ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Получив «телекс» Германа, Хельга так и не смогла ничего придумать и теперь сидела в ожидании мастера по отоплению. Постепенно ей начало казаться, что он уже не придет. Внизу больше не было слышно стука. Вероятно, ее угроза подействовала на Арчера. Хельга курила одну сигарету за другой и пила коньяк.

Она подошла к окну и отдернула занавески, чтобы избавиться от чувства одиночества. Далекий маяк Лугано и красные огни над городом убедили ее, что она еще не одна на этом свете.

Вдруг послышался шум подъезжающей машины. Хельга выглянула в окно. У подъезда остановился заснеженный «фольксваген» и из него вышел мужчина с рабочей сумкой через плечо.

Хельга бросилась к двери и открыла ее. В прихожую ворвался ледяной ветер. Она и не представляла, что так холодно, и сейчас же подумала о Ларри.

— Шредер, техник по отоплению, — представился мужчина. У него на лице появилось удивление, когда на него пахнуло из дома теплым воздухом. — У вас, как мне сообщили, неполадки с отоплением?

— Проходите! — пригласила его Хельга. Он вошел, и она закрыла за ним дверь.

— Мне очень жаль, что мистер Рольф звонил вам. Когда я приехала, мне не удалось сразу включить отопление.. Чистейшее недоразумение… но теперь оно работает.

Техник, мужчина средних лет с остро очерченным лицом, характерным для швейцарца, приветливо улыбнулся.

— Не беспокойтесь, мадам. Просто шеф перепугался. Мистер Рольф обещал разнести фирму в щепки. Хельга заставила себя улыбнуться.

— Мистер Рольф только грозит, но никогда не осуществляет своих угроз.

Техник усмехнулся.

— Ну, раз уж я приехал, позвольте мне осмотреть мотор. Тогда мой шеф тотчас уведомит мистера Рольфа, что все в порядке. Он сделал шаг в сторону двери в подвал.

— Ах, не беспокойтесь, — сказала Хельга. — Недоразумение произошло по моей вине. Так глупо! Я нажала не на ту кнопку. Мужчина снял сумку с плеча.

— Когда дело касается моей работы, не может быть и речи о беспокойстве.

— Мне очень жаль, но в данный момент это неудобно, — выразительно сказала Хельга. — Я устала и собиралась лечь спать. Прошу вас, подождите минуту.

С этими словами она вышла из холла, поднялась в спальню и вынула из сумочки 50 франков. Спустилась вниз и опять услышала в подвале глухие удары.

Стиснув зубы, Хельга сделала невозмутимое лицо.

— Вот возьмите, — сказала она, протягивая деньги технику. — и благодарю вас за приход. Я сама позвоню мужу и все объясню ему. Можете не уведомлять его.

Мужчина удивленно смотрел на банкноту.

— Благодарю вас, мадам…

Потом его взгляд перекочевал на дверь подвала. Теперь удары были слышней.

— Это один мой приятель внизу кое-что делает для меня, — объяснила Хельга и открыла дверь.

— Если вы утверждаете, что все в порядке, мадам…

— Да, да, не беспокойтесь. Он вышел на холод.

— Спокойной ночи, мадам, и еще раз благодарю. Только дверь за техником закрылась, как Хельга услышала треск ломающегося дерева, вскоре после этого удары в подвальную дверь.

Затаив дыхание, она смотрела на подвальную дверь, припертую ларем. Устоит ли она?

— Джек, отойди от двери! — крикнула она. — Это твой последний шанс! Отойди, иначе я позову Ларри.

— Его здесь нет, — сказал он. — Ты меня не одурачишь. Я знаю, что он поехал в Базель. Открой, или я взломаю дверь.

Что делать? Чем укрепить дверь? Хельга вспомнила о тяжелом деревянном брусе, забытом при постройке дома и лежавшем в гараже.

Она побежала в гараж и нашла брус. Он был холодный, тяжелый и неудобный, но Хельга принесла его в холл Она остановилась перед дверью. Арчеру уже удалось сломать замок и она приоткрылась на два пальца. Хельге было слышно, как он делает вдох, чтобы решиться на последний решительный штурм. Может быть и деревянный брус долго не выдержит! Хельга уперла один конец бруса в плинтус коридора, опустила его и другим концом приперла подвальную дверь. Со вздохом облегчения она увидела, что он подошел. Она вбила брус поплотней, чтобы он заклинил подвальную дверь.

Арчер со всего разбега бросился на дверь и застонал, ударившись плечом о неподатливое дерево. Хельга услышала, как он выругался.

Верхняя площадка лестницы была недостаточно удобной для хорошего разбега, и Хельга подумала, что Арчер быстро выдохнется.

— Открой дверь! — крикнул Арчер. Дальше последовали прозвища и ругательства, которые только он мог придумать.

Хельга посмотрела на часы. Ларри еще не скоро вернется.

Теперь ей нужно убедить Германа, чтобы он задержался с вылетом. Звонить не имеет смысла, он только будет спорить с ней. Но ни в коем случае нельзя допустить его в виллу раньше, чем через три дня.

Хельга пошла в гостиную и уселась за письменный стол. Лучше всего попросить в отеле «Эдем», чтобы они отправили ему «телекс». Если самого Германа не будет дома, его может принять секретарша.

Хельга написала текст на листке бумаги.

«Центральное отопление в порядке, но дом завален снегом. Для очистки понадобится, по крайней мере, один день. Бригада по очистке прибудет в четверг. Предлагаю тебе вылететь в пятницу в Женеву, а я встречу тебя в субботу на аэродроме в Агню. К этому времени все будет сделано. Здесь сильный снегопад. Хельга».

Она еще раз перечитала текст. Наверняка, если Герман спросит совета у Хинкла, тот порекомендует ему задержаться.

Хельга позвонила в «Эдем» и попросила портье отправить «телекс».

— Если можно, то быстрей.

Повесив трубку, она почувствовала себя измученной и усталой. С самого ленча она ничего не ела, и мысль о еде подстегивала ее силы. Или, может быть, выпить еще рюмку коньяка? Нет, лучше не надо. Она встала, разбитой походкой направилась в кухню и включила кофеварку. С закрытыми глазами она сидела за столом и ждала, когда сварится кофе. Она медленно выпила горячий напиток и почувствовала себя немного лучше. Ставя на стол пустую чашку, она услышала доносившиеся из подвала странные звуки, от которых у нее дрогнуло сердце.

Она выбежала в холл. За подвальной дверью опять повторились эти звуки — глухие стоны.

Хельга приложила ухо к двери и прислушалась.

Неужели у Арчера сердечный приступ? Он бросился на дверь, как разъяренный бык, и вполне мог добиться приступа, а тот может перейти во что-нибудь более серьезное, и тогда… Хельга боялась додумать свою мысль до конца. Что будет, если он умрет? Ей удалось расслышать неразборчивое бормотание Арчера под дверью: «Хельга, Хельга».

— Что случилось? — спросила она.

— Сердце схватило. — Он несколько раз простонал. — У меня в кармане пальто таблетки. Принеси поскорей.

Хельга посмотрела на его черное пальто, висевшее на стуле в холле. Дрожащими пальцами она залезла в карман и вытащила стеклянную трубочку без этикетки, в которой лежало несколько таблеток.

Она опять услышала его стон.

В панике она схватилась за брус, чтобы убрать его, но он был так прочно вбит, что ей не удалось сдвинуть его.

— Ради бога, Хельга, я умираю, — простонал Арчер. — Дай мне таблетку.

Его нетерпеливый тон остановил Хельгу. Может быть, он обманывает ее? Она взглянула на трубочку. Эти таблетки вполне могли быть снотворным или от головной боли.

— Ты здесь, Хельга? — сказал Арчер торопливо, как бы боясь, что она уйдет.

Если он обманывает ее и она откроет дверь, то все ее планы будут расстроены, — подумала она. — А если нет, если у него на самом деле сердечный приступ?

Она подошла к двери.

— Я не нашла таблеток. Может быть они у тебя в машине?

— Они должны быть в пальто. — Теперь он говорил более горячо. — Посмотри как следует. Трубочка с белыми таблетками. И открой дверь, я задыхаюсь, Хельга, не оставляй меня умирать!

Его горячность убедила Хельгу не соглашаться на его требования. Она вернулась в гостиную и закрыла за собой дверь. Около бара она налила себе коньяка и выпила залпом, потом упала на диван.

Что, если Арчер действительно умирает? Несмотря на это, она решила все равно не открывать дверь подвала. Ведь он не проявил к ней сочувствия, почему же она обязана что-то делать для него? Шантажисты — это самые грязные люди на земле. Если он умрет, она, по крайней мере, навсегда освободится от него. Говоря это себе, Хельга понимала, что она только пытается оправдаться, что не оказала помощь человеку, просившему о ней.

19
{"b":"5994","o":1}