ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Откуда мне знать? Иногда поздно. Не имею понятия.

– Как она выглядит?

Так, у этих двух умников нет описания Аниты, подумал привратник. Тем лучше.

– Как она выглядит? Как все кубинки: смуглая, толстая. Закалывает волосы на затылке. – Это описание было так далеко от истины, как только он мог придумать.

– Возраст?

– Откуда мне знать? Лет двадцать, тридцать… Так примерно.

Лепски чертыхнулся про себя. Он понял, что здесь не удастся получить никакой информации. Ох уж эти кубинцы! Он кивнул Джейкоби, и они вышли на улицу.

– Проклятые кубинцы, все заодно. Надо понаблюдать за домом. Останься здесь, Макс. Потом я направлю сюда двух парней, которые тебя сменят. Проверяй документы у всех кубинок, толстых или худых, входящих в дом.

– Прекрасное занятие, – с горькой иронией сказал Макс.

Лепски пробурчал что-то себе под нос, сел в машину и отправился в полицейское управление.

Немного погодя на улицу вышел привратник и поставил на тротуар мусорное ведро. Он заметил Джейкоби, который пытался изобразить, что любуется удочками, выставленными в витрине ближайшей лавочки.

Привратник вернулся в свою квартиру. Он постоял, размышляя, затем позвал сына, мальчугана лет двенадцати, черноглазого и смышленого.

– Ты знаешь бот Мануэля Торреса? – спросил он.

– Конечно, знаю. Я знаю все суда.

– Хорошо. Быстренько слетай к сеньору Торресу и скажи, что здесь была полиция, они спрашивали о сеньоре Сертис. Скажи также, что копы наблюдают за домом. Понял?

Мальчик кивнул, вышел из дома и с хитрой улыбочкой пробежал мимо Джейкоби в сторону порта.

Мария Уорентон оставила в ванной такой беспорядок, что Анита задержалась и очень поздно вышла из отеля. Но когда она шла по направлению к Сикомбу, рядом с ней затормозил разбитый «линкольн» Мануэля.

– Садись, Анита, – кратко сказал он.

Анита забралась в машину рядом с Торресом.

– Что с Педро? – спросила она дрожащим голосом. – Ему не стало хуже?

– Нет, с ним все в порядке. – Мануэль тронул машину и свернул в переулок, который вел к гавани. – Тебе нельзя возвращаться домой. Полиция справлялась о тебе.

Анита судорожно вздохнула, закрыв лицо руками:

– Полиция?

– Да, но ты не волнуйся, – проговорил Мануэль. – Побудешь на моем боте до тех пор, пока тебе не надо будет идти на работу. Тебе нельзя выходить на улицу. Как я понял, у копов нет твоих примет. Они допрашивали вашего привратника, но он им ничего не сказал. Однако будет надежнее, если ты на некоторое время останешься у меня. Тем более нам нужно будет обсудить план действий сегодня ночью.

– Но как они нашли меня? Педро ни за что бы им не сказал наш адрес.

Мануэль не разделял ее мнения. Он был уверен, что полиция допросила Педро и, несмотря на то что он умирает, они выбили из него имя и адрес.

– Педро? Нет, конечно же, нет. Скорее всего какой-нибудь доносчик. Даже среди нашего народа есть доносчики, – покачал он головой. – Не беспокойся об этом. Все идет хорошо.

Мануэль остановил машину, немного не доезжая до своего бота.

– А теперь обсудим наш план.

В передней каюте они нашли Фуентеса, который лежал на койке. Он сразу же сел, уставившись на нее.

– Чего ей здесь надо? – грубо поинтересовался он.

– К несчастью, – спокойно произнес Мануэль, усаживаясь за стол, – копы разыскивают ее. Анита останется здесь до своего выхода на работу.

Фуентес пытался что-то сказать, но Мануэль заставил его замолчать, махнув рукой.

– Садись, Анита. – Когда она села к столу, он продолжал: – Во сколько мы должны начать операцию?

– В половине первого, – ответила она без колебаний. – В это время в номерах никого не бывает. Детектив отеля начнет обход коридоров в час ночи. Персонал занят уборкой кухни. Это самое подходящее время.

– Когда ты закончишь свою работу?

– В начале одиннадцатого. Дай мне лист бумаги и карандаш. Я нарисую, как пройти к служебному входу.

Мануэль достал бумагу, ручку и стал следить, как Анита рисует план местности. Пока она рисовала, Мануэль взглянул на Фуентеса и кивком дал ему понять, что эта женщина знает, что делает.

Анита передала ему лист с нарисованным планом:

– Тебе понятно?

Мануэлю понадобилось несколько секунд, чтобы разобрать чертеж. После он сказал:

– Итак, мы войдем сзади, со стороны Ренч-роуд. Потом пойдем мимо площадки для гольфа, за которой следует свернуть на пешеходную дорожку, ведущую к служебному входу. Так?

– Да.

– Есть ли какие-нибудь проблемы?

– Нет, но будьте осторожны, чтобы вас не заметили.

– А что дальше?

– Ровно в половине первого я открою дверь служебного входа. Вы должны к этому времени уже быть там и сразу войти. Я проведу вас к лифту в цоколе, и мы поднимемся на верхний этаж. Апартаменты, которые занимают Уорентоны, обслуживаются отдельным лифтом. Останется только подняться по лестнице, и я открою их дверь.

– А если они будут там?

– Они никогда не возвращаются раньше половины второго, а иногда и позже. Я снова запру дверь, и мы выйдем на террасу, где можно будет спокойно дождаться их возвращения. Все остальное зависит от вас.

Мануэль задумался, зная, что Фуентес наблюдает за ним, и наконец сказал:

– Как будто все хорошо.

– Мануэль, – проговорила спокойно Анита, – само собой разумеется, что Педро поедет с нами.

Наступила томительная тишина. Фуентес провел пальцами по сальным волосам. Мануэль не отрывал взгляда от поверхности колченогого стола, затем взглянул прямо в глаза Аните:

– Да, это было обговорено. Педро выздоравливает, но, Анита, ты должна помнить, что если он поплывет с нами на боте, то возможен рецидив. Ведь он очень болен.

Она вся напряглась.

– Если ты не дашь обещания, что Педро поедет с нами, я не открою служебный вход, – пригрозила она решительно.

– Я понимаю твои чувства. Ты очень хорошая жена, но давай рассмотрим проблему как следует. – Мануэль выдавил из себя сочувственную улыбку. – У нас будет все необходимое, чтобы нажать на власти. Твой муж все еще очень плох. Недели через две мы смогли бы отплыть, не опасаясь за его самочувствие. Но ты же знаешь, что полиция разыскивает тебя. Мы не можем ждать две недели. Наш план необходимо осуществить сегодня ночью.

Анита напряженно слушала.

– У меня есть к тебе предложение, – продолжал Мануэль, – я сейчас поеду в больницу и переговорю со своим другом, чтобы узнать, можно ли перевозить Педро. Если он скажет, что можно, проблема исчезнет. Но если он скажет, что морское путешествие для Педро опасно, у меня есть к тебе другое предложение.

Анита сидела неподвижно, не спуская с Мануэля глаз. Его охватило неприятное ощущение, словно ее большие горящие глаза видели его насквозь.

– Что за другое предложение? – Голос Аниты звучал глухо и сурово.

– Нам нет надобности обсуждать это сейчас.

Мануэль поднялся.

– Еду в больницу. Надеюсь, что запасной вариант не потребуется. Ждите меня через час.

– Я буду ждать, но запомни: если там не будет Педро, я не открою дверь.

– Само собой разумеется, – ответил Торрес и вышел из каюты. Он спустился по трапу, сел в машину и уехал.

Фуентес смотрел на Аниту глазами полными ненависти. Его так и тянуло вытащить нож и перерезать ей горло. До миллиона долларов, если им повезет, рукой подать, а эта женщина может сорвать их план. Анита не обращала на него внимания, ее взгляд не отрывался от собственных рук, сжатых в кулаки.

– Мануэль – хозяин своего слова, – сказал Фуентес. – Ты должна делать, как он скажет. Будь благоразумной.

Анита подняла голову. Выражение ее глаз заставило Фуентеса содрогнуться.

– Это ты все натворил! Ты уговорил моего мужа на это ужасное дело! Ты дал ему револьвер! Не смей разговаривать со мной! Бог тебя накажет!

Фуентесу нечего было возразить. Он лег на койку и уставился в потолок. Эта женщина опасна, подумал он. Как же Мануэль собирается обмануть ее?

28
{"b":"5978","o":1}