ЛитМир - Электронная Библиотека

ГЛАВА 13. СКОРОСШИВАТЕЛЬ

Кузнецов с интересом взглянул на Марка и проскрипел:

- Нет, я не знаю этого со стопроцентной точностью.

- Но догадываетесь?

- Скажем так, есть одна гипотеза, которая представляется мне наиболее убедительной.

- И в чем она состоит?

- Давайте разберём по порядку. Сначала - самый общий вопрос. Можно ли утверждать, что Обнуление представляет собой природную аномалию?

- Вряд ли, - сыщик пожал плечами. - Всё началось, когда пробили часы, секунда в секунду - таких совпадений попросту не бывает. Природа тут ни при чём. На науку тоже не очень смахивает, тут я с вами согласен. Но что тогда остаётся? На нас ополчились тёмные колдуны из параллельной вселенной? Я, пожалуй, готов поверить даже в такое, но где они, эти колдуны? Почему не явились лично, чтобы поработить нас, выпить кровь или что там ещё положено в таких случаях?

Услышав последнюю фразу, старик издал негромкий смешок и чуть приподнял ладонь - достаточно, дескать, сарказм понятен. После чего задумчиво произнёс:

- Это, конечно, очень удобно - приписывать свои беды внешним врагам, коварным злодеям-иномирянам. Но, к великому сожалению, мы и сами способны наворотить такого, что только диву даёшься... Нет, Марк Игнатьевич, не стоит умножать сущности. Источник проблемы - здесь, на Земле.

- Где именно?

- В человеке. Не в каком-то конкретном индивидууме, а в людской природе вообще, в порывах и движениях масс.

- Не понимаю. Приведите пример.

- Просто вспомните новейшую историю, наше нескончаемое бодание с Америкой. Они пакостят нам, мы - им, и так на протяжении многих десятилетий. Сколько способов и уловок было придумано с этой целью! Обе стороны постарались - пугали друг друга 'кузькиной матерью' и 'дропшотом', швырялись взаимными обвинениями, громоздили предупреждения и угрозы, плевались пропагандистским ядом, шпионили, подставляли, предъявляли абсурдные ультиматумы. Всё это нарастало и разбухало как снежный ком. Даже крах социализма в нашей стране оказался только отсрочкой - к началу нового века бодание возобновилось...

Старик прервал свою речь и, прикрыв глаза, помассировал виски, словно пытался прогнать головную боль. В тишине, наполнившей кабинет, Марку послышался тонкий писк, похожий на комариный.

- Злобы накопилось так много, - тихо произнёс Кузнецов, - что она в любой момент могла превратиться в нечто материальное. Нужен был только импульс, толчок.

- Импульс, значит... - Марк начал понимать, к чему клонит хозяин дома.

- Подойдя к рубежу веков, мы все - и в Америке, и в России - в едином порыве бросились подсчитывать нули на календаре. В ноосфере (если вы позволите мне употребить этот термин) возник резонанс, колоссальный всплеск. И, наконец, последний косметический штрих - в новогоднем обращении на российском ТВ, которое смотрели миллионы людей, прозвучало словечко 'магия'. Бой курантов - и снежный ком, нависший над нами, превратился в лавину.

Сыщик вспомнил телекартинку и натужную речь уходящего президента: 'Дорогие россияне, осталось совсем немного времени до магической даты в нашей истории...'

- Да ладно, - сказала Римма, - он тогда не имел в виду ничего такого...

- Естественно, не имел, - согласился её отец. - И люди, которые сидели у телевизоров, искренне думали о хорошем и готовы были поверить в сказку. Никто конкретно не виноват, что вместо сказки получилось болото. Или, точнее, виноват коллективный разум по обе стороны океана, копивший негатив в течение полувека. Вообще говоря, индивидуумы, как правило, заметно добрее, чем коллективы, и уж тем более - чем толпа или масса...

Римма открыла рот, но так и не придумала, что ответить. Марк тоже чувствовал себя так, будто ему засветили дубинкой в лоб, - с минуту сидел, пытаясь собраться с мыслями. Потом спохватился:

- Ладно, допустим - негатив материализовался, обрёл колдовскую силу. Но почему именно в такой форме - барьер и всё остальное? Конкретный сценарий откуда взялся?

- Из того же коллективного разума, - невозмутимо сказал старик. - Представьте, что вы сидите где-нибудь в Лэнгли и придумываете план, как ослабить Россию. Первая и очевидная мысль - расчленить её на составные части. В каком-то смысле нам ещё повезло, что страна развалилась не на мелкие области, а на крупные федеральные округа, которые в преддверии миллениума существовали только теоретически.

- А США, по этой логике, распались на отдельные штаты?

- Или, к примеру, на Юг и Север. Зависит от того, какие идеи бродили на этот счёт у ребят в Кремле за последние полстолетия.

Марку мучительно - прямо до дрожи в пальцах - захотелось выпить ещё граммов сто пятьдесят, а то и все триста. Он обвёл взглядом комнату, но мини-бара не обнаружил. Кузнецов тем временем говорил:

- Итак, воздвигся барьер. Посмотрим, что у нас тут ещё. Российская валюта ослабла до неприличия, зато доллар царствует безраздельно. Импортные бытовые приборы и автомобили разом перестали работать. Армия прекратила существование, потому что оружие в ней не действует. Зато оно замечательно действует у бандитов - более того, доставляет им наслаждение. И так далее в том же духе. Не об этом ли мечтал в Вашингтоне любой порядочный ястреб? Что ж, мечты иногда сбываются...

- Ничего, - сказала Римма с угрозой, - у наших тоже фантазия - о-го-го, особенно если по пьяной лавочке. Прям даже интересно, что сейчас у америкосов творится. Посмотрела бы с удовольствием...

Марку, в свою очередь, вспомнилось, что советские машины после Нуля практически перестали ломаться. Тоже, наверное, сбывшееся желание кого-то из наших - в качестве защитной реакции. Вполне вписывается в концепцию Кузнецова - атакующие и оборонительные 'заклятья' наложились друг на друга, сплелись в клубок...

Отвлёкшись на эту мысль, он чуть не прослушал, как старик отвечает дочери:

- Что там у американцев, меня сейчас не очень волнует. Важно, как решить проблему у нас, - именно об этом надо думать в первую очередь. Тот факт, что ты никак не желаешь это понять, лишний раз подтверждает - я сделал правильный выбор, спрятав от тебя амулет.

- Будь добр, - процедила Римма, - объясни мне простую вещь. Сам ты амулет не используешь, а мне его не даёшь. Так кто же будет решать проблему?

- Наконец-то верный вопрос. Я постоянно думал над этим, но ответа не находил, пока не начали поступать отчёты о похождениях твоего детектива, - старик ткнул пальцем в сторону Марка. - Теперь появились кое-какие мысли.

- Вот, значит, как... - она недобро прищурилась.

- Погоди, Римма, - перебил сыщик, - я, конечно, крайне польщён, но тоже в недоумении.

- Факты свидетельствуют, что вы способны действовать эффективно, - сказал хозяин. - Вы вышли на меня и до сих пор живы - это весьма серьёзное достижение. Не думал, что подземный токсин способен дать такой результат.

- Сюрприз.

- Раз уж вы здесь, не откажетесь пояснить, как действует яд? Я имею в виду не химию, а ваши субъективные ощущения.

Марк не видел смысла таиться, поэтому ответил:

- Яд немного приглушает эмоции и усиливает мою интуицию. При этом я как будто чувствую связь с землёй.

- Связь... - задумчиво повторил Кузнецов. - Это, пожалуй, кое-что объясняет.

- В самом деле?

- Да. Знаете, в советское время был такой ежегодник - 'Земля и люди'. Мне это название всегда нравилось, оно передаёт суть любой страны - коротко, но ёмко. Простая формула, два слагаемых - и невероятное разнообразие результатов... Теперь вернёмся к нашему катаклизму. Как повлияло Обнуление на людей, мы можем наблюдать ежедневно, а вот на землю... Какие она вам транслирует ощущения, Марк Игнатьевич? Вспомните, прошу вас. Это чрезвычайно важно.

- Ощущения? - Марк пошевелил пальцами, подыскивая слова. - Растерянность, испуг, горечь... Желание нам помочь...

- Деревья, выращенные для вас, - это тоже вид помощи?

64
{"b":"599158","o":1}