ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Майк несколько секунд смотрел на свои большие руки, потом взглянул в лицо Бреди.

– Через шесть месяцев я умру, – молвил он. – Поэтому я и пошел на такое дело. У меня неоперабельный рак.

Бреди почувствовал, как его руки стали липкими от пота.

– Неизлечимый рак!

Он панически боялся смерти. А этот высокий, выдержанный парень говорит ему, что это большое тело через шесть месяцев будет лежать в гробу, и несмотря на это, сколько твердости в его глазах!

– Все, что касается меня самого, сейчас меня не волнует. Я прожил хорошую жизнь. Пусть все будет как есть. Но мне небезразлична моя дочь. Вы не должны беспокоиться. Мне нужны деньги. Я вас не подведу.

Бреди наклонился вперед и уставился на Майка.

– Сегодня ночью, Майк. Предположим, что вас скрутит боль в тот момент, когда вы будете мне срочно нужны, что тогда? Ради Бога, скажите мне честно! Если вы не уверены, что справитесь с этим делом, мы отложим его и просто смотаемся отсюда. У меня нет никакого желания попасть в тюрьму, и я не хочу, чтобы Мегги угодила туда же. Ради Бога, будьте откровенны, Майк!

Тот посмотрел Бреди прямо в глаза.

– Я вас не подведу, – сказал он медленно и отчетливо. – Я сделаю ту работу, на которую меня наняли. У меня есть обезболивающее средство. Я ненавижу таблетки, но сегодня вечером приму их. Даю вам слово, что выполню все, что от меня потребуется.

Бреди посмотрел еще раз на этого высокого, сильного парня, который не избегал его взгляда, и почувствовал прилив доверия к нему.

– О'кей, Майк, наверно, не нужно говорить, как я вам сочувствую. Мне чертовски жаль! О'кей. Раз это зависит от вас, уверен, что вы справитесь.

В этот момент в комнату вошла Мегги, закутанная в купальный халат.

– Я уже проголодалась. Когда мы будем есть?

– Мегги, малышка, – обратился к ней Бреди, – сегодня мы можем обжираться. Этой ночью мы исчезнем, и не придется платить по счету. Мы будем далеко.

Она завизжала от восторга:

– Ты имеешь в виду, что я могу съесть все, что захочу?

– Именно так. Сегодня ты можешь пройтись по всему их чертову меню. А теперь принеси нам выпить.

Пока Мегги готовила мартини с джином, Бреди изложил план операции.

– Как только Мегги уволочет ночного детектива в кусты, мы поднимемся на верхний этаж, – объяснил он Майку. – У меня есть все необходимое. Предоставь эту часть операции мне. Сначала мы выпотрошим сейф, потом спустимся на террасу апартаментов. Если Уорентоны не спят, ты усыпишь их. Мы возьмем бриллианты и смотаемся. Сложного здесь нет ничего. Начнем операцию, как только Мегги займется детективом: примерно в 2.45. В это время почти никого уже не бывает, а если кто и появится, будет пьян. Потом мы возвращаемся сюда, дожидаемся Мегги, садимся в «роллс» и смываемся. После ужина я переговорю с шефом. Он назначит место встречи. Все будет готово ко времени начала операции.

Мегги отпила глоток из стакана.

– Ах, зайчик, мне будет так жалко уезжать отсюда. Мне так здесь понравилось.

– В других местах тоже не так уж плохо, – сказал Бреди и посмотрел на часы. – Думаю, нам пора ужинать.

Мегги захлопала в ладоши:

– Быстро собирайтесь! Я умираю от голода!

– А когда ты не умираешь от него? А как вы, Майк?

Майк, боровшийся с новым приступом боли, заставил себя улыбнуться:

– Я, пожалуй, останусь здесь. Счастливо повеселиться!

– Вы хотите сказать, что отказываетесь от ужина? – спросила Мегги, широко раскрыв глаза.

– Мегги! – оборвал ее Бреди. – Давай-ка кати меня в ресторан. Не все такие обжоры, как ты!

Озадаченная, Мегги взялась за каталку и начала вывозить ее из коттеджа.

– Не могу себе представить! Вся эта роскошная еда, и бесплатно, а его это не интересует! – причитала она, быстро катя каталку к ресторану.

– Кати помедленней, – рявкнул Бреди. – Или ты стартуешь на «Большой приз»?

Мегги неохотно замедлила шаги.

– Я голодна, мое сокровище, – пожаловалась она.

– Не притворяйся! – отрезал Бреди. Он решил не говорить Мегги о том, что Майк смертельно болен. Он знал, что Мегги безнадежно сентиментальна и, узнав об этом, может вся изойти слезами и тогда станет совершенно бесполезной для предстоящей операции.

Когда Мегги вкатила каталку на террасу и к ним подошел метрдотель, Бреди успокоился.

– Либо пан, либо пропал, – пробормотал он себе под нос, когда Мегги подкатила кресло к их угловому столику. – Восемь миллионов! Это будет крупный куш!

Бреди знал, что сможет вскрыть сейф и ящички с драгоценностями этих супербогачей. Он был уверен, что сможет добыть бриллианты Уорентонов. Бреди доверял Майку, несмотря на его болезнь, и не сомневался, что Мегги задержит ночного детектива на необходимое время.

Восемь миллионов долларов! Они словно уже лежали на его счету в швейцарском банке!

Последняя мысль возбудила аппетит. Бреди попросил у метрдотеля меню и бросил на него мимолетный взгляд.

– Мы берем все, – обед с пятью переменами блюд, – сказал он, – и бутылку вашего лучшего вина.

Мегги возбужденно пискнула, изумив стариков, обедавших за соседними столиками.

В час восхода солнца Мануэль Торрес был занят своим ботом. В передней каюте на койке лежал, обливаясь потом, Фуентес, прислушиваясь к тому, что делал Мануэль.

Фуентес боялся выйти на палубу, а потому задыхался в маленькой каюте, гадая, где находится полицейский портовый патруль, и проклинал Мануэля за то, что тот не обращал на него ни малейшего внимания.

Только после полудня Мануэль появился в каюте.

– Что ты там, черт возьми, делал? – набросился на него Фуентес. – Я валяюсь здесь, в этой проклятой духотище…

– Да, друг мой, мне жаль тебя, но скоро ты будешь дома. Имей терпение, – отрезал Мануэль и прошел в камбуз.

Фуентес вытер пот со лба и подошел к двери камбуза.

– Что происходит? Сколько мне еще торчать в этой каюте? – допытывался он.

Мануэль поставил кастрюлю с водой на газовую горелку и засыпал в нее соль.

– Мой бот готов к отплытию. Сегодня ночью мы провернем наше дельце. В полночь встретимся с Анитой и у нее дома доведем дело до конца.

Когда в кастрюле закипела вода, Мануэль всыпал туда спагетти.

– А через несколько дней мы отплывем с пятью миллионами долларов в Гавану. Мы захватим Уорентонов в качестве заложников, и никто не осмелится нас задержать.

Фуентес втянул в себя воздух. Неожиданно он повеселел. Как же он умно поступил, что обратился за помощью к этому человеку! Конечно, бот! А он-то думал, что они собираются угнать самолет! Насколько же надежнее рыбацкий бот! С этими богачами в качестве заложников не будет никаких проблем. Великолепный план!

– Ты великий человек, Мануэль! – завопил Фуентес. – Это блестящая идея!

Мануэль начал резать лук и помидоры.

– Уходи, – отрезал он. – Мне надо еще многое продумать. Когда я один, мне лучше думается.

Фуентес, знавший, что он сам думать не способен, быстро убрался в каюту. Через несколько дней, как сказал Мануэль, они будут на пути в Гавану с пятью миллионами в кармане. Мануэль – человек, который держит свое слово. Если он что-то обещает, то все так и будет. Так говорят все кубинцы в здешней колонии. Они часто повторяют: Мануэль Торрес – хозяин своего слова.

Фуентес откинулся на койке, зажав руки между коленями. Через несколько дней он будет стоить миллион долларов. Только от одной мысли о такой сумме у него закружилась голова.

Миллион долларов!

С чего он начнет, когда у него будут такие деньги? Может, стоит купить ферму? Нет, работать на ферме сахарного тростника слишком тяжело. Фуентес покинул свой родной город только потому, что ему стало невмоготу ежедневно резать тростник. Может, лодку? Он мог бы набрать команду и заняться ловлей рыбы… Он представил, что он, как и Мануэль, владелец большого рыбацкого бота. Нет, он не будет работать, как Мануэль, у которого даже нет команды.

Так Фуентес сидел и прикидывал. Миллион долларов.

25
{"b":"5978","o":1}