал может быть, - всплеснула она руками и схватилась за щеки.

- Не бойся, Паша, скандала не будет, я тебе обещаю. По крайней мере из-за нас. Вообще-то скандал на свадьбе – это даже обязательный ее элемент, поэтому его отсутствия я не гарантирую.

Прасковья прыснула в кулачок, но на всякий случай попросила рассчитаться сразу, после чего ушла, подхватив поднос.

Евдокимовы принялись за обед. Но, видать звезды сегодня расположились не в их пользу и завершить обед им не дали. В зал вошел метрдотель и сразу же устремился к той паре посетителей, что пришли в ресторан первыми. Евгений не прислушивался к их беседе, понял только, что метрдотель их прекрасно знает. Затем он направился к ним. Он только подошел к их столу, как в зал повалил народ. Впереди шли жених с невестой, за ними густо шли сопровождающие. Они пошли по проходу между столиками, направляясь в соседний зал. Пара, которая только что общалась с метрдотелем, подхватилась с места и пошла за новобрачными.

- Женька, валим отсюда, - сказал дед, наливая вторую и последнюю рюмку коньяка, - жаль жареной рыбкой так и не удалось полакомиться.

- Слушай, дед. Сиди и кушай спокойно, никто же нас не гонит.

- Сейчас погонят, смотри метрдотель уже Прасковью нашу допрашивает.

И действительно, когда появились молодожены, метрдотель побежал им навстречу и раскланиваясь перед ними, повел их во второй зал. Однако, там не задержался и быстрым шагом прошел в раздаточную. Там обнаружил Прасковью, которой и устроил допрос о неизвестных посетителях.

Ожидать пришлось недолго. Вскоре к ним вышла хмурая Прасковья, в сопровождении двух молодцев:

- Извините меня, но вас просят срочно покинуть ресторан.

В разговор вступил один из молодцев:

- Что сидим, вам что непонятно сказали? Быстро встаем и уходим. Что ты извиняешься перед ними? – Последние слова были адресованы Прасковье.

Прасковья повернулась к нему и сказала:

- Ну, зачем же так грубо? Ведь они тоже наши гости.

В двух шагах за ними стоял метрдотель и внимательно наблюдал за происходящим, но не вмешивался. Молодой человек, к которому обратилась Прасковья, ответил ей:

- Сегодня ваши гости – это мы. И вам хорошо заплатили за то, чтобы никаких других гостей у вас сегодня не было. Или ты своих знакомых здесь за наш счет кормишь?

Шумно отодвинув стул, встал дед и сказал, обращаясь к Прасковье:

- Не расстраивайся Паша. Мы обязательно зайдем в ваш ресторан пообедать в другой день. Спасибо тебе за обслуживание. Нам у вас очень понравилось.

Дед повернулся к Евгению, который невозмутимо доедал свой суп харчо под этот аккомпанемент, и сказал:

- Пойдем, внучок, придется нам перенести свой обед.

Дед вышел из-за стола и обогнув стол встал около стула Евгения и похлопал того по плечу, говоря:

- Пошли, пошли. Ты обещание давал, что не будешь давать повод для скандала.

Евгений тоже встал, и вытирая губы бумажной салфеткой, сказал:

- Паша, а нельзя нам упаковать наше второе блюдо с собой. Мы же заплатили за него.

Наехавший на них молодой человек, молодой мужчина примерно 30 лет, если судить по его внешнему виду, подскочил к столу и закричал:

- С собой забрать хочешь? Сейчас я тебе упакую. Тебе понравится.

Он выхватил у Прасковьи полотенце, которое висело у нее на руке, встряхнул его, расправляя и положил на стол, смахнув при этом рюмку с так и недопитым коньяком на пол. Рюмка, упав на пол, разбилась. По залу распространился запах коньяка. Мужчина, не обращая ни на кого внимания, продолжал действовать. Он схватил тарелку деда с жареной рыбой и вытряхнул ее содержимое на полотенце. Туда же отправились и котлеты по-киевски вместе с пюре. Образовавшуюся груду еды он полил дедовым чаем и Женькиным компотом. Он взялся за концы полотенца и завязал их в узел. Сварганенный узел приподнял и ткнул им прямо в живот Евгения, пачкая его новый костюм. Рядом тихо вскрикнула Прасковья. Метрдотель вскинул брови, но вмешиваться в происходящее не стал. Евгений, который наблюдал за всеми его действиями, и никак не ожидал такой концовки, рефлекторно обхватил узел руками. Его содержимое вываливалось на Евгения. Наконец, он отбросил узел от себя и тот упал на пол. А мужчине стало смешно, и он стал громко смеяться, показывая на Евгения пальцем.

Евгений встряхнул рукой, очищая одновременно свой костюм при помощи заклинания очистки, а затем бросил в мужчину еще одно заклинание. Так как он при этом не делал в сторону мужчины никаких движений, и даже не смотрел не него, то никто ничего не заподозрил, а мужчина продолжал громко смеяться. Это было заклинание смеха, которым они баловались в школе магии, будучи еще детьми. Мужчине предстояло смеяться еще часа три, пока не кончится энергия, заложенная в это заклинание. А так как Евгений создал его находясь в крайне раздраженном состоянии, то возможно смеяться мужчине предстояло значительно больше трех часов.

3
{"b":"597774","o":1}