ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда Лепски сообщил сержанту Джо Беглеру, что имя убийцы ему известно и что теперь важно разыскать жену убийцы, Беглер, прихлебывая кофе, сказал, что Лепски отлично поработал. Однако, когда Лепски попросил выделить ему двоих полицейских для наблюдения за Фиш-роуд, чтобы сменить Джейкоби, Беглер посмотрел на него так, словно тот требовал с него тонну золота.

– Я не могу дать ни одного, – ответил Беглер после продолжительного молчания.

– Это твоя проблема. Мне необходимо, чтобы за домом велось непрерывное наблюдение. Я не могу установить, где работает женщина. Следовательно, самое правильное задержать ее в тот момент, когда она вернется домой с работы, – сказал Лепски терпеливо, словно объясняя слабоумному ребенку.

Беглер отпил кофе.

– Знаешь, что я сделал, если бы был ловким детективом первого класса? Могу, пожалуй, добавить, что я не просто хитрый детектив первого класса, а очень хитрый сержант. Словом, если бы мне понадобилось узнать, где работает эта кубинка, знаешь, что бы я сделал?

Лепски ослабил галстук. Когда Беглер разговаривал с ним так снисходительно, у Лепски повышалось давление.

– Я весь внимание, – буркнул он.

Беглер откинулся на спинку стула. Самодовольная улыбка играла на его веснушчатом лице.

– Поскольку я очень хитрый сержант, именно я несу ответственность за это полицейское управление в отсутствие шефа, я бы отправился в ратушу. В бюро регистрации иностранных граждан можно навести справки. У них есть картотека всех работающих в городе кубинцев.

Лепски вытаращил глаза:

– Откуда, черт возьми, я мог знать об этом?

– Ты и не мог, а я знаю такие вещи, потому что я очень хитрый…

Но Лепски уже сорвался со своего места и, влетев в машину, погнал ее к ратуше. С задней стороны находилось бюро регистрации иностранных граждан. Перед дверью стояла длинная очередь бедно одетых кубинских беженцев, которые пришли регистрироваться.

Лепски было наплевать на кубинцев, и, бесцеремонно растолкав очередь, он вошел в просторный кабинет, где проводились собеседования.

Протолкнувшись к началу очереди, он увидел молодую женщину, которая сидела позади длинной стойки, заполняя карточку. Табличка, стоящая перед ней, гласила, что ее зовут мисс Хепплуэйт. Лепски оглядел ее и решил, что она проницательная, симпатичная и деловая.

– Мисс Хепплуэйт? – Он вытащил свой жетон. – Детектив управления полиции Лепски.

Она даже не взглянула на предъявленный жетон и продолжала свою работу. Он не мог знать, что в это утро у нее было столкновение с полицией по поводу ее машины, припаркованной в неположенном месте, и в результате она была оштрафована. Именно в этот момент мисс Хепплуэйт, девушка необыкновенно сильного характера, ненавидела копов.

Лепски ждал, барабаня пальцами по столу. Заполнив карту, она взглянула на него холодными серо-голубыми глазами.

– Я ведаю регистрацией кубинцев. Как вы сказали, кто вы такой?

Лепски ослабил галстук.

– Детектив Лепски, городская полиция, – официально представился он и предъявил жетон.

– Что же прикажете делать? Упасть на колени и молиться на вас?

И вправду остроумная девушка, подумал он.

– Полицейское дело, мисс Хепплуэйт. Мне необходимо установить, где работает Анита Сертис, проживающая по Фиш-роуд, 27, Сикомб.

Она враждебно посмотрела на него:

– Зачем?

Лепски начал закипать. У него появилось желание перекинуть ее через стойку и хорошенько отшлепать.

– Служебное дело, – повторил он. – Вам не стоит ломать над этим голову, беби.

– Не смейте так называть меня! Я могу привлечь вас к ответственности за оскорбление!

Лепски начал терять терпение.

– Ну, ясно. А я могу задержать вас за то, что вы препятствуете работе полиции, беби. Я расследую дело об убийстве. Может, у вас есть желание проехать со мной в полицейское управление, где мы сможем разобраться в спокойной обстановке?

Она посмотрела на худое, решительное лицо Лепски и тоже решила, что, пожалуй, хватит. Его вид не вызывал сомнения, что он способен осуществить свою угрозу. Ей только еще не хватало попасть в полицейское управление! И неохотно она сдалась:

– Как имя женщины?

Лепски холодно, официально улыбнулся:

– Анита Сертис, Фиш-роуд, 27, Сикомб.

– Вы должны понять, что у нас много… – начала девушка, пытаясь восстановить свое пошатнувшееся достоинство.

– Анита Сертис, Фиш-роуд, 27, Сикомб, – прорычал Лепски, прерывая ее.

– Сейчас посмотрю.

Злясь на самое себя, что поддалась запугиванию этого копа, она направилась к картотеке. Она намеренно тянула время, пока Лепски не начал нетерпеливо барабанить пальцами по стойке, а кубинцы, стоящие в очереди, не начали прислушиваться.

– Эта женщина работает в отеле «Спэниш Бэй», неполный день. Ее смена начинается в десять утра и заканчивается в час дня. Потом перерыв. Смена продолжается с восьми часов вечера. Она уборщица.

– Благодарю, беби. – Лепски одарил ее язвительной улыбкой. – Ни пуха ни пера, – добавил он, уходя.

Низенький тощий кубинец из середины очереди прошептал другим, стоявшим впереди него:

– Последи за очередью, – вышел и стал искать телефонную будку.

Этот кубинец был хорошим знакомым Аниты Сертис. Он знал, что существует только один человек, который способен предупредить Аниту, что за ней охотится полиция. Он позвонил Мануэлю Торресу.

Джош Прескотт, детектив отеля «Спэниш Бэй», готовился к ночному дежурству. Он побрился, принял душ и теперь одевался. Из его головы не шла эта фантастически, просто чертовски красивая медсестра. У него были десятки девушек, но ни одна не могла сравниться с нею. Они договорились встретиться сегодня ночью. Одна мысль, что можно будет овладеть этой чертовкой в благоухающем кустарнике еще раз, поднимала его настроение до предела. Когда он завязывал галстук, в дверь позвонили.

В квартиру ввалился Лепски:

– Привет, Джош!

– Чего тебе надо? Я как раз собирался на дежурство.

– Ну и что? – Лепски сел. – В отеле работает одна кубинка. Анита Сертис. Это имя тебе что-нибудь говорит?

– Конечно. Она работает уборщицей неполный день. А что с ней?

– Ты не читал об одном типе, который застрелил управляющего домом на Фиш-роуд?

Прескотт кивнул.

– Анита Сертис – жена этого убийцы. Мне хотелось бы поговорить с ней.

– От этих проклятых кубинцев вечно одни неприятности.

– Вот именно. То же самое и я всегда говорю. Она работает с восьми до десяти вечера, так ведь?

– Да.

– Так я пойду с тобой в отель и поговорю с ней, а?

Прескотт на минуту задумался, потом покачал головой:

– Она обслуживает апартаменты Уорентонов, Том. Мой шеф на стену полезет, если они не будут убраны. Нет, правильнее будет подождать, пока она закончит работу. Я позабочусь, чтобы она сразу после десяти явилась в мой офис. Тогда ты сможешь с ней поговорить.

Лепски знал, что Дюлак – важная шишка в городе, он пожал плечами.

– Хорошо, Джош. Буду у тебя в офисе около десяти.

– Я доставлю ее, – заверил его Джош.

Часы показывали половину седьмого. Кэрол пообещала Лепски, что приготовит новое блюдо, но не сказала какое. Когда Кэрол не висела часами на телефоне и не болтала со своими подругами за кофе, она изучала поваренные книги. Всякий раз ей удавалось отыскать новое сложное блюдо, приготовление которого неизменно оканчивалось неудачей.

Лепски жил надеждой, что наступит такой день, когда она приготовит наконец что-нибудь, что окажется съедобным, и тогда отпадет необходимость питаться холодными закусками из холодильника.

Когда он открыл дверь своего дома, его окутал чад сгоревшей еды и оглушили громкие проклятия жены.

Анита и Фуентес ждали больше трех часов, пока Мануэль не вернулся на бот. Эти три часа были самыми ужасными в жизни Фуентеса.

В каюте было удушающе жарко. Он не мог усидеть на месте: беспрерывно ходил по каюте и курил одну сигарету за другой, что-то бормотал себе под нос, ни на секунду не забывая, что женщина, сидящая здесь как каменное изваяние, ненавидит его.

29
{"b":"5978","o":1}