ЛитМир - Электронная Библиотека

Ну так и шо? Поняла? Убедилась? А теперь сюда слушай. Вот как твой мужик, которого ты сама себе завела, никто тебя не заставлял, жрать попросит, ты не ори, что устала, а отнесись к нему, как к котику. А когда он опять носками своими раскиданными территорию пометит, ты не истерику закатывай, а тряпку половую возьми. И тряпкой его, тряпкой. Как кота, нассавшего в углу. Кастрировать не надо, тебе ж он не только для красоты понадобился, но дрессировать необходимо. И времени на дрессировку не жалей! Помни: чем лучше мужик выдрессирован, тем легче тебе жить.

А на митинг феминистический сходи, чего ж нет. Надо ж где-то блеснуть новой сумочкой. В других местах тебя и не поймут, а там небось ценителей много соберется.

Мораль отсюда такова: прежде чем права качать, покорми кота.

6.

Еще мне пишут. Вы пишите, кстати, пишите, я страсть как люблю письма получать и читать. Пишут мне: шо ж тебя, красу ненаглядную, как подменили? Да не менял меня никто, а просто розавинькое платьице с туфельками на тонком каблучке сняла да клепаную кожу надела. А то вы меня первый год знаете! И не видали никогда, как я матом ругаюсь и водку пью! Вот прям в этом самом розовиньком платьице да на тонких каблучках. Так и шо ж удивляетесь тогда?

Мораль отсюда такова: люди вам не платяной шкаф, им разнообразия хочется.

7.

А шо, спрашивают меня, вы, краса ненаглядная, скажете за пидорасов?

Тут надобно уточнить. На лесть я падкая шо пипец. Никаких шоколадок с тортиками не нужно. Польсти – и я растаю. Но тут и старалась – а не смогла.

Не могу я сказать за пидорасов. Только против.

Человеком ведь нас делает то, шо выше плеч растет. А не то, шо ниже пояса. Каждый рождается со своим предназначением. Мужик рождается, шоб из обезьяны человеком стать, баба – шоб его на пути этом наставить. И секс, конешно, дело хорошее, но ведь дело не в нем. А в том, шо одна обезьяна другую не сделает человеком. Для того и была задумана разница полов. А не для деторождения, как вы подумали. Размножаться половым путем, конешно, несравненно приятнее, но можно и почкованием, есть такие индивидуумы в природе. Можно даже делением. Можно и вовсе не размножаться, а жить бессмертными.

Но главное-то – в воспитании. В том, шоб мужик через не хочу становился человеком и двигал цивилизацию вперед. А вы таки поглядите на этих пидорасов. Да у них вся культура вокруг хуя вертится. И вся цивилизация для них – шоб было сытно и все их уважали. Они говорят, типа, такие же люди. Ну уж нет. Такие же обезьяны. Ну вы сами поглядите. Письки-жопы – всё, шо их интересует. Они это отношениями называют. Детей еще усыновлять рвутся. Ну шоб обезьяньего племени прибыло и они не ощущали себя недоделками. И где ж вы тут видите движение вперед? Я так вижу движение назад – в джунгли, на дерево, шоб круглый год тепло, бананы и сплошная чистая экология.

Все интересы, кто как трахается. И вся борьба за то, шоб трахаться без осуждения. Так и кто вам мешает? Вон, обезьяны в зоопарке трахаются, никто ж не осуждает.

Шо за глупость – требовать себе исключительного положения потому, шо трахаешься непривычным образом? А ежли кто жопой жрать научится, ему тоже на этом основании особые права дать? Вот шоб в ресторане можно было при всех штаны снять, ягодицы раздвинуть да и в тарелку сесть?

Так нет же вот. Твердят лучшие умы – кто не задумывается над половыми вопросами, тот мудак и быдло. Ну, это они считают себя лучшими умами, по мне, так они даж головкой думать еще не научились. Весь мир как спятил, подхватил моду смотреть себе в штаны и напряженно размышлять, соответствует ли то, шо он там наглядел, его сегодняшнему настроению. Вот больше делать нечего. Все проблемы решены, цивилизация уже на такой высоте, шо и подумать-то больше не о чем.

А еще пидорасы любят кучковаться. Ну да, когда один особенный – то ты урод и отщепенец, а когда рядом кто-то с таким же пороком – то вы вроде как банда, вам не страшно. А когда вас трое, вы хотите гей-парад и фракцию в Госдуме. И поправки в Конституцию. Притом что по той самой Конституции у вас права с нами равные. И даж по Семейному кодексу. Шо? Там не записано ваше право жениться по любви? Ой вэй, шо вы такое говорите! Да треть баб вышла замуж не по любви, еще треть не вышла вовсе, и где же их права? А права в том, шо мужик и баба могут пожениться. Там нет про любовь, оставьте вы эти бредни. Там есть про право бабы выйти за мужика, а мужика – жениться на бабе. И ни про что больше. Таки и шо, у вас это право кто-то отобрал? Ах, вы не хотите? Так я тож не хочу. И никто меня заставить не может. И вас никто не может. В чем ваще вопрос-то? Не хотите – не пользуйтесь. Хотите – пользуйтесь. У нас страна свободная.

Так и объясните мне: почему я должна уважать мужика лишь за то, шо он в жопу долбится? Я тоже могу. И не только в жопу. Так и чем он лучше меня? Наоборот, я лучше, у меня возможности шире. И с хрена ли ему какие-то особые права, ежли он ущербный? Он же не может делать то, шо может любой другой нормальный мужик. И уж тем более не может то, шо может баба.

А я скажу, почему пидорасы хотят себе особые права. Потому шо они легких путей ищут. Это ж проще всего – жопу подставь, и не надо тебе меняться, и воспитывать тебя никто не станет, и всегда ты будешь в своей зоне комфорта. Вот за это они и бьются. За право быть обезьяной вечно.

Мораль отсюда такова: терпеть не могу пидорасов.

8.

Сказочку на ночь расскажу. Ну шоб все вздрогнули. И шоб ни у кого ваще иллюзий на мой счет не осталось. Никаких. Ваще.

Лето. Вот это вот, только вчера прошедшее. Подружка у меня в гостях. Обеим хорошо за сорок. Мужиков нет, это только наша вечеринка. Ну вы поняли, набрались мы качественно. Иду ее провожать, потому шо я ж баба ответственная, мало ли шо бухая. А она живет на соседней улице.

Идем, как обычно, через школу. А она, сука такая, заперта! Ну то есть перед нами стандартный забор, два с половиной, шо ли, метра, калитка на замке и малтшик восточной наружности, который мнется перед этой калиткой. И я, значитсо, Ленке говорю: «Хуйня война, прорвемся!» Ну, типа, делать нам больше нехуя, как обходить эту школу, если я – дочь офицера, а Ленка – офицер полиции. И к тому же у нас под рукой есть послушный восточный малтшик.

Короче, малтшик получает приказ, подставляет нам ладони под ноги, штурмуем мы этот забор так, шо любой сержант в обморок бы от зависти рухнул. Нормально так штурмуем, можно видео снимать и на Ютуб выставлять в качестве рекламы ВДВ.

Нет, когда мы этот забор штурмовали на другой стороне, мы все-таки упали. Сначала я, потом на меня Ленка.

С утра мне Ленка звонит и спрашивает:

– Свет, на фига мы это сделали? Мне на работу завтра, а у меня все ноги в синяках!

– Зато весело! – отвечаю я.

– Эт точно, – соглашается Ленка и добавляет: – Не забудь, что в среду мы идем к косметологу.

Вот это – я. У вас таки еще есть иллюзии на мой счет?

Тогда я в следующий раз расскажу вам про мотоциклы.

Мораль отсюда такова: не всё феечка, что гадит радугой.

9.

Ну так шо же, бабоньки, утро доброе. Выглядит оно не очень, но нас таким не запугаешь. Видали мы утра и похуже, ан ничего, справились. Не повод ныть, словом.

Я ить когда переодевалась, думала: ну всё, ща отфрендят меня все мужики, за то шо обезьянами их назвала. А отфренживают бабы – за пидорасов! То ли мужики у меня юморные подобрались, то ли бабы закомплексованные. Говорят, есть геи, а есть пидорасы. Так ведь, бабоньки, для нас-то всё едино. Шо гей, шо пидорас. Они ж к нашему телу прекрасному отвращение питают. За то шо сиськи есть, а члена нету. И глядишь так на него издали – вроде гей. А приглядишься – пидорас.

2
{"b":"599062","o":1}