ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он поднял со стола колбаску.

– Легкий удар по голове этим предметом – и с ней больше не будет проблем. При этом она не будет даже ранена. Я хорошо знаю, как бить мешком с песком.

Мануэль достал из кармана катушку с липкой лентой.

– Как только Анита впустит нас в апартаменты, я несильно ударю ее. Мы ее свяжем, заклеим рот и оттащим на террасу. К сожалению, другого выхода нет. Когда деньги будут у нас, освободим ее. Если она примирится с мыслью, что Педро точно мертв и не может поехать, и согласится сама ехать с нами, я дам ей немного денег. Если же она окажется совсем глупой, тогда, к сожалению, придется ударить ее уже посильнее и оставить в отеле. Но вместе с деньгами мы прихватим с собой Уорентонов в качестве заложников. Что тогда сможет предпринять Анита или копы? Другого выхода нет.

На лице Фуентеса выступила испарина. Он с испугом смотрел на черный мешок с песком, который Мануэль держал в руке. Мысленно он представлял себе ситуацию на боте, когда он, Мануэль и Уорентоны в качестве заложников поплывут в Гавану.

«Я хорошо знаю, как бьют мешком с песком». Эти слова Мануэля не выходили из головы Фуентеса. Может, и ему это предстоит, а потом его отправят к акулам.

Мануэль наблюдал за ним.

– Что у тебя на душе, друг мой? – спросил он.

«Друг мой!» Этот бесчестный человек смеет называть меня своим другом, подумал Фуентес.

– Я думаю о деньгах. – Фуентес выдавил из себя улыбку. – Я думал, что значит для меня получить миллион долларов.

– Да, – спокойно согласился Мануэль, – но сначала мы должны получить эти деньги, не так ли?

В тупом мозгу Фуентеса неожиданно блеснула мысль. У него будет револьвер, и он не спустит глаз с Мануэля на пути в Гавану. Когда появятся портовые огни Гаваны, он просто застрелит Мануэля. У него достаточно опыта, чтобы довести бот до пристани. На борту будет пять миллионов долларов! Он пристрелит Уорентона и скроется с огромной добычей!

Это еще нужно будет хорошенько продумать, решил он. Еще есть время.

Пять миллионов долларов!

Лицо Фуентеса просветлело, и он ответил:

– Да, ты прав. Сначала мы должны получить деньги.

Эд Хеддон сидел за угловым столиком в ресторане, когда к нему присоединился Бреди.

Нерешительно приблизился метрдотель.

– Закажем креветки с карри, – сказал Хеддон. – Они здесь хороши.

Бреди согласно кивнул. Хеддон заказал себе еще один мартини и виски для Бреди.

Как только метрдотель отошел, Хеддон испытующе посмотрел на Бреди:

– Что нового?

– Все провернем сегодня ночью. Похоже, дело верное. Сначала сейф, потом бриллианты Уорентонов. А что мы делаем потом?

– Ты хорошо проработал свою часть?

– Говорю же, что дело верное!

– Свою часть я тоже основательно проработал. Да, Лу, мы быстро приближаемся к огромному кушу.

Появились два официанта и подали креветки. По выражению лица Бреди, созерцающего свою тарелку, Хеддон понял, что продолжение делового разговора сейчас будет пустой тратой времени.

Оба ели молча. Бреди то и дело издавал громкие нечленораздельные звуки, выражающие одобрение. Покончив с едой, он вытер губы салфеткой и улыбнулся:

– Чертовски вкусно, Эд.

– Может быть, ты теперь уделишь внимание делу? – поинтересовался Хеддон.

– Давай закажем еще яблочный пирог, – предложил Бреди. – Я с ума схожу по яблочному пирогу.

Хеддон пожал плечами и заказал две порции пирога. Пока они ждали, когда подадут пирог, Бреди ковырял в зубах и что-то бормотал себе под нос. Хеддон же с трудом сдерживал нетерпение.

И только когда подали кофе с бренди, Бреди снова стал способен что-либо воспринимать.

– Я уже сказал, – проговорил Хеддон, – что с моей стороны все готово. Я переговорил с Кендриком. Он возьмет весь товар. Теперь, когда знаю, что ты проведешь операцию сегодня ночью, я дам знать Кендрику, что ты ждешь его посыльного в два часа ночи в своем коттедже. Ты заберешь все и возвращаешься в свой коттедж. Как только посыльный заберет добычу, твоя миссия заканчивается. Кендрик обещал, что он спрячет драгоценности в таком месте, где их ни одна собака не разыщет. Когда уляжется волнение, он сбудет весь товар. Потребуется, возможно, месяца два, пока мы получим деньги, но не больше.

Бреди скривился:

– А что будет, если Кендрик начнет утверждать, будто в глаза не видел драгоценностей? Я не доверяю этому жирному бездельнику.

Хеддон мрачно улыбнулся:

– Нет проблем, Лу. Я знаю достаточно о Кендрике, чтобы вытряхнуть его из его бизнеса и засадить в тюрьму. Деньги мы получим.

– О'кей. Если ты так говоришь, Эд, значит, получим.

– Как только передашь товар, садись в кресло-каталку. Ты останешься в отеле еще на два дня. Будет проверка, но тебя копы даже не заподозрят. Твои документы абсолютно надежны. Через два дня ты уедешь. О'кей?

– Да. Я понимаю. А как насчет моих денег, Эд?

– Кендрик через пару месяцев переведет твою долю на твой счет в швейцарском банке.

– А как насчет доли Бениона? Шестьдесят тысяч?

– Ему тоже придется подождать.

– Послушай, Эд, – сказал Бреди серьезно, – парню позарез нужны деньги. У него неоперабельный рак и слабоумный ребенок, о котором он должен позаботиться. Для того чтобы он сделал все как следует, я должен пообещать ему, что он получит деньги сразу же, как только мы завершим операцию. Ты выплатишь деньги вперед?

– Что это значит? Кого это волнует? Если тебя – выложи ему свои деньги, – возмутился Хеддон.

– Я бы это сделал, если бы у меня были такие деньги, только, похоже, я никогда не буду ничего иметь, – заметил Бреди. – Слушай, Эд, что значат для тебя шестьдесят тысяч? Ты что, хочешь, чтобы такое дело провалилось из-за пустяка? Ты хочешь потерять такие деньги из-за шестидесяти кусков? Я намерен дать обещание Бениону, что он получит свои деньги, как только завершится операция, и я собираюсь выполнить свое обещание.

– За мой счет?

– Ты получишь восемь миллионов, а может быть, и больше, ради всего святого, будь человеком, Эд!

Хеддон задумался, потом пожал плечами.

– О Боже! – Он улыбнулся Бреди. – Ты мог бы продать яйцо курице.

– Хорошо, если Бенион сделает работу как следует, если ты добудешь бриллианты Уорентонов и содержимое сейфа, я дам тебе шестьдесят тысяч для Бениона.

Бреди улыбнулся:

– Договорились, Эд.

Он отодвинул стул и встал:

– Бенион справится. Я тоже. Спасибо за великолепную еду. Пока. – Кивнув Хеддону, он вышел из ресторана и на своей машине отправился в «Спэниш Бэй».

Глава 7

Мария и Уилбур Уорентон возвратились в свои апартаменты в начале восьмого. Днем они занимались серфингом, и теперь Уилбур чувствовал приятную усталость. Он предвкушал спокойный ужин в ресторане отеля, а остаток вечера намеревался провести у телевизора за каким-нибудь ковбойским телесериалом. Его надежды рухнули, когда Мария сказала:

– Достань, пожалуйста, мои бриллианты. У меня настроение сыграть. Чувствую, что сегодня мне повезет. Поужинаем в казино, а потом сыграем.

Прощай ковбойский фильм, подумал Уилбур, вслух же он произнес:

– Но, Мария, мы, кажется, договорились, что ты не будешь надевать бриллианты за пределами отеля.

Мария подняла брови:

– Если я хочу носить свои бриллианты, то буду их носить! А иначе для чего они мне?

– Город полон голодающих беженцев с Кубы, – терпеливо начал объяснять Уилбур. – Твои бриллианты – большое искушение. На нас могут напасть.

– Не будь же так смешон! Я надену свои драгоценности! Мы выйдем в половине девятого. Лучше не теряй времени и переоденься. – И Мария ушла в спальню, хлопнув дверью.

Уилбур надолго задумался. Потом он подошел к сейфу, набрал код и достал оттуда шкатулку с драгоценностями. Закрыв сейф, он положил шкатулку на столик, подошел к телефону и набрал номер офиса Жака Дюлака.

Услышав женский голос, он представился:

– Говорит Уорентон. Я хотел бы поговорить с мистером Дюлаком.

31
{"b":"5978","o":1}