ЛитМир - Электронная Библиотека

Вопль публики, держу пари, был слышен и в Майами.

Судья встал надо мной и открыл счет. Я посмотрел на Кида. Он не смог сдержать вздох облегчения, и это выглядело комично. Он прислонился к канатам, кровь текла из носа и капала на ринг, колени подгибались. Я потряс головой, как бы приходя в себя, и встал на счете «шесть». Надо было видеть лицо Кида в этот момент. Вероятно, он был уверен, что я останусь на полу. Вместо того чтобы двинуться ко мне, он отступил назад, вызвав язвительный смех у публики. Его секунданты буквально толкали его ко мне. После недолгого колебания он все же перешел в атаку. Я ушел от его удара и нанес пару чувствительных ударов по ребрам. В конце концов он должен был заслужить свою победу. В слепой ярости Кид наносил свои удары направо и налево и случайно попал мне в челюсть. Я попытался ответить, но нарвался еще на один удар.

Следующие три секунды я был без сознания, а когда открыл глаза, увидел разъяренное лицо женщины. Она подхватилась на ноги, ее глаза сверкали от бешенства.

– Вставай и дерись! Поднимайся же, идиот!

Она была так близко от меня, что, протяни руку, и я смогу дотронуться до ее плеча.

– Вставай, Джонни, – кричала она. – Не сдавайся!

Гнев, презрение и разочарование читались на ее лице, и это зажгло меня, заставив забыть о приказе Петелли.

До меня дошло, что судья продолжает считать:

– …Семь… Восемь…

Каким-то чудом мне удалось подняться. Кид двинулся на меня, и я повис на нем, пытаясь отдышаться. Пусть поймет, что я нарушил приказ Петелли и все теперь зависит от меня. Я оставался в клинче даже тогда, когда судья пытался разъединить нас. Жизненной необходимостью для меня была передышка в четыре или пять секунд, и когда в голове немного прояснилось, я сделал шаг назад, прерывая клинч, и нанес Киду чувствительный удар по печени. Это разъярило его, и он ринулся на меня, забыв о защите. Вот тогда-то я и нанес ему свой коронный удар в челюсть. Глаза Кида закатились, он мешком свалился на пол и остался лежать недвижимо.

Открытие счета было пустой формальностью, но судья все же добросовестно досчитал до десяти. При счете «десять» Кид даже не шевельнулся.

С бледным и испуганным лицом судья подошел ко мне и поднял мою руку так осторожно, словно она была начинена динамитом.

– Фаррар победитель!

Я посмотрел на нее. Она стояла с раскрасневшимися щеками и посылала мне воздушные поцелуи. Потом ринг приступом взяли репортеры и фотографы, скрыв от меня женщину.

Петелли вышел из толпы. Он улыбался, но в глазах стояла ничем не скрываемая злость.

– О'кей, Фаррар, – отрывисто бросил он. – Ты знал, на что шел.

Он отошел и принялся разговаривать с менеджером Кида. Уоллер, с посеревшим лицом и округлившимися от страха глазами, подал мне халат.

Спрыгивая с ринга, я заметил Пепи. Он злорадно улыбался.

Глава 7

Я чувствовал себя в относительной безопасности, пока был в окружении репортеров и любителей бокса. Они жали мне руки, расхваливая на все лады. Но вот они начали расходиться, и у меня противно засосало под ложечкой. Близились неприятности.

Уоллер проводил меня до раздевалки. Он буквально умирал от страха и время от времени бросал осторожные взгляды на дверь. Явился Том Рош, чтобы поздравить меня с победой, но я быстро выпроводил его. Мне не хотелось впутывать его в свои неприятности.

– О'кей, Генри, – сказал я, повязывая галстук. – Меня не жди. Спасибо за все, что ты для меня сделал.

– Больше ничего не могу для вас сделать, – сказал негр. – Будет лучше, если вы поскорее отсюда скроетесь. Не позволяйте загнать себя в угол. – Тыльной стороной ладони он вытер вспотевшее лицо. – Не нужно было вам это делать.

– Чего не надо было делать?

Неожиданно словно ток пробежал по моей спине. Я резко повернулся. Женщина в яблочно-зеленом костюме была здесь. Ее большие черные глаза смотрели на меня в упор, между длинных пальцев была зажата сигарета.

– Так что вы не должны были делать, Джонни?

Уоллер незаметно исчез из раздевалки. Я прислонился к стене, понимая, что потрачу драгоценное время на разговоры. Вместо этого мне нужно было сбежать со стадиона, пока вокруг еще были люди. Это был единственный шанс спастись от Пепи и его напарника. Но в этот момент даже Петелли не мог бы заставить меня покинуть раздевалку.

Репортеры прекратили разговоры и уставились на нее. Затем один из них сказал:

– Уходим, ребята. Наступил момент, когда друзья боксера оказывают ему услугу, покидая его.

Все расхохотались, словно это была самая удачная шутка сезона, но из раздевалки вышли.

– Хэлло, – сказал я и потянулся за пиджаком. – Так какую сумму вы выиграли?

Она улыбнулась. Ярко-красные губы приоткрылись, обнажив ровные мелкие зубы ослепительной белизны.

– Тысячу долларов! У меня едва инфаркт не случился, когда вы упали. Я поставила четыреста и уже считала их потерянными.

– Извините, – сказал я. – Немного отвлекся. В первом ряду сидела девушка, которая постоянно мешала мне заниматься делом на ринге.

– О! – Она смотрела на меня сквозь полуприкрытые ресницы. – И каким же образом?

– Это была самая красивая женщина, которую я когда-либо видел.

– Вы должны были ей это сказать. Женщины любят, когда им говорят такое.

– А я что пытаюсь сделать!

– Вижу, – она все еще улыбалась, но взгляд ее посуровел. – Вы большой льстец, но я вам не верю. Мне показалось, что бой был подстроен.

Я покраснел.

– Откуда вам это известно?

– Только идиот не мог догадаться. Этот громила, который все время что-то шептал вам на ухо, то, как вы раскрыли защиту. Я посещаю все матчи по боксу. Это случается сплошь и рядом. Отчего это вы вдруг решили драться честно?

– Из-за девушки, а потом и из-за тех простаков, которые ставили на меня.

– Неужели эта девушка оказала на вас такое влияние? – она изучающе смотрела на меня. – А вы красивый мужчина, Джонни.

Драгоценное время уходило, и шансов уйти от подручных Петелли становилось все меньше.

– Кто вы? – спросил я. – Зачем пришли сюда?

Лицо девушки вновь стало серьезным, но было что-то в ее глазах. Холодок вновь пробежал по моей спине.

– Неважно, кто я такая. Если вам непременно нужно знать мое имя, можете звать меня Деллой. А пришла я сюда потому, что вы попали в трудное положение. И как я понимаю, отчасти из-за меня. Ведь у вас серьезные неприятности, не так ли?

– Да, но вы вряд ли сможете мне помочь.

– Какого рода неприятности?

– Двое гангстеров дожидаются меня за дверью. Если я попаду им в руки, меня прикончат.

– Так вы обманули Петелли?

Я смутился.

– Вы его знаете?

– Этого маленького негодяя? Кто же его не знает, но я не хотела бы его знать, пусть даже он останется последним человеком на земле. – Она подошла к окну и выглянула наружу. – Вы сможете выбраться на карниз, спуститься по водосточной трубе и добежать до автостоянки?

Я подошел к ней и посмотрел в указанном направлении. На стоянке стояло несколько машин.

– Вон моя машина. Первая машина справа во втором ряду. Если сможете добраться до нее, будете в безопасности.

– Минутку, – сказал я, рассматривая четырехместный «Бентли». – И все же мне не хотелось бы впутывать вас в свои дела. Эти гангстеры очень опасны.

– Не будьте идиотом. Никто не узнает об этом.

– И все же я…

– Перестаньте болтать. Я иду к машине, а вы заприте дверь. Как только увидите меня на стоянке, спускайтесь и ждите внизу. А уж остальное предоставьте мне.

Бросив последний взгляд на «Бентли», я увидел спутника Деллы. Он стоял возле автомобиля и недоуменно осматривался по сторонам.

– Вашему другу такое может не понравиться, – сказал я. – Он уже ждет вас.

Она весело рассмеялась.

– Это не мой друг. Это мой муж, – сказала она и быстро пошла к двери. – Мне нужно не более пяти минут. Ни о чем не беспокойтесь.

Она вышла из раздевалки, прежде чем я успел что-либо возразить. Я запер дверь и подошел к окну. Мужчина около «Бентли» расхаживал взад-вперед. Он закурил сигарету и нервно бросил спичку на землю.

9
{"b":"5993","o":1}