ЛитМир - Электронная Библиотека

– Напитки тоже собственность вашего папы?

– Тоже его. Я беру их из дома – четыре бутылки за раз. Я не вижу причин, почему бы и мне иной раз не угоститься. – Марго достала из холодильника шампанское. – Давайте веселиться. Вы открывайте, а я тем временем принесу бокалы.

Я разорвал предохранительную проволоку на пробке и, когда Марго вернулась с бокалами на подносе, осторожно открыл бутылку.

Мы чокнулись.

– Что мы празднуем? – спросил я.

– Нашу встречу. Вы кажетесь мне первым человеком, которому не важно – богатая я или бедная.

– Постойте! С чего вы это взяли?

Выпив шампанское, она помахала пустым бокалом:

– Вы узнаете об этом в свое время. А пока посмотрите ваш новый дом. Начните со спальни. Налево, вот в эту дверь.

Ее темные глаза были устремлены на меня, и я прочитал в них нечто, от чего перехватило дыхание. Я поспешил в спальню, твердя себе, что я ошибаюсь, и все же меня не покидало чувство, что сюда, в бунгало, Марго привезла меня не просто как гостеприимная хозяйка.

В спальне, окрашенной в светло-зеленый и темно-коричневый тона, я увидел переполненные одеждой встроенные шкафы и двуспальную кровать на мозаичном полу. Ванная, находившаяся рядом, была отделана с такой роскошью, будто ее собирались использовать для съемок кинофильма из жизни высшего общества.

Когда я вернулся в гостиную, Марго лежала на кушетке возле окна, задумчиво глядя на залитое лунным светом море.

– Понравилось? – спросила она, не меняя позы.

– Еще бы! Боюсь, что в последнюю минуту вы раздумаете и не пустите меня.

– Вам нечего волноваться, я не живу сейчас здесь.

– Но в бунгало ваши вещи.

– Они мне не нужны. Все, что находится в этих шкафах, уже порядком надоело. Я люблю, когда вещи отдыхают. Потом, возможно, я снова буду носить кое-что из этих тряпок. В бунгало хватит места и для вас.

Я сидел в кресле рядом с ней, и сознание, что мы совсем одни, волновало меня. Повернув голову, она посмотрела мне в глаза:

– Как продвигается ваше расследование?

– Черепашьими шагами. Но было бы грешно обвинить меня: от дела отвлекают более интересные вещи.

– Какие, например?

– Это бунгало и… вы.

– Я отвлекаю вас от дел?

– Конечно.

Она снова бросила на меня взгляд:

– Тогда это взаимно.

Наступило молчание. Потом, спустив с кушетки ноги, она встала.

– Я хочу искупаться. Пойдемте?

– С удовольствием. – Я тоже поднялся. – Мне надо взять мои вещи, они в машине.

Достав из багажника дорожную сумку, я прошел в спальню. Марго была там. Переодевшись в белый халат, она смотрелась в высокое зеркало, поправляя опущенные на плечи волосы.

– Я кажусь вам красивой?..

Я чувствовал, что начинаю терять контроль над своими поступками. Предприняв отчаянную попытку приостановить сползание в бездну, чтобы потом не раскаиваться в содеянном, я нашел в себе силы сказать:

– Может, мы искупаемся завтра, а сейчас я отвезу вас домой? Боюсь, вы будете утром жалеть…

Не дав мне закончить, она отрицательно покачала головой:

– Я никогда не жалею о том, что делаю.

2

– Дай мне сигарету!

Я протянул руку к прикроватной тумбочке и, вытряхнув из пачки сигарету, чиркнул зажигалкой. В мигающем свете крошечного огонька лицо ее выражало безмятежное спокойствие, и, когда наши взгляды встретились, она улыбнулась.

– Не думай обо мне плохо, дорогой, – негромко сказала Марго. – Это случается нечасто. Ты можешь не верить, но в такие минуты мною руководят не поддающиеся контролю импульсы, я не чувствую стыда, лишь счастье, что меня любят. – В темноте она нашла мою руку.

Мне было приятно слышать ее слова, и все же я испытывал смущение, что все произошло так быстро и неожиданно. Слишком быстро я поддался своему чувству, такое легкомыслие было непозволительным.

– Ты чудесная девушка, – сказал я, касаясь губами ее лица.

Пальцами она провела по моим волосам.

– Все кажется чудесным, пока люди нравятся друг другу, – чуть печально произнесла Марго и, соскользнув с кровати, бесшумно вышла из комнаты.

Надев халат, я последовал за ней. Она стояла перед застекленной дверью, напоминая в серебристом свете луны прекрасное изваяние мастера.

– Поплаваем, Лу? – сказала она, беря меня под руку. – И потом я поеду…

Отплыв от берега ярдов на двести, мы не спеша повернули обратно. Теплая вода обволакивала наши тела, стояла ничем не нарушаемая тишина, и мне стало казаться, что на всей планете существуем лишь мы одни.

Держась за руки, мы вышли из воды и побрели по песку. На ступеньках террасы Марго остановилась и подняла на меня глаза. Я обнял ее гибкое молодое тело.

– Было так чудесно, Лу, – сказала она. – Я снова приду, если тебе не скучно со мной. Мне надо одеться. Ты отвезешь меня?

– Конечно. А ты не можешь остаться здесь на ночь?

Она отрицательно покачала головой.

– Нет. Мне тоже хотелось бы остаться, но горничная шпионит за мной. Если я не вернусь, она сообщит отцу.

– Знаешь, я буду платить тебе за этот домик, – внезапно сказал я. – Тридцать долларов в неделю. Я могу позволить себе эту сумму, деньги пригодятся на шпильки.

– Очень мило с твоей стороны, но это не меняет сути дела. Мне нужны большие деньги, а не мелочь. Нет, пользуйся домом бесплатно, платить ничего не нужно.

Пока мы ехали, я решил задать вопрос, весьма интересовавший меня. У нее было хорошее настроение, и я полагал, что она согласится ответить.

– Как ты думаешь, твой отец мог нанять частного сыщика?

Марго уютно расположилась рядом со мной, положив голову на спинку сиденья. Услышав, о чем я спрашиваю, она чуть заметно насторожилась.

– Ты думаешь, я стала теперь более сговорчивой?

– Ты можешь не отвечать, если считаешь, что так лучше. Я не буду в претензии.

– Отец ничего не говорил мне о сыщике, – помолчав, сказала она наконец. – Но если он все-таки нанимал твоего компаньона, то причина была только одна: Бриджетт.

– У него есть основания не доверять ей?

– Самые серьезные. Странно, что он не начал следить раньше. Вокруг нее всегда увивается какой-нибудь альфонс. Сейчас это мерзкий тип по фамилии Трисби. Папе, наверное, изрядно надоели любовные проделки моей мачехи. Я надеюсь, он все-таки с ней разведется, и тогда я вернусь домой.

– Тебе хотелось бы вернуться?

– Разве приятно, когда тебя выгоняют из дома? Бриджетт и я не могли жить под одной крышей.

– А что ты имеешь против Трисби?

– Все. Это ужасный человек, он принес несчастье многим семьям в городе.

Некоторое время я молчал, потом, когда мы подъезжали к «променаду», решил задать еще один вопрос:

– А не мог твой отец нанять Шеппи, чтобы следить за тобой?

Марго докурила сигарету и выбросила окурок в окно.

– Для этого не надо нанимать сыщика. Все, что нужно, ему сообщает горничная. Он разрешил снять квартиру с условием, что старуха будет со мной.

Спустя минуту она спросила:

– Ты собираешься следить за Бриджетт?

– Это бесполезно. Ясно, что она не убивала Шеппи. На мой взгляд, получилось все, наверное так: Шеппи наняли следить за твоей мачехой, но ему удалось наткнуться на что-то такое важное, не имевшее к ней отношения. Он был сообразительный парень и мог доставить кое-кому много неприятностей. Поэтому его и убили. Этот город кишит гангстерами. Даже «Клубом мушкетеров», где бывает только «голубая кровь», заправляет гангстер. Шеппи, к примеру, мог разнюхать, что там не все чисто.

– Ты думаешь, он стал жертвой бандитов?

– Пока что такая версия кажется мне самой правдоподобной.

– Если отец выгонит Бриджетт, она останется без гроша. Своих денег у нее нет. Возможно, ей стало известно, что Шеппи собрал против нее какие-то улики. Не в ее интересах было спокойно ждать, когда он сообщит обо всем отцу.

– Не хочешь ли ты сказать, что она убила Шеппи?

– Конечно, нет. Убить мог Трисби. Этот сутенер живет на деньги Бриджетт, и, окажись главный источник его дохода под угрозой, он пойдет на все.

25
{"b":"5990","o":1}