ЛитМир - Электронная Библиотека

Женщина не могла уйти отсюда, иначе я встретил бы ее на улице или по крайней мере услышал шаги. Приемная газеты была в самом конце коридора. Я решил не пользоваться фонариком, так как примерно представлял себе расположение помещений на этаже. В середине коридора я остановился. Мне показалось, что впереди кто-то движется. Я прижался к стене, пытаясь определить, кто это. Выставив вперед руку с фонариком, я другой нащупал рукоятку пистолета. И с этого момента события начали развиваться так стремительно, что, несмотря на свой богатый опыт в такого рода переделках, я не успел соответственно среагировать. Из темноты возник силуэт. Кто-то быстро шел мимо меня. Я сделал движение и коснулся чьей-то руки, по всей вероятности женской. Моя рука стремительно отлетела назад, и то, что произошло дальше, было для меня полнейшей неожиданностью. Что-то маленькое и твердое уперлось мне в бедро, ноги мои отделились от пола, я сильно стукнулся головой о стенку...

Больше я ничего не помню.

Сознание возвращалось ко мне постепенно. Кое-как поднявшись на ноги и прислонившись к стене, я тихо выругался. В доме по-прежнему царила тишина, и невозможно было установить, сколько же времени я провалялся без сознания. Найдя на полу фонарик, я взглянул на часы. Без двадцати четыре. Мой нокаут продолжался более четверти часа. От света фонарика разболелись глаза, и я снова выругался. Каждое движение больно отдавалось в голове. Вся эта история начинала мне надоедать. Если бы я знал, что мне придется познакомиться с профессионалом джиу-джитсу, то ни за какие коврижки не поднялся бы в такую рань. Не хотелось верить, что до такого состояния меня довела какая-то девчонка. Я всегда считал себя неплохим специалистом в этой области, но моя противница, вероятно, брала уроки у самого японского микадо.

Через некоторое время я почувствовал себя лучше и смог самостоятельно добраться до лестницы, но, подумав, решил не спускаться, а вернулся к двери «Кранвильской газеты». Дверь была не заперта, что, впрочем, меня не удивило. Я прошел приемную и подошел к двери кабинета Диксона. Прислушавшись и не услышав ничего подозрительного, я открыл дверь. Луч фонарика осветил стол. Подойдя ближе, я увидел, что средний ящик полностью не задвинут. Это меня тоже не удивило. Осмотр ящика подтвердил мои опасения.

Три фотографии, которые показывал мне Диксон, исчезли.

Глядя на пустой ящик, я раздумывал над создавшейся ситуацией. Очевидно, эта женщина похитила фотографии. Их исчезновение несколько осложнило мою задачу. Имея фотографии, можно было подключить к этому делу федеральную полицию. Я повел лучом фонарика по комнате. В кресле у окна кто-то сидел. Я инстинктивно отступил, выключив фонарик.

– Кто там? – хрипло проговорил я, хватаясь за пистолет. Во рту у меня пересохло. Я чувствовал себя как клочок бумаги, который несет бешеным вихрем. Никто не ответил мне. Я прислушался, в комнате царила полная тишина. Я снова включил фонарик и подошел к креслу. Из него пустыми, остекленевшими глазами на меня смотрел Диксон. Вид его был страшен. Лицо искривлено жуткой гримасой, изо рта текла струйка крови. Язык, словно большой кусок мяса, торчал изо рта. Я подошел ближе и внимательно осмотрел его. На шее у него была затянута тонкая веревка, наполовину скрытая в складках кожи.

Глава 3

Выйдя из ванной комнаты, я увидел, что ко мне пожаловали два гостя. Один стоял у двери, другой сидел на кровати. Тот, который стоял, был толстый, даже пузатый. Второй – крепкий и коренастый, с красным одутловатым лицом. У него были карикатурно широкие плечи, а шея как бы отсутствовала.

У меня сложилось впечатление, что они не испытывают ко мне особой симпатии...

Человек, сидевший на кровати, небрежно достал сигареты и, прикурив, бросил спичку на ковер.

Я возмутился:

– Кто вам позволил зайти? Это не зал ожидания, а номер в отеле, за который я заплатил, а не вы.

– Вы Понсер? – спросил коренастый, игнорируя мое замечание.

Я кивнул. Потом сказал:

– Я собирался навестить вас сегодня утром, но проспал.

– Вы знаете меня?

– Да. Вы – Мэйси, шеф здешней полиции.

Мэйси повернул голову к человеку у двери:

– Ты слышишь? Мистер, оказывается, меня знает. – В его голосе слышалась издевка.

Тот, что стоял у двери, ничего не ответил. Достав из кармана пакет жевательной резинки, он отделил одну пластинку и, бросив в рот, принялся меланхолично жевать.

– Значит, вы хотели меня видеть? Зачем, интересно знать?

– Я детектив из Нью-Йорка, и мне нужна ваша помощь.

Он прищурил глаза и передвинул сигарету из одного угла рта в другой.

– Ах вот как! Но мне что-то не хочется ее оказывать. Здесь у нас не любят детективов, не так ли, Бэффилд?

– Угу, – подтвердил толстяк, не разжимая губ.

– Жаль, но тем не менее я вынужден попросить у вас помощи.

Мэйси потер лоб.

– И какого рода помощь вам нужна?

– В этом городе исчезли четыре девушки. Меня наняли для того, чтобы я их нашел.

Мэйси отвел глаза в сторону.

– Четыре девушки? – Тембр голоса у него не изменился, но то место, где должна быть шея и щеки, покраснело. – Кто вам это сказал?

– Какое вам дело, – сказал я, подходя к креслу и усаживаясь в него. – У меня есть уши. А у вас могут быть крупные неприятности, если вы и дальше будете бездействовать.

– Кто вам сказал о Мэри Дрейк?

– Не важно. Лучше передайте Старки, чтобы он прекратил эту игру, он в ней явно не на высоте.

Мэйси слегка прикусил губу и снова повернулся к Бэффилду:

– Ты слышал?

– Может, заставить его слегка потанцевать? – Бэффилд наконец раскрыл рот. – Тогда он станет немного повежливее.

– Не пугайте меня. У меня достаточно доказательств, чтобы натравить на вас федеральную полицию. Что вы на это скажете?

Такая перспектива их не очень восхитила.

– О каких доказательствах вы говорите?

– Пока я промолчу. Я не доверяю вам. Вы действуете не совсем так, как должен действовать шеф полиции города.

Мэйси выдохнул клуб дыма, сунул руку в карман и извлек пистолет с глушителем. Дуло пистолета нацелилось в меня.

– Осмотри все, – приказал он Бэффилду.

Тот методично принялся обшаривать каждую вещь.

– На таком расстоянии я никак не могу промахнуться. Если вам хочется это проверить, попробуйте пошевелиться...

Бэффилд обыскал мои карманы со сноровкой, свидетельствующей о многолетней практике, и разочарованно развел руками. Ничего нет!..

Потрясающе! Кто-то его обскакал. Этим «кем-то» могло быть только одно лицо – специалист по джиу-джитсу в юбке.

Бэффилд, медленно жуя резинку, промычал:

– Он блефует. Ничего у него нет, и ничего он не может доказать.

– Вы что же, за дурачка меня принимаете? – Я постарался придать голосу издевательские интонации. – Я не так глуп, как вы надеетесь. Все вещественные доказательства я припрятал в надежном месте. А теперь, когда вы закончили свою... э-э... работенку, ответьте мне: что вы думаете предпринять по поводу исчезновения Мэри Дрейк?

Мэйси опустил пистолет и, скривив губы, задумчиво рассматривал меня. Похоже, он еще не решил, как со мной поступить.

– Ее ищут, – ответил он. – И найдут в свое время.

– Люси Мак-Артур исчезла месяц назад. Вы нашли ее «в свое время»?

Бэффилд оторвал свой зад от двери и принялся ходить взад и вперед по комнате. Мэйси остановил его яростным взглядом.

– Месяц – это не так уж и много. Их все равно найдут.

– Старки может их найти хоть сегодня.

– Почему вы так думаете?

– Но это же совершенно ясно. Он их украл, чтобы напакостить Эслингеру и Вольфу.

– Это не так!.. – Но его голосу недоставало уверенности.

– А я уверен, что это именно так!

– Мы занимаемся этим делом и еще десятками других, более или менее важных. Это дело я не считаю важнее других.

– Диксон считает, что они убиты, – твердо сказал я, глядя прямо в глаза шефа полиции. – А вы говорите, что это дело не такое уж и важное.

9
{"b":"5980","o":1}