ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Аккуратно одетый пожилой мужчина приветственно улыбнулся ему.

– Мистер Ванс ожидает меня, – сказал Майк.

– Мистер Лукас?

– Да.

Брат сказал Майку, что он должен зарегистрироваться в отеле как Тэд Лукас и номер забронирован на это имя.

– Подождите, пожалуйста. – Мужчина поднял трубку телефона, что-то пробормотал в нее, выслушал ответ и положил трубку на рычаг. – Мистер Ванс примет вас, мистер Лукас. Второй этаж, номер два. Ваш номер двенадцать, это на пятом этаже. Если вы оставите чемодан здесь, я прикажу отнести его в номер.

Майк на лифте поднялся на второй этаж. Последнее время он избегал тратить силы без особой нужды. Даже от небольшого подъема по лестнице у него возникала резкая боль в боку. Сегодня это был тяжелый день. Возможно, виной тому был полет да еще этот багаж, который ему пришлось таскать. Он знал, что завтра он и не вспомнит об этой смертельной боли, грызущей его изнутри. Боль приходила и уходила. Выпадали дни, когда он начинал убеждать себя, что не умрет через несколько месяцев. Но сегодня, при выходе из аэропорта, когда что-то словно острыми зубами впилось в него, он понял, что все его надежды напрасны.

Он постучал в дверь второго номера, и раздраженный голос пригласил его войти.

Майк открыл дверь и прошел в маленькую, бедно обставленную, но уютную гостиную, в которой глубокие старики спокойно могли дожидаться своего последнего часа.

Лу Бреди сидел в кресле-каталке. Майк увидел перед собой маленького худого старичка, которому было где-то под восемьдесят: грим Бреди представлял собой настоящее искусство. Пучки седых волос, длинные белые усы, тонкие ноздри, морщинистая сухая кожа полностью ввели в заблуждение даже Мегги. Бреди предупредил ее, что она должна приехать в «Сивью», где для нее на имя Стеллы Джекс заказан номер, и спросить мистера Ванса.

Приехав накануне в отель и войдя в номер два, Мегги уставилась на старика в кресле-каталке и, заикаясь, проговорила:

– О, прошу извинить! Я, кажется, ошиблась номером.

И она повернулась, чтобы выйти. На что Бреди заявил своим обычным голосом:

– Входи же, сердечко, и снимай штанишки.

Мегги так перепугалась, что не нашла в этом ничего смешного. И Бреди потребовалось немало времени, чтобы успокоить Мегги и убедить ее, что этот старый калека, который так страстно оглядывает ее, и есть та самая большая любовь в ее жизни.

Наконец они перешли к делу, и Бреди сообщил ей, что завтра приезжает человек, которому отводится весьма важная роль в ограблении.

– Мне хотелось бы, чтобы ты оставалась в спальне и внимательно слушала. Ты должна убедиться, что сможешь работать с этим человеком. Я должен быть абсолютно уверен в нем. Хеддон сказал, что с ним все в порядке, но он не про-фессионал. У него нет судимостей, а таким любителям я не доверяю. Если он бросит нас или потеряет голову, мы сядем в такую лужу! Прошу, прислушайся к его голосу и к тому, что он будет говорить. Потом войди, как бы случайно, и не своди с него глаз. Если он будет действовать тебе на нервы, проведи рукой по волосам. Если убедишься, что сможешь с ним работать, скажи об этом.

Мегги с круглыми от удивления глазами кивнула:

– Это такая крупная игра, Лу? Да? Я немного волнуюсь. У меня нет особого желания загреметь в тюрьму, но если ты скажешь, что все в порядке, тогда я спокойна.

– Ты не попадешь в тюрьму, беби, и я тоже.

Мегги стала гладить его руку.

– Знаешь что, милый? Мне как-то не приходилось спать с восьмидесятилетними. Может, стоит попробовать?

Бреди расхохотался:

– Нет. Мне потребовалось три часа, чтобы соорудить это лицо. Ты же растерзаешь меня в клочки, так что немного остынь.

Стоя у порога, Майк разглядывал этого старика в каталке. Он так же, как и Мегги, попался на удочку и подумал: «Боже! И с этим дряхлым старикашкой мне предстоит работать?»

Пока Майк разглядывал Бреди, тот, в свою очередь, оглядывал его холодными внимательными глазами. Потом Бреди несколько расслабился.

«А в нем что-то есть, – подумал он, – не только твердость, но и дисциплина. Хеддон сказал, что он армейский сержант. Нет, это не тот человек, у которого могут сдать нервы, нет».

Запавшие глаза беспокоили Бреди, однако решительный рот и упрямый подбородок сглаживали это впечатление.

– Меня зовут Майк Бенион, – проговорил мужчина. – А вы мистер Ванс?

– Входите и садитесь, – предложил Бреди. Он дождался, пока Майк закроет дверь и усядется в кресло рядом с ним, потом старческим голосом продолжал: – Итак, вы – Майк Бенион, расскажите мне о себе.

Майк посмотрел прямо в глаза Бреди. Что-то фальшивое было в этом старом господине, он инстинктивно чувствовал это.

– Я здесь для того, чтобы выполнить работу. Вам не нужно знать обо мне ничего, как и мне о вас. В чем состоит моя работа?

Ответ понравился Бреди. С этим военным явно можно было иметь дело, но он решил продолжить испытание.

– Мне сказали, что вы хороший стрелок. Насколько хорошо вы стреляете?

– А как насчет того, чтобы прекратить этот треп? – спросил Майк. – И скажите тому, что находится в другой комнате, чтобы он вышел. Давайте перейдем к делу.

Мегги вышла из спальни, остановилась, чтобы разглядеть Майка, и захлопала в ладоши.

– Какой великолепный образчик современного мужчины! – воскликнула она.

Бреди улыбнулся, увидя, как Майк уставился на нее.

– Давайте-ка выпьем, – предложил он и, встав с каталки, пошел к маленькому бару. – Это Мегги. Она работает вместе с нами. Что вы предпочитаете, Майк?

Ошарашенный внезапной активностью старого калеки и потрясенный видом Мегги, Майк стоял с открытым ртом. Наконец он пришел в себя и встал.

– Виски? – спросил Бреди.

– Что, черт возьми, это все значит? – спросил Майк.

– Возьмите виски, Майк, – предложил Бреди и налил приличную порцию. – Мегги, тебе лучше воздержаться. Я знаю, что от виски ты теряешь способность сосредоточиться. Передай это Майку, а я пока приготовлю выпивку для себя.

Мегги взяла стакан и направилась к Майку. Он взял стакан и подумал, что еще ни разу не встречал такой темпераментной женщины. Его мысли несколько сбились. Потом он увидел, что Бреди указывает ему на кресло, и сел.

– О'кей, Майк. Извини, что пришлось разыграть тебя, но я должен был убедиться, что ты подходишь для этой работы, – объяснил Бреди, усаживаясь в кресло-каталку. – Меня ты устраиваешь. А что ты думаешь? – обратился он к Мегги.

Она вздохнула:

– Да, конечно. Он же весь состоит из мускулов.

Бреди улыбнулся:

– К Мегги вам придется привыкать. Мне тоже понадобилось некоторое время, чтобы привыкнуть.

Между тем Майк оправился от шока, вызванного видом старца, который вел себя как юноша, и тем впечатлением, которое произвела на него Мегги.

– Мистер Ванс, – обратился он к Бреди командирским голосом, – я спросил вас, в чем состоит работа?

Мегги тихо застонала.

– Какой великолепный голос! – проговорила она, хлопая ресницами.

– Мегги, может, ты успокоишься? – спросил Бреди, нахмурившись, и, повернувшись к Майку, продолжал: – Речь идет вот о чем: я играю роль инвалида. Мегги – моя сиделка, вы – мой шофер. – Он остановился и спросил Майка: – У вас есть форма?

– Да, есть.

– Хорошо. Итак, наш план.

Следующие двадцать минут Бреди подробно излагал план ограбления.

– Ваша задача состоит в устранении охранников, если они появятся. У вас будет специальный пистолет, – сказал Бреди и подал знак Мегги.

Она прошла в спальню и вернулась с пистолетом.

– У вас не должно быть промахов, – продолжал он, пока Майк изучал пистолет. – Он не представляет опасности, никто не будет убит. Фокус заключается в том, чтобы попасть стрелой точно в шею охранника. Это ваша работа. После этого вы поможете мне выгрузить ящички из сейфа и за это все получите шестьдесят тысяч долларов.

Майк кивнул:

– Прекрасно. Вы спросили меня, хорошо ли я стреляю. Вопрос вполне естественный, когда речь идет о такой сумме.

11
{"b":"5978","o":1}