ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А большую бомбу?

– Об этом я много думал. Я рассуждаю так: где, собственно, находится сердце отеля? Кухня! Если мы пригрозим, что взорвем кухню, Дюлак поймет, что его прекрасный отель выйдет из строя. Итак, большую бомбу ты спрячешь в самом надежном месте на кухне.

Анита глубоко вздохнула:

– Да, но это будет не так просто. Там постоянно кто-нибудь находится и днем и ночью. Кухня никогда не прекращает работу.

– Если тебе нужен твой муж, ты должна решить эту проблему. У нас есть время. Подумай над этим. Я не вижу другой возможности освободить Педро. Это единственный путь.

Анита, некоторое время сидевшая неподвижно, наконец кивнула и встала.

– Я найду такое место, – заверила она. – Ты умный человек. – Она положила руку на плечо Мануэля. – Спасибо тебе.

Когда она ушла, Фуентес завопил:

– Кого волнует этот ублюдок Педро? Пять миллионов долларов! К черту идею с бомбами! Это сумасшествие!

– Если это возможно, Педро уйдет с нами, – холодно сказал Мануэль. – Я дал ей слово, и это окончательно.

– Не горячись, – проговорил Фуентес. – Ты только подумай, ну кому захочется иметь дело с бомбами? Разве ты не видишь…

Мануэль перебил его:

– В таком случае иди, друг мой. Иди в порт, и пусть тебя там схватит полиция. Или ты работаешь вместе со мной и делаешь то, что я говорю, или можешь уходить!

Фуентес некоторое время молчал. Он понял, что у него нет другого выбора и придется принять условия Мануэля.

– Я буду работать с тобой, – произнес он наконец.

Мануэль наклонился и похлопал Фуентеса по плечу:

– Прекрасно сказано. За это надо выпить…

Его холодные глазки в упор уставились на Фуентеса.

– И помни, если я пью с человеком, который говорит, что будет со мной работать, это означает обязывающий договор. Понятно?

Они посмотрели друг другу в глаза, и Фуентес натянуто улыбнулся.

– Договорились, – заключил он.

Восемь детективов из Парадиз-Сити и еще шесть, присланных из Майами, прочесывали район Сикомб в поисках Фуентеса. У них была также фотография Педро Сертиса, сделанная, когда он лежал без сознания на больничной койке. Никто не знал Педро, никто его никогда не видел. Точно так же, как ни одни человек не видел Фуентеса. Наказ Мануэля действовал.

Кубинские рабочие выполняли указания Мануэля. Однажды, сказал он им, у любого могут быть неприятности с полицией. Стена молчания раздражающе действовала на полицейских, которые в этой удушающей жаре входили в каждый дом, стучали в каждую дверь, предъявляли фотографии и спрашивали одно и то же:

– Вы видели этих людей?

Лепски с детективом второго класса Максом Джейкоби обрабатывали район гавани. Этот богатый парень, владелец яхты, ходатайствовал о выдаче разрешения на ношение оружия для кубинца с тем, чтобы тот мог охранять его яхту. Салинсбери отплыл на Багамы, но, судя по документам, Фуентес так и не сдал оружия. Лепски полагал, что кто-нибудь из ночных сторожей, охраняющих другие суда, должен знать, где можно найти Фуентеса.

Шагая с напарником по набережной, Лепски жевал сухой чизбургер и ворчал. Было уже двадцать два тридцать, и он без конца вспоминал о курице, которую накануне оставил на стойке бара у Гарри Аткина, когда началась перестрелка.

– Курица под винным соусом с грибами! – стонал он. – Представь только!

– Гарри сохранит ее для тебя в холодильнике, – утешал его Джейкоби. – Если там будет достаточно для троих, пригласи и меня на ужин.

Лепски фыркнул:

– Ты слишком много думаешь о еде, Макс.

– Это не самое плохое занятие. А что делают те два парня?

Детективы пошли помедленнее. На скамье сидели двое и пили пиво из банок. На поясе у обоих висели револьверы. Это, очевидно, были сторожа с двух больших яхт, стоявших бок о бок у причала.

Лепски представился, предъявляя жетон, и показал фотографию Фуентеса. Один из охранников, коренастый мужчина в годах, прищурив глаза, посмотрел на фотографию и передал ее своему молодому напарнику.

– Точно, это Фуентес, – сказал младший. – Он работал на мистера Салинсбери. Так ведь, Жак?

– Ага. Кубинец. – Приземистый взглянул на Лепски. – Он что, замешан в чем-нибудь?

– Он мог бы дать нам кое-какие сведения, – ответил Лепски. – Вы случайно не знаете, где его можно найти?

– Он больше здесь не работает. Я не видел его уже несколько недель.

Тот, что помоложе, предположил:

– Вам стоит поговорить с Мануэлем Торресом. Они с Фуентесом приятели. У Торреса есть рыбацкий бот, он стоит в другом конце порта. Стоянка номер три. Если кто и знает, где Фуентес, так это Мануэль.

– Мануэль Торрес? – спросил Лепски. – Кто это?

– Еще один паршивый кубинец. Мне вообще-то нет дела до кубинцев, но это, похоже, важная персона. У него есть катер и лавка на рынке.

– Важная персона? – уточнил Лепски.

– Для кубинцев. У него куча друзей, которые толкутся у него на боте.

Молодой парень пожал плечами.

– Для кубинца, я считаю, это весьма важная персона.

Поблагодарив охранников, Лепски вместе с Максом направились в дальний конец порта.

– Взглянем-ка на этого Торреса, – сказал Том.

Они проделали долгий путь, миновав роскошные яхты, которые стояли на приколе, и наконец добрались до пристани, где теснились рыбацкие боты. Оба вспотели от влажной ночной духоты, и у Лепски было скверное настроение.

Мимо них прошла низкорослая смуглая кубинка, бросив на полицейских быстрый подозрительный взгляд и затем отведя глаза в сторону. Ни Лепски, ни Джейкоби даже не могли предположить, что это была жена Педро Сертиса. Они приняли ее за одну из портовых проституток.

Рыбацкий бот Мануэля они обнаружили на стоянке номер три между двух рыбачьих лодок. Сходни были подняты, однако в каюте горел свет.

Зычным голосом Лепски крикнул:

– Эй, Торрес! Полиция!

Мануэль и Фуентес в этот момент чокались стаканами с виски, чтобы скрепить договор. Голос Лепски заставил их опустить стаканы.

Фуентес позеленел. Его глаза помутнели от страха. Полиция!

Мануэль ласково похлопал его по руке:

– Я улажу это дело.

Он быстро отодвинул в сторону стол и поднял откидную дверцу.

– Давай вниз и сиди тихо. Все будет о'кей. Предоставь это мне.

В тот момент, когда Фуентес спускался в темный люк, вонявший протухшей рыбой, Мануэль вышел на палубу.

– Вы Торрес? – пробасил Лепски.

– Да, это мое имя, – спокойно ответил он. – А в чем дело?

– Мы хотели бы с вами поговорить.

Мануэль сбросил сходни и в следующий момент уже был на причале, где Лепски предъявил ему жетон.

– Где Роберто Фуентес? – спросил он резко.

– Вы имеете в виду моего друга Роберто Фуентеса? – уточнил Мануэль и заулыбался.

– Вы же не глухой! Мы разыскиваем его как соучастника убийства. Вы знаете, где он?

– Соучастие в убийстве? – Мануэль состроил удивленное лицо. – Ах! Этим все и объясняется. Так я и думал, что здесь что-то неладное.

– Что объясняется?

– Вчера вечером мой друг явился ко мне. Он казался сильно возбужденным. Роберто сообщил, что ему необходимо срочно вернуться в Гавану. Он просил одолжить ему денег. Я всегда забочусь о своих друзьях, поэтому одолжил ему сто долларов. Когда мои друзья находятся в затруднительном положении, я не задаю лишних вопросов. Вы, господин полицейский, поступили бы точно так же, попади в беду ваши друзья.

Мануэль с вдохновением разыгрывал сцену, и удалось ему это неплохо, судя по разочарованному лицу Лепски.

– Словом, мой друг Роберто Фуентес взял лодку. Теперь он у себя дома, в Гаване.

– Что за лодку? – пробурчал Лепски.

– Этого я не знаю. У него есть друзья в порту. Многие из них рыбачат. Некоторые по делам бывают в Гаване. Мы, кубинцы, поддерживаем друг друга. – Мануэль пожал плечами. – Мне про лодку ничего не известно.

Лепски подошел вплотную к Мануэлю и постучал пальцем по его груди.

– Я подозреваю, что Фуентес находится на вашей старой калоше, а вы просто лжете мне.

15
{"b":"5978","o":1}