ЛитМир - Электронная Библиотека

- Я у тебя посижу немного?

- Да без проблем. А если по существу?

Гость задумался. У приятеля остались связи в ментовке, но какой от них сейчас прок? Даже по его просьбе наряд не приедет быстрее, чем сверху дадут отмашку. Нет, Димона лучше не впутывать, разве что расспросить немного...

- Глянь-ка сюда, - Марк достал из кармана рисунок, сделанный Риммой. - Видел такое где-нибудь?

- Нет. Что за хреновина?

- Долгая история. Значит, крест в круге ассоциацией не вызывает? Блин. А гравитация? Консервированное солнце?

- Какое-какое солнце? Ты, по ходу, вообще загнался.

- Не спорю. Но ты всё равно подумай.

- Клуб такой есть - 'Консервы'. Кузнецов, кстати, держит.

- Опаньки... Адрес знаешь?

- На Гагарина, возле озера.

- Ладно, найду в случае чего. Ёшкин кот... Кафе 'Гравитация', клуб 'Консервы'... Кто им названия сочиняет?

- Это ещё ничего. У нас тут открылся пивбар 'Антракс'.

Марк подавился салом. Димон постучал ему и спине и флегматично заметил:

- Фиг ли? Ребята видят - слово красивое, ну и взяли. Они ж, по большому счёту, не виноваты. В школу пошли уже в девяностых, если не в нулевых. Жизнь такая. Давай, что ли, наливай.

Гость послушно цапнул бутылку - ему и самому уже не терпелось. 'Отскок' подступал стремительно, наваливался, искажал восприятие. Реальность выцветала и обнажала швы, которые кое-как скрепляли её. Стоило присмотреться, и сразу становилось понятно, что стены кухни - лишь глупая декорация, размалёванная на скорую руку художником-недоучкой и вызывающая мучительное чувство неловкости...

Он набулькал себе полный стакан и выпил залпом, как воду. Хозяин уважительно крякнул; швы реальности слегка сгладились, кухня стала почти обычной. Но Марк знал, что это только отсрочка.

- Пацаны недавно рассказывали, - Димон вгрызcя в помидор, уронив на клеёнку каплю красного сока. - Они в свою бывшую часть сгоняли. Мотострелки. Ну, знаешь, за Змей-горой? Вот, короче. С виду, говорят, никаких изменений, то есть вообще. БМП стоит - как с иголочки. Только не заводится, хоть убейся.

- Ага, - риторически выдал Марк.

- Я помню, в первые месяцы мы вообще охреневали без перерыва. После Нуля, я имею в виду, ты понял. БМП, БТРы встали без вариантов. Ну и вообще, броня со стволами - танки там, вся фигня. А другую технику - хрен поймёшь. 'Урал' какой-нибудь, например. Если порожняком - то едет, если бойцов посадить - облом...

- Вы ж вроде закономерность поняли - техника применима только небоевая и вне состава подразделений. Примерно так.

- Это сейчас ты шпаришь, как по инструкции, а мы тогда, говорю же, чуть головы не сломали. Шарады решали, мля...

Марк дёрнул ещё стаканчик и больше не перебивал приятеля. Вообще не пытался поддерживать разговор, только кивал иногда. Да и что он мог бы, собственно, рассказать? Как в год Обнуления доучивался в аспирантуре и писал феерически бесполезную диссертацию? Или как впервые попробовал подземный токсин? Об этом сейчас даже думать стыдно - не то что говорить вслух...

За окном квакнула и тут же смолкла сирена. Димон, тяжело поднявшись из-за стола, выглянул наружу и сообщил:

- Эти свалили, наши приехали. Но ты сиди пока, не высовывайся. Там на выезде со двора - ещё какая-то тачка, левая. Пасут, по ходу.

- Хреновый расклад. Что ж делать?

- Оставайся до завтра. Подутихнет - придумаем что-нибудь.

Гость не успел ничего ответить - задребезжал телефон. Хозяин вышел в прихожую, снял трубку, буркнул: 'Алло. Привет. Да, узнал'. Какое-то время слушал, после чего сказал: 'Ладно, жду'. Вернувшись на кухню, виновато развёл руками:

- Извини, до завтра - не выйдет. Сослуживец бывший звонил, он там сейчас начальствует по району. Поговорить, мол, надо. Через полчаса примерно подъедет.

- Про меня, наверно, будет расспрашивать. Сообразил, что мы с тобой в одном доме живём.

- Да, скорее всего. Ну, если что, скажу, что ты уже сто лет не заглядывал.

- Спасибо, Димон.

- Да ладно. Погоди, я выйду к той тачке, отвлеку их.

- Лучше не надо, не отсвечивай лишний раз. Проскочу как-нибудь.

- Пузырь с собой забери. Тебе, я смотрю, нужнее.

- Уговорил. Надеюсь, ещё увидимся.

- Я тоже. Давай, счастливо.

Сбежав по ступенькам, Марк приоткрыл подъездную дверь. Ментов отсюда не было видно - они припарковались у соседнего корпуса, где находилась атакованная квартира. Зато хорошо просматривался 'москвич', приткнувшийся на улице при въезде во двор. Тот самый соглядатай.

Сыщик-беглец прикинул - можно рискнуть и выскочить. Его, конечно, заметят, но не факт, что догонят. Он знает тут каждый закоулок, каждую кочку. С другой стороны, преследователи наверняка моложе - могут отыграть фору.

Или подняться на чердак и дождаться, пока стемнеет? Дилемма...

На улице показался 'зилок' с голубой кабиной - притормозил и свернул во двор. Он и прежде тут частенько мелькал - шофёр, очевидно, кто-то из местных, приезжает домой обедать.

На пару секунд грузовик перекрыл обзор наблюдателям.

Отбросив сомнения, Марк бросился к углу дома, где росли густые кусты сирени. Этот десяток метров он пролетел, как ошпаренный олимпиец. Глянул сквозь ветки, облегчённо вздохнул - дозорные ничего не заметили.

Пройдя вдоль торцевой стены дома, он углубился в лабиринты дворов. Прикинул - куда податься? К Аркаше? Рискованно. Теперь, когда засада сорвалась, противники наведут подробные справки и возьмут под наблюдение всех, с кем беглец общался более или менее регулярно. Список получится, к сожалению, очень короткий.

Нужен нестандартный манёвр.

Выйдя на обочину, он остановил тачку и назвал адрес - парк, кафе 'Гравитация'.

ГЛАВА 7. ПЫЛЬ

Юра, открыв глаза, не сразу сообразил, где находится. Он сидел, откинувшись в кресле, тихо играла музыка, кто-то смеялся беззаботно и весело. Прошла стюардесса в форменном бордовом костюмчике, и лишь после этого память соизволила подсказать, что первокурсник летит на Марс.

- Ну ты и дрыхнешь, - с уважением заметила Тоня. - Я уж боялась, всю дорогу проскучаю одна.

- Да, что-то я отрубился. Сколько прошло?

- Больше трёх часов. Ты какой-то весь обалделый. Опять плохое приснилось?

- Угу, вообще мерзость. Казематы кирпичные или, может, бараки, точно не помню. Кровь растекается по полу...

- Чья кровь?

- Там старик лежит, мёртвый. И вроде как это я его... Причём, что самое жуткое, мне даже его не жалко... Да, теперь понятно уже - я в том мире не со стороны наблюдаю, а участвую непосредственно. Или, по крайней мере, смотрю глазами участника, чувствую то же самое, что и он. И с каждым разом, проснувшись, запоминаю больше и больше. Тот город во сне, он проступает резче, материализуется, что ли... Я, пока там нахожусь, забываю напрочь, что всё вокруг - нереально, но потом спохватываюсь... А пробуждаться трудно, меня это зазеркалье как будто держит, затягивает в болото...

Он прервался на полуслове - заметил, что её серые глаза, распахнувшись, наполняются страхом. Махнул рукой и сказал:

- Не обращай внимания, это я просто краски сгустил. Пойду освежусь по-быстрому и вернусь к вам, товарищ Меньшова, совсем другим человеком, честное комсомольское. Договорились?

- Куда ж я денусь?

Он выбрался из кресла и двинулся по проходу, разглядывая попутчиков. Группа подобралась разношёрстная - пара семей с детьми, несколько старшеклассников с учительницей, студенты, отпускники постарше и, конечно же, вездесущие подтянуто-бодрые пенсионеры, которым наскучило сидеть дома и нянчить внуков. Помаргивали экраны планшетов, народ лениво переговаривался и расслабленно улыбался - разительный контраст с туманно-дождливым сном, где рожи у всех такие, что хочется сплюнуть и отвернуться.

Шагнув в одну из туалетных кабинок, он уставился в зеркало и непроизвольно потрогал левую бровь. Пожалуй, даже не удивился бы, если бы обнаружил фингал, как привет из сонного царства. Но опасения не подтвердились - физиономия пребывала в сохранности. Приободрившись, Юра умылся и вернулся на место.

32
{"b":"599158","o":1}