ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ольга Алифанова

Однажды в детстве

Часть 1

Когда мы были маленькими

Особенные вкусы

   С раннего детства, несмотря на то что я росла в деревне, я не любила несколько продуктов: молоко, яйца, грибы и сало. Хорошо, что родители меня насильно никогда не заставляли их есть. Хотя когда выросла, полюбила грибы, ем все молочные продукты, кроме молока в чистом виде. С яйцами и салом так и не нашла взаимопонимания. ☺

   Помню, в детском садике к завтраку нам раздали по тарелке с кашей и по яйцу. Мне тогда было три года. Кашу я без проблем съела, а про яйцо воспитательнице сказала, что я их не ем. На что она мне ответила: «Пока не съешь – не пойдёшь с ребятами играть!» И вот все дети поели и уже играют в большой комнате детского сада. Воспитательница меня не выпускает, ждёт, пока я съем яйцо. Я сижу за столиком и смотрю на него, а оно на меня. ☺ От одной мысли, что его надо съесть, немного не по себе, аж тошнит. Прошло минут 5, я понимаю, что от меня не отступятся, и уже очень хочется играть. Начинаю медленно чистить яйцо. Стараюсь не дышать, чтобы не чувствовать его запах, откусываю и забиваю яйцо за щёки. Воспитательница, видя, что я его как будто съела, уходит в другую комнату. А я бегу в туалет и выплёвываю всё скорее в железный горшок, накрываю его крышкой и ставлю обратно. Урааа! Свобода! Теперь могу играть с ребятами.

   Когда воспитательница заметила яйцо в моём горшке, то наказала. Весь оставшийся день я простояла в углу. На душе было очень грустно. Я думала: зачем заставлять детей насильно что-то есть, это всё равно не пойдёт на пользу. ☺

   В садике у меня были и любимые блюда. Это биточки и маринованные зелёные помидоры, очень хорошо помню их вкус. Поваром работала тётя Люся, добрая женщина с золотыми руками. Она как-то особенно вкусно готовила эти биточки, это как небольшие румяные сладкие котлетки. Мне кажется, их делали на основе манной каши. Подавали их в тарелочке, смачно полив растопленным сливочным маслом. Мммм… Никогда потом такие вкусные больше нигде не ела.

   Уже во взрослой жизни, будучи мамой, я никогда не заставляю насильно есть свою дочь и племяшек, если мне их надо покормить. Они едят столько, сколько хотят. И мне кажется, что, когда их не заставляешь, у них просыпается аппетит и они слопывают все, что им приготовишь. Всё надо делать с удовольствием! Это важно!

   Самое интересное, что, когда я училась в Калуге в гимназии в 10-11 классе, эти два года я ела всё. Когда поступила, то в первые дни поняла, что больше половины из того, что здесь готовят, я не ем: молочные каши на завтрак, молоко на полдник, омлет к ужину… Родители были далеко, и альтернативы никакой не было. А есть жутко хотелось всегда!!! Постепенно я приспособилась и стала съедать все, что дадут, ещё и добавки просила. Но как только я поступила в университет и стала готовить себе сама, вновь молоко и яйца ушли из моего рациона. Мама удивлялась, как так, ведь в гимназии я ела все и должна была уже привыкнуть к этим продуктам. На что я отвечала: «Мама, просто не было другого выхода!» Между прочим, мои брат и сестры всегда ели все продукты, это только у меня особенные вкусы☺

В прятки с цыганкой

   Однажды со старшей сестрой Асей и братом Гришаней мы немного заболели. Мне было тогда три с половиной года. Конечно, в этот день в садик мы не пошли и нам это очень понравилось. На дворе была зима. Родителям нужно было идти на работу, а мы остались одни дома. Разложили все свои игрушки в зале. Я мозаику собираю, Ася куклу наряжает, а Гришаня машинку катает. Так здорово! Все вместе играем, родителей нет, как будто взрослые! Особенно любили положить в кружку круглого сухого гороха, из которого мама варила суп, и залить его водой. Затем ставили в печку, так он быстрее разбухал. Это было наше волшебное лакомство!

   Так вот. Вдруг видим, подходит к нашему окну соседская девочка Олька Калинкина. Она была гораздо старше нас, но почему-то не училась в школе. Через окно она нам говорит, что только что видела, как цыганка подошла к нашему порогу и обметает свои валенки веником от снега, как будто собирается к нам домой зайти. Сказала и убежала.

   А у нас в деревне столько среди детей историй ходило про цыган! Они и гадают, и обманывают, и могут превратить человека в любое животное. Но что самое страшное – цыгане крадут маленьких детей.

   Хотя дверь была на замке, но одного упоминания о цыганах было достаточно, чтобы нас охватил не просто страх, а дикий ужас. Что делать? Надо спасаться! Мы заметались по комнате! Гришаня дрожащими руками схватил швабру и приготовился сражаться. И тогда Асюня предложила спрятаться от цыганки, чтобы она нас не нашла. Мы забились под кровать, но из-под неё всё было видно. Гришаня расплакался, потому что ему казалось, что цыганка нас тут же найдет. Потом мы решили залезть под одеяло, но дышать нам было нечем, поэтому мы там долго не просидели.

   И тут меня озарило! В зале стоял большой платяной шкаф, в котором легко было спрятаться, тем более маленьким детям. Всем идея очень понравилась. Вприпрыжку, перегоняя друг друга, мы забились в гардероб. Было очень тесно и темно. Настолько было страшно, что мы старались не дышать, чтобы не выдать себя. Хотелось в туалет, пить и есть одновременно, ноги затекли, но мы терпели. Казалось, что мы сидим в шкафу уже неделю. Очень хотелось, чтобы скорее пришли родители и спасли нас, а они всё не шли. Я уже стала засыпать, когда услышала в коридоре шаги. Сердце забилось так, что чуть не вылетело из груди от страха. Мы стали прислушиваться. «Боже, это она, цыганка, приближается к нам», – промелькнула мысль в голове! И вдруг мы услышали родной папин голос. Ураааа! Это было спасение!

   Счастливые, мы вывалились из шкафа и стали обнимать и целовать родителей. Взахлёб, перебивая друг друга, рассказывали, как к нам приходила цыганка и нашим веником обметала себе валенки, а мы спрятались от неё и она нас не украла. Мама внимательно выслушала нас и сказала: «Оля Калинкина – выдумщица. Она хотела над вами посмеяться, но вы молодцы, что не растерялись и держались вместе». И мама рассказала историю о венике, что одну хворостинку сломать легко, а целый веник не переломишь! И добавила: «Так вместе и держитесь, защищайте друг друга. Когда в другой раз будете одни, не подходите к окну, если там чужие люди».

   С тех пор, где бы мы ни были, чтобы мы ни делали, у нас всегда было правило: один за всех и все за одного. Если в школе или на улице обижали кого-то из нас, всегда на помощь приходили брат и сестры. Самое главное – чувствовать, что ты не один, что рядом твоя семья и твои родные! Мы уже взрослые, но ничего не изменилось, мы по-прежнему любим и поддерживаем друг друга.

Больница

   Однажды весенним вечером мама забрала меня из детского садика. Мне тогда было три года. Мы неторопливо шли домой, любуясь красотой наступающей весны. Мама была с непокрытой головой, и я тоже, следуя ее примеру, сняла шапку. Мама сказала, что ветер ещё прохладный, что детские ушки надо беречь от холода и велела надеть шапку. Но я не послушалась и шла дальше раскрытая.

   Скоро у меня заболело ухо, голова была тяжёлая, внутри всё горело, нарывало, я чувствовала пульсирующую боль, от которой хотелось плакать. Я стала плохо слышать. Надо было срочно лечиться. Мама повезла меня на автобусе в областную больницу в Калугу за сто километров от дома. Помню, как там мы с ней долго шли по длинному коридору. В кабинете доктора было страшно, но я не плакала. Врач посадил меня на стульчик и стал смотреть моё ушко. Он качал головой и удивлялся, где же я могла так заболеть. Доктор посоветовался с мамой и сказал: «Чтобы справиться с болезнью, девочку надо оставить на несколько дней в больнице». Я была в печали, но сама виновата – нечего было шапку снимать.

1
{"b":"598732","o":1}