ЛитМир - Электронная Библиотека

Я вышел из комнаты и спокойно закрыл за собой дверь.

* * *

Редакция «Кранвильской газеты» размещалась на четвертом этаже полуразрушенного здания. Туда вела лестница, темная и грязная, с застарелым запахом табака. Лифт не работал. Проблуждав немного, я наткнулся на дверь со стеклянной табличкой, на которой облупившимися черными буквами было написано: «Кранвильская газета».

Я повернул ручку двери и вошел в полутемную комнату. Сидевшая за столом женщина равнодушно взглянула на меня и снова склонилась над бумагами.

– Редактор у себя? – спросил я, вежливо приподнимая шляпу и стараясь изобразить как можно больше радости от знакомства с ней.

– Что-о?

По ее тону я понял, что посторонние здесь бывают нечасто.

– Меня зовут Понсер, и я пришел не для того, чтобы всучить вам дешевый пылесос.

Она поднялась и, пройдя к двери в дальнем углу помещения, скрылась за ней. Я закурил и осмотрелся.

Для редакторской конторы помещение выглядело слишком убогим. Да-а, газета была достойна этого городишки.

Женщина вернулась:

– Мистер Диксон может уделить вам несколько минут.

Я улыбнулся женщине, пересек приемную и вошел в кабинет.

Там было еще мрачнее, чем в приемной. За столом на вращающемся стуле сидел человек неопределенного возраста в голубом костюме.

– Мистер Понсер? – осведомился он.

Я кивнул.

– Присаживайтесь. – Толстой волосатой рукой он указал на стул. – Я всегда рад принять посетителей. – Он помолчал. – Вы здесь на отдыхе, я полагаю?

– Как вам сказать... – неопределенно ответил я. – Прежде чем излагать свое дело, я хотел бы задать вопрос.

Он поковырял пальцем в ухе, внимательно осмотрел ноготь и тщательно вытер о свои брюки.

– Все, что хотите, – сказал он, улыбаясь.

– Вам не безразлично, кто станет мэром вашего города? – спросил я в упор.

Он не ожидал такого поворота и, прикрыв маленькие глазки, стал обдумывать ответ.

– Почему вы меня об этом спрашиваете?

– А почему бы вам не ответить прямо? – задал я встречный вопрос, стряхивая пепел сигареты на вытертый до ниток ковер.

– Разумеется, я могу на него ответить, но не в моих правилах обсуждать с посторонними такие серьезные проблемы, мистер Понсер.

– Если вы перестанете смотреть на меня как на постороннего и откроете свои карты, мы сможем с вами договориться.

Он натянуто рассмеялся:

– Вы интересный человек, мистер Понсер. В конце концов, не вижу причин, почему бы мне не ответить. Между Вольфом и Старки разницы никакой. Эслингер, на мой взгляд, предпочтительнее. Видите ли, я думаю, что буду присутствовать на выборах как непредубежденный и беспристрастный свидетель.

– Это как раз то, что нужно, – с облегчением сказал я, подавая карточку.

Он внимательно ее прочитал.

– Интересный документик, – заметил он, снова засовывая палец в ухо. – Между прочим, я сразу догадался, что вы детектив из Нью-Йорка.

– Мне кажется, вы могли бы мне помочь.

– Мог бы, конечно, – ответил Диксон, постукивая ладонью по залитому чернилами столу. – Но не вижу причин, почему я должен это делать. Мое кредо – никогда никому не помогать.

Я понимающе кивнул:

– Может быть, потому, что в вашем городе никто не нуждался в помощи. Все, что мне требуется, – это некоторая информация о положении в городе. Эту информацию я могу оплатить.

Он прикрыл глаза, но я успел заметить, как они блеснули.

– Занятно, – пробормотал он. – И какого же рода сведения вас интересуют?

– Как я уже сказал, мне важно знать общую ситуацию в городе. Чтобы облегчить вашу задачу, я задам несколько конкретных вопросов. Например, мне известно, что шеф полиции хотел бы видеть Старки мэром города. Не можете ли вы мне сказать – почему?

Он сунул мизинец в нос и, задумчиво поковыряв там, изрек:

– Я буду высказывать не свое личное мнение, а только то, что мне известно из общих источников...

– Валяйте!

– Видите ли, – начал он, сложив руки на животе и буравя меня своими хитрыми глазками, – проблема Кранвиля заключается в том, что последние двадцать лет его мэрами были люди строгих моральных принципов. Их деятельность привела к тому, что частный бизнес в сфере развлечений заглох. А чтобы город процветал, деньги, заработанные его населением, должны где-то тратиться. Двадцать лет назад в Кранвиле было четыре игорных дома, ипподром, два ночных бара и даже маленький бордель. Люди развлекались и тратили деньги. Город процветал. Теперь все злачные заведения прикрыты.

Диксон взял карандаш и для наглядности начал рисовать на листке бумаги.

– Мэйси хочет, чтобы Старки стал мэром города, потому что готов снова разрешить подобного рода заведения, а это принесет многим большие доходы. Мэйси не очень хороший шеф полиции, зато незаурядный бизнесмен. – Он перестал рисовать кубики и принялся крутить карандаш.

– Итак, если Старки станет мэром города, Кранвиль снова потеряет невинность, – заметил я безмятежным тоном.

– Возможно, мистер Понсер.

– А если выиграет Эслингер?

– Ну, это совсем другое дело. Я думаю, он сможет улучшить ситуацию. Он хороший человек и уверенно себя чувствует в Кранвиле.

– Расскажите немного о нем.

Диксон откинулся на спинку кресла, скрестил пальцы и уставился на грязный потолок.

– Дайте вспомнить... Примерно лет тридцать назад Эслингер обосновался в Кранвиле и поступил работать к Мосли, в похоронное бюро. После смерти Мосли он взял дело в свои руки. Он и сейчас очень много работает, и к тому же немало сделал для города. Его любят и ценят. Я думаю, он вам понравится, мистер Понсер. Но едва ли вам понравится его жена. Сильная женщина. – Он бросил взгляд в окно и покачал головой. – Меня всегда удивляло, что такой человек, как Эслингер, мог на ней жениться. – Затем он тихо добавил: – Она пьет...

Я неопределенно хмыкнул.

– У них есть сын. Отличный парень, – продолжал Диксон. – Хорошо ладит с отцом. Умница. Изучает медицину. Полагаю, его ждет блестящая карьера... – Он снова сунул палец в ухо. – Мать его обожает. Кроме него, у нее ничего нет.

Он внимательно рассмотрел кусочек серы, извлеченной из уха.

– У него есть деньги? – поинтересовался я.

Диксон поморщился:

– У Эслингера? Все зависит от того, что вы называете деньгами. Его дела идут хорошо, спору нет, – люди все время умирают. Можно даже сказать, что в Кранвиле с этим обстоит лучше, чем в других местах, хотя это и небольшой город.

Он с улыбкой посмотрел на меня.

Некоторое время мы молчали, потом я вытащил из кармана пачку сигарет и протянул ему.

– Скажите, что, по-вашему, могло случиться с этими девушками? – спросил я и щелкнул зажигалкой.

– Мое личное мнение не совпадает с тем, что было напечатано в моей газете, – сказал он осторожно. – Кстати, у меня работает один молодой человек, занимающийся местными новостями. Он умеет преподносить их как сенсацию. Он смог убедить меня, что история с «вампиром» увеличит тираж газеты. – Диксон хитро улыбнулся, показав желтые зубы.

– Но вы сами в это не верите?

– Разумеется, нет. – Он пожал плечами.

– А вы-то что думаете по этому поводу?

– В этом происшествии есть одна закавыка: если девушки убиты, то куда девались их трупы?

– Я тоже об этом думал. У вас есть на этот счет какая-нибудь версия?

– Никакой, – ответил он быстро. – Это ваша работа, и я думаю, вы с ней справитесь. Мистер Вольф, видимо, неплохо вам заплатил.

– Хорошо, хорошо, – согласился я. – Кажется, Эслингер нанял для проведения следствия женщину?

– Да, и довольно обаятельную молодую женщину, – ответил Диксон, бросив на меня быстрый взгляд. – Она, правда, не очень опытна...

– Добилась она каких-нибудь результатов?

Диксон снова пожал плечами и улыбнулся:

– Мне кажется, на это никто и не рассчитывает...

– Вы хотите сказать, что Эслингер тоже не рассчитывает?

Он кивнул.

– И тем не менее он ее нанял? – заметил я, чувствуя, что напал на след.

3
{"b":"5980","o":1}