ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Грация! — закричал я, но мой голос утонул в реве водопада.

Я вцепился в скалу обеими руками и истерически зарыдал.

* * *

На берегу появилось трое мужчин, среди которых я узнал Сэма Барроу. Один из них размахивал длинной веревкой и раскрывал рот, видимо, что-то говорил, но из-за сильного шума водопада мне не удалось услышать ни слова. Но в любом случае было ясно: они пришли выручить меня и сейчас будут бросать веревку, за которую я смогу уцепиться.

Первые несколько попыток оказались неудачными, потому что веревка не попадала точно в меня, а я боялся выпустить скалу. Мне казалось, что я уже целую вечность нахожусь в воде. Наконец, один из мужчин поднял что-то вроде полена и привязал его к концу веревки. Я внимательно следил за приближающимся поленом, и когда оно оказалось метрах в двух, очертя голову бросился за ним. До сих пор не могу понять, как мне удалось в него вцепиться. Но факт остается фактом я в отчаянии прижимал к груди полено, которое спасло меня от смерти.

Меня закружило и понесло. Я понял, что приближаюсь к обрыву, и если те трое не пошевелятся, масса воды поглотит меня и разобьет о камни. Мгновения сделались равными вечности. Наконец я почувствовал рывок, остановился и начал медленно удаляться от водопада. Чтобы помочь моим спасителям, я начал отчаянно размахивать ногами и свободной рукой.

До берега оставалось совсем немного и меня тянули, не ослабляя усилий. Теперь, когда я был спасен, отчаяние с новой силой охватило все мое существо. Я не смог помочь Грации! И я начал упрекать себя, что спас свою шкуру, а несчастная женщина теперь мертва. Наконец, меня вытащили на берег. Я обессиленно свалился под ноги своим спасителям, и меня начало рвать. Когда из моих внутренностей вылилась вся вода и потекла желчь, я тихо перевернулся на спину и, закрыв глаза, постарался забыться.

Кто-то пнул меня под ребра. Вздрогнув, я разомкнул слипающиеся веки и увидел окруживших меня мужчин. Сэм Барроу сжимал в руке пистолет сорок пятого калибра, двое других с любопытством рассматривали меня. Один из них оказался высоким и лысым мужчиной с совершенно детским выражением лица. Он был одет в легкий фланелевый костюм. Другой, чуть пониже ростом, был в светлом плаще, перехваченном поясом, и серой широкополой фетровой шляпе.

— Ну и что будем с ним делать? — поинтересовался лысый, не сводя с меня невинных детских глаз.

— Он хотел допросить меня! — воскликнул Сэм. — А сейчас я допрошу его. Ну-ка, вставай, дружок.

Острым носком ботинка он снова ударил меня под ребра. Я не мог подняться, и чтобы придать мне бодрости, Сэм пнул меня каблуком в живот.

— Шевелись, падаль! Мне хочется побеседовать с тобой.

— А что я могу тебе сказать? — спросил я и не узнал своего голоса.

Толстые губы негра скривились в зловещей улыбке.

— Ты не только заговоришь, скоро ты у меня запоешь, как канарейка. У меня все говорят, даже утопленники!

Друзья Сэма захохотали.

— Зачем ты искал меня на улице Всех Святых?

— Ты же знаешь, что убили твоего хозяина Джорджа Калливуда.

— Конечно, знаю, — весело отозвался негр. — Вечный ему покой, — и он перекрестился.

— Кто-то хотел убить и Грацию… то есть, я хотел сказать, миссис Калливуд. Она утонула в этой реке… Мне не удалось спасти ее.

— А почему это ты бросился в воду да еще ее потащил за собой? — подозрительно уставился на меня лысый.

— Это вы должны объяснить, почему отвели ее в шахту и пытались стравить крокодилу!

Сэм развернулся и попытался ударить меня в челюсть, но лысый успел перехватить его руку.

— Хочешь перехитрить нас, недоносок! — взревел Сэм, пытаясь вырвать руку.

— Подожди, Сэм. Отправить его на тот свет ты всегда успеешь, а пока веди себя по-джентельменски.

— Вот именно, — вмешался я. — Джентльмены, у которых вместо галстука на шее должна быть веревка. Грация совсем недавно утонула здесь! Вы привели ее в шахту, в этом я уверен. И один из вас убил Джорджа, не знаю, кто именно, но обязательно узнаю. Один из твоих приятелей, — я ткнул пальцем в негра, — ударил меня сзади и потом вы отнесли меня сюда.

— Ну, ты даешь! — воскликнул лысый. Все трое молча уставились на меня.

— А ведь ты — Красавчик Китаеза, не так ли? — спросил я его.

— Вонючий легавый, — процедил лысый. — Вспомнил меня все-таки.

— Конечно. Только раньше у тебя не было лысины и брюха, хотя рожа и тогда была протокольной.

— У тебя, легавого, рожа не лучше, — парировал Красавчик.

— Но зачем ты убил Калливуд… — неожиданно спросил меня Сэм.

— Джордж был моим другом, — ответил я. — Кроме того, я не убиваю женщин, и вы все прекрасно об этом знаете. Это вы должны были охранять Калливуда, он доверился вам. — А что касается тебя, — обратился я к типу в шляпе, — ты — Шутник Вилли, не так ли? Подонок, который занимался контрабандой наркотиков.

Вилли молчал, засунув руки в карманы плаща, и делал вид, что происходящее не имеет к нему отношения.

— Зачем вам понадобилось вытаскивать меня из воды? — спросил я Сэма.

— Под старость ты сделался кретином, — заметил Красавчик Китаеза. — Не для того, чтобы потом убить. Надеюсь, ты теперь понимаешь, что мы не трогали Джорджа и Грацию?

— И все же она вас терпеть не могла, — не удержался я.

— Зато не скрывала симпатии к Сэму, особенно в постели… — начал Шутник Вилли, но фраза осталась неоконченной, потому что Сэм с такой силой ударил по физиономии Вилли, что тот завертелся волчком и наверняка упал бы в воду, если бы его не подхватил Красавчик.

— Ты до сих пор не раскрывал рта, — заметил Сэм, — что было прекрасно. Молчи и дальше!

Шутник Вилли сплюнул кровь, потрогал щеку и сунул руки в карманы, а Сэм, как ни в чем не бывало, продолжал:

— Хочешь верь, Бакстер, хочешь нет: Грация далеко не святая. Она действительно относилась ко мне с симпатией. Но ей нравился еще и Глен Мэллори. Такому ублюдку, как Герман Грант, она тоже в милости не отказывала. Правда, этот патлатый нравился многим женщинам, хотя был не умнее шимпанзе.

— Если вы хотите очернить память Грации, то дорого заплатите за это, подонки! Не могу понять, зачем вы пытаетесь представить ее в таком свете?

— Что тебе застилает глаза? — ехидно поинтересовался лысый. — То ли дружба с покойным Джорджем, то ли еще что. Ты глупеешь прямо на глазах и не хочешь замечать очевидного. Как на детективе, я ставлю на тебе крест.

Мы помолчали, а затем я спросил Красавчика Китаезу:

— В молодости ты был боксером и ходил, задрав нос. Кроме того, если не ошибаюсь, у тебя была жена-китаянка. Ты корчил из себя большого человека и в Макао швырял деньги направо и налево. Эти деньги достались тебе нечестным путем, и я всегда был уверен, что ты плохо кончишь. Так оно и вышло: ты стал убийцей!

— Ты даже не легавый, ты щенок, — презрительно бросил Китаеза. — Мы никого не убивали. Можешь идти на все четыре стороны, но запомни: ты круглый дурак и ничего не понимаешь.

Я попытался встать, но не смог. Тогда Сэм одной рукой ухватил меня за шиворот и поставил на ноги. Не сказав никому ни слова, я двинулся вдоль берега, но негр подхватил меня за локоть:

— Я пойду с тобой. Ты ведь хочешь найти тело Грации? Я тоже хочу найти его и достойно похоронить. Я с презрением посмотрел на него.

— В самом деле? Ты так сильно любил ее?

Негр равнодушно посмотрел на меня и сказал, повернувшись к друзьям:

— Увидимся через пару дней на старом месте. Если не найдем тело, дам вам знать. Идем, легавый!

Следуя за ним, я размышлял над слонами: если не найдем тело… Что это значит? Конечно, эта троица знала что-то такое, о чем я не догадывался.

Мы очень долго искали тело Грации, но когда стало ясно, что поиски не увенчаются успехом, Сэм, не говоря ни слова, скрылся в высоких зарослях, окаймлявших берег.

Оставшись один, я задумался, что делать дальше? Нужно было начинать с самого начала. Ведь у меня не было никаких зацепок. Я до сих пор ничего не понял, несмотря на намеки этой банды. Меня знобило, ноги подгибались, но больше всего угнетала мысль об утонувшей Грации. Больше всего я боялся, что ее тело находится сейчас в чреве какого-нибудь крокодила.

8
{"b":"5981","o":1}