ЛитМир - Электронная Библиотека

Annotation

Сборник рассказов «Когда придёт Большая Вода».

История о людях, живущих в мире «Всемирного Потопа». Сборник существует и расширяется в виде рассказов, описывающих события, ситуации и чувства персонажей произведения.

Tael

Небо на борту «Потёмкина»

Гость в новом мире

Второе пробуждение

Пробудившийся?

Дрейфующий флот

Подспудные подозрения

Новая парадигма

«Потёмкин»

Живой помощник

Привыкание к людям

Общий сбор

Поиск затерянного корабля

Через угольное ушко

Призрак Большой Воды

Смертельная красота

Спорный эксперимент

Разбор полётов

Наперегонки с акулой

Болото

Акклиматизация

Спасательная команда

Лёгкий конфуз

Восточно-Китайский пролив

Здание Совета

Система «Советник»

Концерт в Зале Заседаний

Я сплю и не вижу снов

Дневник Никанора Ивановича

Ты и Я превращаемся в Мы

Общая терапия

Эксперимент проживания

Попробуй, разбуди!

Я узнала тебя!

Заседание Флотилий

Странный сон

Стратегия НЕвыживания

Текущие новости

Сонник встреч

Смешение дня и ночи

Утренний разброд

Подведение итогов

Странная находка

Дневник Никанора Ивановича: развитие проекта «Оператор»

Tael

Когда придёт Большая Вода

Часть первая

Небо на борту «Потёмкина»

Я проснулся в 8 часов вечера от неуютной качки.

Расслабил тело, чуть-чуть качнулся, пытаясь сообразить, где и зачем я нахожусь.

Вокруг было темно.

В темноте я рассмотрел очертания маленького помещения с низким потолком и с дюжиной каталок. Они стояли несколько хаотично, но были достаточно устойчивы к периодической качке…

В тумане я начал пробираться к прямоугольному источнику света, постепенно становившемуся дверью. Даже, скорее, целым корабельным люком.

Да, я определённо был на корабле, иначе не объяснишь постоянную качку.

Как это странно — раз, и ты на борту корабля, как в мечте…

Люк вёл на верхнюю палубу этого странного судна, с которой оно виделось эдакой большой черепахой, испускающей огромную кучу табачного дыма. И зачем этой черепахе ещё и мачта с парусом?

Я оглянулся: впервые, за всю мою жизнь, над головой возвышалось чистое ночное небо, забитое до отказа звёздными искрами. В городе такого не увидишь.

У меня на родине только грязный снег да дымное небо и ночью и днём…

А здесь целая россыпь!..

Гость в новом мире

Долго восхищаться небом мне не удалось — появившаяся рядом девушка напрочь развеяла всю мечтательность и дремоту. Она прокралась с правого борта по лестнице рулевой кормы. Встав на бортовую мачту, она неотрывно глядела куда-то в даль.

Сейчас я мог увидеть только очертания незнакомки: полная темнота не позволяла разглядеть её лица.

— Кто ты? — вопросительно посмотрел я на неё из темноты.

— Ещё один попутчик в караване погибших кораблей, — ответила её молчаливая тень.

Из темноты сверкнули два фиолетовых глаза.

— Зачем ты вышел ночью? Ты быстрее рискуешь упасть, находясь здесь …

— Это корабль? Как я здесь оказался?

— Как и всякий спящий беспробудным сном, — ответила незнакомка.

— В каком смысле спящий? Что со мной случилось? — меня охватила леденящая тревога, будто я потерял какой-то важный отрезок своей жизни.

— Отправляйся отдохнуть. Скоро ты сам узнаешь обо всём. Ночь — не время для таких разговоров, Проснувшийся.

Второе пробуждение

«… Проснись … Проснись … Проснись …Твой долгий сон закончился…»

Это, кажется, мама. Я узнаю её голос.

Он то приближается, то уплывает волна за волной. Так я медленно пробуждался.

В палубы просвечивало солнце. Его серп был виден настолько, насколько позволял трюм. Но этого было вполне достаточно, чтобы разбудить меня …

Ночной разговор показался странной иллюзией. Или даже сном.

Но его реалистичность от этого не менялась.

Я привстал. Слева от меня появилась женщина в форме медицинской сестры и посадила меня обратно на кушетку.

— Осторожнее! Тебе ещё рано вставать!

— А где я нахожусь?

— В передвижном лечебном корпусе, конечно!

— Что?! …

И тут она обратила внимание, что моё восприятие действительности не соответствует адекватному.

— Ты главное, успокойся … Все приходят в шок, когда понимают, что с ними случилось…

Градус тревоги во мне неуклонно рос.

— Да что случилось — то?!

— Ты находишься на плавающей пароходной платформе. Здесь мы размещаем больных и таких спящих, как ты …

— Спящих?!

Мой разум медленно затуманивался. Я уже понимал, что дело попахивает крупным бредом…

— Ты проспал около пятнадцати лет. Мы забрали тебя с острова вместе с выжившими. На этой палубе лежат больные, которые ещё не успели проснуться.

— Все пятнадцать лет?!

— Успокойся. Да мы нашли тебя в коме и забрали. Сколько лет ты был без сознания — мы не представляем.

— Какой сейчас год?!

— Две тысячи двадцать четвёртый от Рождества Христова …

Почти десять долбаных лет я провалялся в койке, как овощ!

Это было за гранью моего понимания… Я сидел не соображая совершенно ничего…

— Ты полежи немного. Я сделаю компресс. Ты отдохнёшь чуть — чуть и начнёшь здесь осваиваться, хорошо? …

Медсестра, ласково мурлыкая, уложила меня обратно на кушетку.

Мой разум медленно опускал занавес непонимания …

Пробудившийся?

Итак, надо упорядочить весь поток мыслей. Я нахожусь на чёртовом морском судне, который вполне реально укачивает. Я проспал семнадцать (плюс-минус) лет и был перенесён с потонувшего острова, если верить медсестре.

Тогда начинаются вопросы: «Как я вообще потерял сознание на долгое время? Где в это время были мои родственники? Что ВООБЩЕ здесь делает этот корабль? И если здесь размещают только больных, значит есть и другие суда? Есть ли на них команды? Есть ли на них семьи? Какие-либо условия проживания? И сколько их? И где, чёрт побери, я нахожусь?!..»

Размышления прервал быстрый шорох ботинок о металлическую палубу.

— О, ещё один спящий пожаловал!

— Виталий Евграфович, вы поосторожнее с ним что ли … Он только недавно очнулся.

— Да я и так вижу, что пострелёнок уже бегать может. Повернись, давай, на левый бок …

Он растолкал меня. Я лежал на спине.

И только теперь я обратил внимание, во что я был одет: в медицинскую пижаму и тельняшку.

Врач распахнул рубашку, приложил стетоскоп, послушал. Затем попросил присесть:

— Давай-ка вытяни руки вверх! А теперь вперёд. А теперь коснись носа. Хорошо! — Он поставил меня на пол и осмотрел с ног до головы.

— Думаю, Варвара Павловна, наш герой может спокойно бегать по палубе. Но, в рамках предупреждения палубной качки и пост шокового синдрома, выпишите ему немного снотворного, чтобы быстрее в себя приходил. Ближайшие двое суток — никаких резких движений и долгих палубных хождений!

Итак, мне разрешили ходить по каюте под присмотром медсестры, и посадили меня на трёхразовое питание. Неплохо для начала!

Дрейфующий флот

Через два дня нахождения в невольном медкабинете меня начали выпускать на верхнюю палубу, вдоль которой Варвара Павловна водила поначалу меня за ручку, придерживая при особенно сильных наплывах волн. Полдня понадобилось, чтобы я привык к местной качке.

Медсестра была на редкость словоохотлива, что, однако, не мешало ей ловко уходить от вопросов.

1
{"b":"599147","o":1}