ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Возникли кое-какие осложнения, – сказал Феннел. – Ничего особенного. Не волнуйся. Ложись в постель.

Хозяйка судна вошла в комнату. Порыв ветра качнул баржу.

– Зачем ты одеваешься? Что ты…

– Заткнешься ты или нет? Я ухожу.

– Уходишь? – Лицо ее вытянулось. – Почему? Куда ты идешь?

Феннел достал сигарету из стоявшей на столе коробки. Приняв горячий душ, он успокоился и чувствовал себя более уверенным. Однако он понимал, что от Мими ему будет трудно отделаться. В ней было слишком много от собственницы. Его неуемная страсть пришлась ей по нраву. Оттого-то она и не отпускала его столько времени-Ложись спать, – проговорил он. – Можешь простудиться.

Произнеся эти слова, про себя он подумал, что ему до нее нет дела.

– Мне нужно позвонить.

Мими знала, что он лжет, и, схватив его за руку, воскликнула:

– Ты не посмеешь меня бросить! Я все для тебя делала. Никуда ты не пойдешь!

– Заглохни, умоляю тебя! – цыкнул на нее Феннел и, оттолкнув ее в сторону, направился к телефону. Набирая номер, он взглянул на часы. Было без десяти четыре утра. Он подождал, прислушиваясь к долгим гудкам. Послышался щелчок, и сонный голос недовольно спросил:

– Кому это вздумалось звонить?

– Джейси? Это Лю.

– Черт тебя побери! Я спал!

– Заработаешь двадцать монет, – медленно, выговаривая каждое слово, произнес Феннел. – Выкати машину. Ты должен встретить меня у кабачка «Корона» на Кингз-роуд через двадцать минут. Ровно через двадцать минут.

– Ты что, чокнулся? Посмотри, который час! Что за дела? Никуда я не поеду. Да и дождь льет как из ведра.

– Двадцать монет за каких-то двадцать минут, – спокойно отозвался Феннел.

Последовала продолжительная пауза. В трубке было слышно тяжелое дыхание Джейси, явно готового подзаработать.

– «Корона», говоришь?

– Да.

– Уговорил-таки! Хорошо. Сейчас выезжаю. Феннел положил трубку.

– Не пойдешь ты никуда! – с побагровевшим лицом, сверкая глазами, воскликнула Мими. – Я тебя не отпущу!

Не обращая на нее внимания, Феннел бросился к туалетному столику, выдвинул ящик и стал доставать оттуда необходимые ему предметы: безопасную бритву, крем для бритья, зубную щетку, три пачки сигарет «Плейере» и расческу. Все это он рассовал в карманах пиджака.

Женщина снова схватила его за руку.

– Я все для тебя делала! – вопила она. – Сволочь! Без меня ты сдох бы с голоду!

Оттолкнув ее в сторону, Феннел направился к декоративному камину, в котором была установлена электрическая плита, и взял большой чайник китайского производства. В ту же самую секунду Мими бросилась к своему сожителю и принялась отбирать чайник. С вытаращенными глазами, длинными черными волосами, свешивающимися на лицо, она походила на обезумевшую ведьму.

– Убери свои лапы! – завизжала она. Не замечая злобного взгляда его глаз, Мими думала лишь о том, чтобы не позволить наглецу забрать ее казну.

– Не скандаль, Мими, – произнес Феннел. – Мне эти деньги нужны. Я тебе их верну, обещаю.

– Не дам!

Скрюченными пальцами правой руки она царапнула его по лицу, а левой пыталась вырвать чайник. Отдернув голову назад, Феннел выпустил из рук чайник, после чего с силой нанес ей удар в челюсть. Мими упала на спину, ударившись затылком о пол. Чайник разбился вдребезги, и деньги рассыпались.

Отодвинув в сторону груду серебра, Феннел поднял небольшой сверток десятифунтовых купюр. На лежащую без сознания женщину он даже не взглянул. Сунув деньги в карман брюк, поднял кистень и вышел на палубу. Тридцать дней, проведенные с Мими, для него представляли собой лишь метки, написанные мелом на доске, которые он успел стереть.

Дождь превратился в ливень, в лицо хлестал холодный ветер. В течение нескольких секунд Феннел смотрел на набережную, чтобы глаза привыкли к темноте. Ничего подозрительного он не заметил. Решив, что стоит рискнуть, побежал по сходням, переброшенным с баржи на берег. Оказавшись в тени, снова остановился. Ничего такого, что могло бы его встревожить, Феннел не услышал. Сжимая в руке кистень и держась в тени парапетов, он, мягко ступая по плитам, направился к находившейся поодаль каменной лестнице, которая вела наверх.

Если Джейси опоздает, ему крышка. Его непрошеным гостям нужно будет остановить кровотечение: человек, получивший ранение в шею, может истечь кровью, как недорезанный поросенок. После этого они позвонят Морони и скажут, что у них ничего не вышло. Тот сразу же отправит четверых или пятерых, чтобы закончить дело. У него полчаса, но не больше того.

Теперь беспокоиться нечего. Добравшись до затемненного кабачка «Корона», он увидел, как к нему на потрепанном «моррисе» подъехал Джейси. Перебежав дорогу, Феннел открыл дверцу машины и сел.

– Поехали к тебе домой, Джейси.

– Погоди, – возразил Джейси. Свет уличного фонаря падал на его истасканное, крысиное лицо. – Ты чего?

– Я сказал: к тебе домой! – стиснув тощую кисть старика, рявкнул Феннел.

При виде искаженного злобой, чуть ли не бешеного лица дружка Джейси что-то буркнул и, врубив передачу, тронулся с места.

Десять минут спустя оба оказались в тесной, бедно обставленной комнатушке, освещенной покрытой пылью лампой без абажура, свешивавшейся с грязного, закопченного потолка.

Достав бутылку виски «Блэк энд Уайт» и два стакана, Джейси поставил их на стол. Налив неразбавленного виски, старик стиснул свой стакан грязными руками и боязливо посмотрел на гостя.

Джейси служил у одного букмекера и иногда подрабатывал на стороне, выполняя поручения разной шпаны. Он знал, что Феннел из тех, кого называют «крутыми». Познакомился он с ним в тюрьме Паркхерст, где они оба отбывали наказание:

Феннел за вооруженный грабеж, а сам он за попытку сбыть фальшивые купюры по десять шиллингов. Освободившись, они продолжали поддерживать связь друг с другом. Джейси льстило, что такой авторитет, как Феннел, проявил интерес к его скромной личности. От лиц, связанных с уголовным " миром, Джейси узнал, что Феннел был «стукачом» и пятеро из банды Морони попали в ловушку, расставленную легавыми. Ему было известно, что Морони приговорил Феннела, но из жадности не захотел отказаться от возможности заработать двадцать фунтов.

Феннел достал деньги, скрученные в трубочку, вынул оттуда два десятифунтовых банкнота и швырнул их на стол.

– Держи, Джейси, – произнес он. – Я у тебя задержусь на пару деньков.

Похожий на хорька Джейси вытаращил глаза. Не дотронувшись до денег, он возразил:

– Нельзя тебе оставаться у меня, Лю. Опасно. Мне кишки выпустят, если узнают, что ты здесь был.

– Я тоже могу пощекотать тебя перышком, – негромко проронил Феннел. – Тем более, что я рядом.

Джейси поскреб щетинистый подбородок. Бегающими глазами он оглядывал комнату, взвешивая положение и опасности, подстерегающие его. Морони, наверно, спит, зато Феннел – вот он, здесь. Феннел не меньше Морони опасен.

– Идет. Пару деньков можешь пожить у меня. Но ни часом больше.

– Через два дня я уеду из Англии, – отозвался Феннел. – Мне надо провернуть одно дельце. Может, и назад не вернусь. – Допив свое виски, он направился в соседнюю комнату, где стояла продавленная кушетка, на которой обычно спал хозяин квартиры. Скинув туфли, он повалился на кушетку.

– Ложись на пол, да не забудь этот стебучий свет выключить.

– Давай, давай, командуй, – с обидой произнес старик. – Будь как дома.

* * *

Неделю назад в газете «Дейли телеграф» Гарри Эдварде прочитал следующее объявление:

«Для выполнения необычного задания на три недели нужен пилот-вертолетчик. Оплата услуг чрезвычайно высока. Вышлите сведения о предыдущей работе, а также фотографию. Ящик С.1012».

Эдварде перечитал объявление и задумался. Особенно ему понравились слова «необычное задание» и «чрезвычайно высокая». Он давно искал себе необычную работу и очень нуждался в хороших деньгах. По этой причине, ничего не сказав Тони, он отправил письмо по адресу «Ящик С.1012», в котором о своей предыдущей работе наврал с три короба. Вложив в послание фотокарточку для паспорта, он опустил его в почтовый ящик.

2
{"b":"5989","o":1}