ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глэдис взяла бокал, вновь наполнила и, наклонившись к Джорджу, прошептала:

– Это Дэви Бентилло. Я его узнала, несмотря на гримировку.

Джордж бегло взглянул на краснолицего клиента. Флики сбились с ног в поисках Дэви. Маскировка была превосходной, но, вполне возможно, это действительно был он: рост, форма носа, разрез глаз – все подходило под описание… Глэдис права.

– Великолепная работа, малышка, – сказал Джордж Фразер, нащупывая рукой холодную рукоятку револьвера.

– Осторожно, мистер Фразер, – прошептала Глэдис, полумертвая от страха. – Он очень опасен.

Немного позже его тронул за локоть Эдгар Робинсон.

– Как дела? Вы выглядите каким-то измученным. Плохо спали?

Джордж заморгал глазами и вздохнул.

– Доброе утро, – сказал он.

Робинсон снял очки с сильными линзами и принялся протирать их. Глазки его были маленькие и колючие.

– Будьте так добры, угостите меня чем-нибудь, – сказал он Джорджу со смущенной улыбкой. – Я оставил деньги дома.

Джордж без воодушевления посмотрел на него:

– Чем именно?

– Неплохо было бы выпить порцию виски, – сказал он. – Но поскольку речь идет о ваших деньгах, то бокал пива меня устроит.

Джордж сделал знак Глэдис.

– Что с вами сегодня? – не отставал Робинсон. – Вы такой тихий. Неужто заболели?

– Нет, все в порядке, – лаконично ответил Джордж. Он не испытывал симпатии к Робинсону, хотя и восхищался его профессиональной хваткой.

– Вот и хорошо, – ответил Робинсон. – Надо всегда быть в седле. – А когда к ним подошла Глэдис, он скривил губы в сладкой улыбке: – Хэлло, дитя мое! Вы хорошеете с каждым днем. Джордж, вы не хотите завязать шуры-муры с Глэдис?

Джордж недовольно опустил глаза. Он не любил подобного, и развязность Робинсона в женском обществе всегда приводила его в смущение.

– Как вы можете такое говорить? – буркнул он и сказал Глэдис: – Принесите ему пива.

Когда она ушла, Робинсон проводил ее взглядом, а потом подмигнул Джорджу.

– Как раз по моему вкусу, – сказал он. – Как вы думаете, тут есть смысл поработать?

– Да перестаньте же! – нетерпеливо буркнул Джордж. – Неужели вы и пяти минут не можете не думать о женщинах?

Робинсон смерил его насмешливым взглядом и улыбнулся.

– Странный вы парень, Джордж. И самое неприятное то, что вы полны комплексов. Вы боитесь любви.

Джордж сунул в рот сигарету, кашлянул и вытащил из внутреннего кармана большой конверт.

– Итак, – сказал он, переводя разговор на другую тему, – посмотрим, что еще нужно сделать.

Робинсон взглянул на список адресов.

– Ну, хорошо. Вы все еще в Уэмбли? Кстати, Джордж, – добавил он, – чуть было не забыл. Я нанял нового агента. Возьмите его под свою опеку.

– То есть я должен научить его распространять книги? – уточнил Джордж.

Робинсон кивнул.

– Именно так, – подтвердил он. – Он еще новичок, а вы человек с опытом. Вот я и подумал, что вы можете ему немного помочь.

– О чем разговор? – ответил Джордж. Ему было приятно, что Робинсон ему доверяет. – А что это за новичок?

– Зовут его Сидней Брант. Странный парень, но, возможно, станет хорошим агентом. – Робинсон бросил взгляд на часы, висящие над стойкой. – Он должен вот-вот прийти. Возьмите его во второй половине дня, когда будете обходить школы. Ну да вы знаете, что там надо делать.

– Можете на меня положиться, – заверил Джордж и с важным видом выпрямился, потом сделал знак Глэдис и заказал сандвич. – Вам еще пива? – спросил он Робинсона.

– Сейчас нет, – отозвался тот. – Я недавно поднялся.

Пока Джордж ел свой сандвич, бар постепенно заполнялся. Между людьми пробирался молодой человек со спутанными желтыми, как солома, волосами. Нечто в этом человеке сразу привлекло внимание Джорджа. На правой щеке у него красовался темно-красный шрам. На лице его было написано выражение горького презрения, а бледно-голубые глаза были холодными как лед. Молодой человек – ему было 21—22 года – направился в сторону Робинсона и, не говоря ни слова, встал перед ним.

– О-о, это вы! – воскликнул Робинсон. – А это Джордж Фразер, один из наших лучших агентов. Джордж, это Сидней Брант. Я вам только что о нем говорил.

Джордж покраснел от радости, когда услышал, что Робинсон назвал его «одним из лучших агентов», но, когда он встретился взглядом с Брантом, то испытал какое-то странное и неприятное чувство. Его смущали и безликое лицо Бранта, и его равнодушная поза.

– Добрый день, – сказал он и отвел от Бранта глаза. – Мистер Робинсон как раз только что просил меня помочь вам немножко вначале. Я сделаю все от меня зависящее.

Брант равнодушно посмотрел на него и промолчал.

– Вы вскоре поймете, что наш старина Джордж сможет научить вас многому, – сказал Робинсон.

«Почему Брант ничего не ответил?» – подумал Джордж. Он уставился на свою кружку, потом неожиданно поднял голову.

– Мистер Робинсон хотел бы, чтобы мы вместе поработали. И мы… мы можем начать прямо сегодня со второй половины дня.

Брант кивнул. Он перевел взгляд на Робинсона, а потом снова на Джорджа. Казалось, что он до сих пор придерживается мнения, что комментарии с его стороны излишни.

– Лучшего работника, чем Джордж, мы вряд ли смогли бы найти, – снова вставил Робинсон, которому молчание молодого человека явно действовало на нервы. – Мы сделаем из Сида прекрасного агента, не правда ли, Джордж?

– Не называйте меня Сидом, – сказал молодой человек тихим, но резким голосом. – Меня зовут Брант.

Робинсон обнажил зубы в улыбке, но глаза его свидетельствовали о растерянности. Наступила неприятная тишина.

– Присаживайтесь, – наконец нарушил молчание Джордж. – Выпейте чего-нибудь. Что бы вы хотели?

Брант пожал плечами.

– Я не пью, – ответил он. – Но от лимонада не отказался бы.

– Лимонаду мистеру Бранту! – крикнул Джордж Глэдис.

Девушка наполнила стакан лимонадом и поставила его перед Брантом. Снова воцарилось неловкое молчание. Робинсон допил свое пиво, вытер рукой толстые губы и соскользнул с табурета.

– Ну, я пошел, – сказал он. – У меня еще много дел. – Он с лучистой улыбкой повернулся к Бранту: – Оставляю вас на попечение Джорджа. Привет!

Его автоматическая улыбка немного омрачилась, когда он почувствовал на себе насмешливый взгляд Бранта. Он поднял руку в знак приветствия и направился в сторону двери. Джордж с восхищением смотрел ему вслед.

– Этот человек знает свое дело, – констатировал он. – Поверьте мне, он один из лучших специалистов, с которыми я когда-либо встречался.

Брант выпил глоток лимонада и поморщился.

– Живет за счет глупых людей, – презрительно сказал он. – Обирает своих агентов, а те достаточно глупы, чтобы позволять такое.

У Джорджа проснулось чувство справедливости.

– Так и должно быть в деле. Он нас воспитал, и поэтому нормально, что мы благодарны ему за это. Если бы он не создал для нас связи, мы бы не смогли продавать свой товар.

Бледное лицо молодого человека опять скривилось в улыбке.

– Что вы понимаете под благодарностью?

– Разве он вам этого не говорил?

– Кое-что говорил, но я хочу знать, что он говорил вам.

Джордж поставил пустую кружку.

– Робинсон получает от нас десять процентов дохода. И я считаю, что это честно. За каждую сделку мы получаем по фунту и выплачиваем Робинсону по два шиллинга. – Он с любопытством посмотрел на Бранта. – Робинсон обучает нас искусству продавать и разделяет с нами наши доходы. Два шиллинга – это немного.

Брант откинул голову назад сердито, раздраженно.

– А почему вы уверены, что фирма платит за сделку по фунту, а не больше?

Джордж недоуменно уставился на него. Он предчувствовал, что собирается сделать открытие, открытие, которого очень боялся.

– Что вы хотите этим сказать? – недовольно буркнул он.

– Фирма платит за каждую совершенную сделку тридцать шиллингов, поэтому ваш друг и помощник Робинсон настаивает, чтобы все сделки проходили через него. Он не только забирает у вас два шиллинга, но и кладет в свой карман еще десять. Дело в том, что я звонил в фирму и интересовался, сколько я получу, если пошлю совершенные заказы прямо фирме.

3
{"b":"5987","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ждите неожиданного
Золото Аида
Элиза и ее монстры
Тень горы
Главные блюда зимы. Рождественские истории и рецепты
Прочь от одиночества
Драйв, хайп и кайф
Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере