ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мне удалось разглядеть в машине шофера и двух пассажиров на заднем сиденье. Они все были в широкополых черных шляпах и выглядели как три нахохлившиеся черные вороны, сидящие на шесте. Наконец «Кадиллак» остановился в десяти ярдах от бунгало.

Я направился к низкорослому коренастому мужчине, вылезшему из машины. Второй пассажир и шофер остались на своих местах.

Теперь-то, оглядываясь назад, я вижу, что в манере держаться этого человека чувствовалось что-то зловещее, хищное. Но, подходя к нему в тот день, я думал только о том, как заполучить еще одного клиента. Другой причины для его приезда сюда я не видел.

Коренастый мужчина смотрел на Люси, которая слишком стеснялась, чтобы поздороваться с ним, затем повернулся ко мне. На его смуглом лице мелькнула улыбка, блеснули золотые коронки зубов. Он шагнул навстречу, протягивая маленькую пухлую руку.

– Мистер Бенсон?

– Он самый.

Мы обменялись рукопожатием. Кожа у него была сухая, словно спинка ящерицы. В пальцах чувствовалась сила.

– Огасто Саванто.

– Рад познакомиться, мистер Саванто. – Знать бы тогда, как мало радости принесет мне эта встреча!

Я решил, что ему лет под шестьдесят и родом он из Латинской Америки. Полное лицо с едва заметными оспинками, усы щеточкой, скрывающие верхнюю губу, змеиные глаза – бегающие, подозрительные, даже жестокие.

– Я слышал о вас, мистер Бенсон. Мне говорили, что вы прекрасно стреляете.

Я смотрел на «Кадиллак». Шофер здорово смахивал на шимпанзе: маленький, темнокожий, с бусинками глаз на плоском лице и сильными волосатыми руками, спокойно лежащими на руле. Рассмотрел я и второго пассажира. Молодой парень, тоже смуглый, в солнцезащитных очках на пол-лица, в черном костюме и ослепительно белой рубашке. Сидел он не шевелясь, глядя прямо перед собой. Моя персона нисколько не интересовала его.

– Стрелять я, положим, умею, – проговорил я. – Чем могу быть вам полезен, мистер Саванто?

– Вы обучаете стрельбе?

– Именно этим я занимаюсь.

– Трудно научить человека хорошо стрелять?

Этот вопрос задавали мне неоднократно, и я ответил не задумываясь:

– Все зависит от того, что вы называете «хорошо», и от самого ученика.

Саванто снял шляпу. Его черные волосы уже заметно поредели, и на макушке блестела лысина. Он посмотрел в шляпу, словно надеялся, что из нее выпрыгнет кролик, помахал ею в воздухе и надел на голову.

– Как хорошо вы стреляете, мистер Бенсон?

И с этим вопросом я сталкивался довольно часто.

– Пойдемте в тир. Я вам покажу.

Золотые коронки зубов блеснули вновь.

– Мне это нравится, мистер Бенсон. Меньше слов, больше дела. Я уверен, что в мишень вы попадете без труда. А если цель будет двигаться? Меня интересуют только движущиеся цели.

– Вы имеете в виду стрельбу с подсадной уткой?

Его маленькие черные глазки сузились.

– Залп дроби – не совсем то, что я имел в виду, мистер Бенсон. Полновесная пуля – вот что я называю стрельбой.

Я думал так же. Взмахом руки я подозвал Люси.

– Мистер Саванто, позвольте представить вам мою жену. Люси, это мистер Саванто. Он хочет посмотреть, как я стреляю. Принеси, пожалуйста, банки из-под пива и мое ружье.

Люси улыбнулась Саванто и протянула руку, которую он пожал, улыбнувшись в ответ.

– Я думаю, ваш муж – очень счастливый человек, миссис Бенсон?

Люси залилась краской.

– Благодарю вас. – Чувствовалось, что комплимент Саванто ей понравился. – Я думаю, он это знает. Я тоже очень счастлива.

Она побежала за пустыми банками из-под пива, которые мы оставляли для стрелковой практики. Саванто проводил ее взглядом – так же, как и я. Куда бы ни шла Люси, я всегда смотрел ей вслед. Уж больно мне нравилась ее выпуклая попка.

– Очаровательная у вас жена, – произнес Саванто.

Ни в голосе, ни во взгляде его не было ничего, кроме искреннего восхищения. Я начал проникаться доверием к этому человеку.

– Полагаю, что да.

– Дела идут хорошо? – Он окинул взглядом облупившиеся стены.

– Мы только начали. Школе нужно создать репутацию. Прежний владелец состарился… вы, наверное, понимаете, что я хочу сказать.

– Да, мистер Бенсон. Стрельба – развлечение богачей. Я вижу, вы решили заняться покраской.

– Да.

Саванто снял шляпу и заглянул в нее. Похоже, это вошло у него в привычку. Вновь махнул ею в воздухе и нахлобучил на голову.

– Вы думаете, что сможете заработать деньги на этой школе?

– Иначе бы меня тут не было.

К моему облегчению, из бунгало появилась Люси с ружьем и авоськой, набитой пустыми банками. Я взял у нее ружье, и она пошла вдоль берега с авоськой в руках. Мы так часто стреляли по банкам, что могли бы выступать с этим номером в цирке. Отойдя на триста ярдов, Люси бросила авоську на землю. Я зарядил ружье и махнул жене рукой. Она начала подбрасывать банки в воздух. Я попал во все. Со стороны зрелище наверняка впечатляло. Прострелив десять банок, я опустил ружье.

– Да, мистер Бенсон, вы прекрасный стрелок, – змеиные глазки пробежались по моему лицу. – Но можете ли вы учить?

Я поставил ружье на горячий песок. Люси собирала банки. Мы больше не пили пиво, так что они еще могли нам послужить.

– Чтобы хорошо стрелять, нужны способности, мистер Саванто. Или они у вас есть, или нет. Я занимаюсь этим делом пятнадцать лет. Вы хотите стрелять так же, как я?

– Я? О нет. Я уже старик. Я хочу, чтобы вы научили стрелять моего сына. – Он повернулся к «Кадиллаку». – Тимотео!

Смуглолицый мужчина, неподвижно сидевший на заднем сиденье, вздрогнул. Посмотрел на Саванто, затем открыл дверцу и вылез из машины.

Длинный, тощий, этакая жердь с руками и ногами, он, казалось, вот-вот переломится пополам. Ниже больших черных очков, скрывающих глаза, у него находились полные губы, решительный подбородок и маленький остроконечный нос. Загребая ногами, он направился к нам и остановился рядом с отцом. На его фоне тот казался карликом. Ростом Саванто-младший был не меньше шести футов семи дюймов[1]. Я тоже высок, но мне пришлось смотреть на него снизу вверх.

– Это мой сын, – в голосе Огасто не слышалось гордости. – Тимотео, это мистер Бенсон.

Я протянул руку. Рукопожатие Тимотео было горячим, потным и вялым.

– Рад с вами познакомиться. – Что еще я мог сказать? Похоже, я пожимал руку своего будущего ученика.

Люси собрала банки и тоже подошла к нам.

– Тимотео, это миссис Бенсон, – сказал Саванто-старший.

Гигант повернул голову, затем снял шляпу, открыв жесткие черные кудри. Кивнул, не меняя выражения лица. В черных полусферах его очков отражались пальмы, небо и море.

– Привет, – улыбнулась Люси.

Последовавшую за этим долгую паузу прервал Саванто-старший.

– Тимотео очень хочет научиться хорошо стрелять. Вы сможете сделать из него меткого стрелка, мистер Бенсон?

– Пока не знаю, но это нетрудно выяснить, – я протянул дылде ружье. Помявшись, он взял его словно змею. – Пойдемте в тир. Посмотрим, что он умеет.

Саванто, Тимотео и я пошли к тиру. Люси понесла банки в бунгало.

Полчаса спустя мы снова вышли на солнечный свет. Тимотео расстрелял сорок патронов и один раз зацепил краешек мишени. Остальные пули ушли в молоко.

– Хорошо, Тимотео, подожди меня, – холодно бросил Саванто.

Тимотео зашагал к машине, все так же загребая ногами, залез на заднее сиденье и застыл как истукан.

– Ну, мистер Бенсон? – поинтересовался Саванто.

Я ответил не сразу. Наконец-то открывалась возможность заработать, но врать не хотелось.

– Способностей у него нет, но это не значит, что из него нельзя сделать меткого стрелка. Десять уроков, и вы сами удивитесь его прогрессу.

– Нет способностей?

– Возможно, они проявятся. – Упускать ученика не хотелось. – Через две недели я смогу сказать более определенно.

– Через девять дней, мистер Бенсон, он должен стрелять так же хорошо, как и вы.

вернуться

1

207,5 см.

2
{"b":"5988","o":1}