ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Прошла неделя, и Гарри уже оставил всякую надежду получить чрезвычайно высокое вознаграждение и необычное задание. В это холодное и сырое февральское утро он сидел в тесной, неряшливой гостиной у своей подружки, прихлебывая из стоявшей рядом чашки кофе и просматривая колонки с предложениями работы в «Дейли телеграф».

Гарри Эдвардсу, рослому, крепко сбитому молодому человеку, было двадцать девять лет. Он был наделен грубоватой мужской красотой. Улыбчивые карие глаза, темно-каштановые волосы, как это было модно, спускались до ворота. Губы у него могли растянуться в улыбке или превратиться в тонкую линию, не предвещая ничего хорошего. Сидя на видавшем виды диване Тони, надев на себя белый махровый халат, подвязанный поясом, и вытянув длинные голые ноги.

Гарри взглянул на часы, висевшие на стене. Они показывали 8.45.

Внимательно изучив предложения работы, молодой человек в раздражении швырнул газету на пол. Скоро нужно будет чем-то заняться. У него осталось сто тридцать фунтов, пять шиллингов и семь пенсов. А потом придется сесть подруге на шею, чего он никогда не сделает, добавил он мысленно, но без особого убеждения.

С Тони Уайт он познакомился на пароме Кале-Дувр. Когда он завалился в бар в обществе двух крепких на вид французских детективов, которые оставались с ним до самого отхода судна, девушка, на его счастье, находилась именно там. После того как французы сошли на берег, желая убедиться, что паром отчалил, и Гарри приветливо помахал им на прощанье рукой, на что детективы никак не отреагировали, он спустился в бар первого класса, чтобы впервые за последние три года пропустить стаканчик.

Тони сидела на высоком табурете в мини-юбке, едва прикрывавшей срамное место, и прихлебывала чинзано со льдом. Решив шикануть, Гарри заказал двойную порцию «Ват-69» и поприветствовал девушку. Она показалась ему именно такой девушкой, которую можно поприветствовать, если у тебя есть подход. Что же касается Гарри, то подход у него был.

Оказалось, что Тони двадцать два года. Это была миниатюрная блондинка с огромными глазами, длинными ресницами, которым могла бы позавидовать любая корова. Кроме того, она была очень, ну просто очень шикарной.

Она задумчиво и внимательно посмотрела на Гарри. Он показался ей самым сексуальным мужчиной из всех, кого она когда-нибудь видела, и ее словно ошпарило кипятком. Ее охватило желание оказаться в его объятиях, чтобы он ласкал ее так, как еще никто в ее продолжительной, полной утех жизни не ласкал.

Тони улыбнулась.

Гарри разбирался в женщинах. Он понял, что она ждет от него решительных действий и церемониться с ней незачем.

В бумажнике у него лежали двести девяносто фунтов – все, что осталось от суммы, вырученной от продажи самолета, прежде чем он попался на глаза французской полиции. Он был уверен в себе и готов идти ва-банк.

Допив свое виски, Гарри с улыбкой сказал:

– Мне страсть как охота познакомиться с тобой покороче. У нас до прихода парома в порт больше часа. Каюты тут не найдется?

Ей понравилась его откровенность. Ей тоже захотелось узнать этого парня поближе. Заданный им вопрос все упростил. Девушка улыбнулась, затем кивнула.

Найти каюту, задернуть шторы и запереться оказалось проще простого. Стюарду пришлось раз десять стучать в дверь, чтобы напомнить парочке: паром прибыл в Дувр, и если они не поторопятся, то опоздают на поезд, следующий в Лондон.

Оказавшись в купе первого класса, где, кроме них, никого не было, Тони рассказала своему спутнику, что она модель, пользующаяся успехом, что на нее огромный спрос, что у нее двухкомнатная квартира в Челси… Так что если ему нужна крыша…

– Почему бы тебе, сахарный мой, не перебраться ко мне? – спросила Тони.

Гарри намеревался подыскать себе дешевый номер в какой-нибудь скромной гостинице возле Кромвелл-роуд и жить там, пока не присмотрится что и как и подберет работенку поденежнее. Так что от предложения не отказался.

Гарри уже недели три жил у Тони, тратя оставшиеся деньги, но денежной работы подыскать пока не удавалось. Не видя никакого просвета, Гарри начал тревожиться. Но Тони все это воспринимала как некую забаву.

– Да не бери ты в голову, зверь мой великолепный! – воскликнула она накануне вечером, прыгнув ему на колени и ущипнув его за ухо. – У меня денег куры не клюют! Давай лучше займемся любовью!

Выпив наполовину остывший кофе, Гарри поморщился, затем подошел к окну и стал разглядывать едва плетущиеся машины и автобусы, а также прячущихся под зонтиками мужчин и женщин, торопящихся на работу.

У парадной двери послышался стук: это почтальон опустил в ящик письма.

Каждое утро Тони получала груды писем от распускавших слюни обожателей, но Гарри надеялся, что на этот раз и ему придет письмо. Вынув из ящика полтора десятка писем, он быстро просмотрел их и наконец обнаружил письмо, адресованное ему. Конверт из изготовленной вручную бумаги выглядел внушительно. Открыв его, он извлек отпечатанный на машинке листок:

"Отель «Ройал тауэрс»

Лондон, B.I.VVI

Не соизволит ли мистер Гарри Эдварде зайти по вышеуказанному адресу 11 февраля в 11.30 и обратиться к мистеру Армо Шейлику (см. «Дейли телеграф». Ящик С. 1012)".

Ну конечно, он зайдет к мистеру Армо Шейлику. Увидев столь экзотическое имя и название отеля, Гарри решил, что тут пахнет большими деньгами.

Он отнес письмо в небольшую спальню.

Тони крепко спала. Она лежала на животе. Короткая сорочка задралась, длинные, красивые ноги широко раздвинуты.

Усевшись на край постели, Гарри стал любоваться молодой женщиной. Она действительно восхитительно красива. Замахнувшись, он шлепнул ее по ягодицам. Вздрогнув, Тони соединила ноги и, моргая спросонок, посмотрела на него через плечо. Он снова шлепнул ее, и молодая женщина мигом перевернулась на спину и села в постели.

– Это нападение! – заявила она. – Где мои трусики?

Найдя трусы в ногах постели, Гарри протянул их Тони.

Та с улыбкой стала разглядывать своего сожителя.

– Разве они мне нужны?

– Я так не думаю, – улыбнулся Гарри. – Я получил письмо. Ты не можешь отвлечься на минуту от своих непристойных мыслей и подумать о деле?

– Что такое? – вопросительно взглянула на него Тони.

Он рассказал ей об объявлении в «Дейли телеграф», о том, что отозвался на него, а теперь получил ответ. Он протянул Тони письмо.

– Отель «Ройал тауэрс»! Самый современный! Какое красивое имя! Армо Шейлик! Я так и чую запах бесчисленных мешков с золотом и бриллиантами, – Подбросив вверх письмо, молодая женщина кинулась к Гарри на шею.

Часов в одиннадцать Гарри удалось вырваться из объятий возлюбленной. Он принял душ и, облачившись в синий блейзер и темно-синие дакроновые брюки, взглянул на себя в зеркало.

– Вот только под глазами синяки, – заметил он, поправляя галстук. – Но этого и следовало ожидать. И все-таки мне кажется, что выгляжу я здоровым, симпатичным и ухоженным. А ты что на это скажешь, детка?

Совсем голая, Тони сидела в кресле и прихлебывала кофе, не отрывая от Гарри восхищенного взгляда.

– Выглядишь ты просто обворожительно. Подняв ее с кресла, Гарри принялся Тискать ее.

Поцеловав ее напоследок, он усадил Тони снова в кресло и вышел.

Ровно в 11.30 он обратился к портье отеля «Ройал тауэрс» и спросил, где он может найти мистера Армо Шейлика.

Портье посмотрел на посетителя с отсутствующим выражением лица, какое напускают на себя все портье, у которых еще не успело сложиться о новоприбывшем определенное мнение. Назвав номер, он спокойно произнес несколько слов, затем повесил трубку.

– Десятый этаж, сэр. Номер двадцать семь.

Скоростной лифт мигом поднял Гарри на нужный этаж. Лифтер проводил его до дверей номера 27. Посетитель был, очевидно, слишком важен и изнежен, чтобы постучаться в дверь. Эту услугу оказал ему лифтер, после чего поклонился и ушел.

Запах денег, как показалось Гарри, стал одуряющим.

3
{"b":"5989","o":1}