ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну, как, мэм? — спросил Ларри, входя в комнату.

— Думаю, что все в порядке. Фридлендер задавал вопросы? Ларри покачал головой.

— Он запросил пять тысяч, но мне удалось сговориться на три. Еще немного денег пришлось потратить на бензин. Остальное я привез.

— Оставим это, — нетерпеливо сказала Хельга. Она подошла к столу и отстучала на машинке адрес на конверте. — Я сейчас быстро съезжу в Лугано и брошу письмо, если вы голодны — еда на столе в кухне.

— Лучше я сам брошу письмо. Мостовые обледенели и опять идет снег. — Нет, я сама. Здесь я больше не останусь.

— Только будьте осторожны. На улице чертовски скользко.

— Я скоро вернусь, — сказала Хельга. — Поешьте. — Она посмотрела на брус, опять припирающий дверь. — Он не сможет вырваться, Ларри?

Ларри усмехнулся.

— Нет, пока я здесь.

Хельга надела шляпу и бросила быстрый взгляд в зеркало. «Ужасно, какой старой я выгляжу», — подумала она.

— Я скоро вернусь.

— Хорошо.

Она открыла дверь и вздрогнула от пронизывающего холода. Осторожно нащупывая обледеневшие ступеньки, она спустилась вниз. На четвертой она чуть было не поскользнулась. Наконец, она добралась до гаража и села в машину. Теперь у нее на душе было спокойней. Она хорошо знала здешние дороги и улицы Лугано, а кроме того на ее машине были цепи против гололеда. Она осторожно вывела «мерседес» из гаража.

По пути вниз не встретилось ни одной машины. Через четверть часа езды Хельга добралась до главного почтамта. Она вышла из машины и бросила письмо.

Несмотря на то, что шел сильный снег и ее шуба покрылась хлопьями, Хельга минуту постояла около ящика.

Итак, первый шаг в операции был сделан. Теперь оставалось только ждать, пришлет банк письмо или нет. Хельга стряхнула снег с шубки и опять села в машину. Она закурила сигарету и взглянула на часы, вделанные в щиток. Было 3.55. Впервые она почувствовала, как смертельно устала. Удастся ли ей пережить еще тридцать часов, через которые письмо попадет ей в руки? Если по-прежнему будет такой снегопад, ей нечего бояться приезда Германа. Он всегда боялся летать в плохую погоду.

Она развернула машину и поехала назад в Кастаньэлу. Дорога была очень скользкой, и она поняла, что ей не удасться преодолеть подъем в гору к вилле. Поэтому она оставила машину на обочине шоссе и дошла до виллы пешком. Наконец, насквозь промерзшая, она постучала в дверь.

Ларри открыл тотчас же.

— Все в порядке, мэм?

Хельга устало стянула шубу и бросила ему на руки.

— Стряхните снег, иначе она промокнет. Закрыв глаза, она опустилась на ларь. От тепла блаженство разлилось по ее телу.

— Я приготовлю вам поесть, мэм. Она покачала головой.

— Не нужно. Я пойду лягу. Я страшно устала. Она с трудом встала на ноги и направилась к спальне. У двери она оглянулась.

— Что делает Арчер? Наверное, ему надо дать поесть.

— Прежде всего идите спать. Об Арчере я позабочусь, — сказал Ларри.

— Тогда спокойной ночи… Вы знаете, где ваша комната? Его теплая улыбка немного подбодрила ее.

— Поспите, мэм. Завтра утром все прояснится. Она кивнула.

— Надеюсь.

Она закрыла за собой дверь, медленно разделась, натянула пижаму и легла в постель, слишком уставшая, чтобы почистить зубы.

Впервые за много лет она начала молиться, но заснула прежде, чем кончила молитву.

Глава 7

Хельга проснулась от легкого стука в дверь. Ей тотчас же вспомнились события предыдущего дня, и ее сердце забилось. Она села на постели.

— Кто там?

— Это я, мэм. Хотите кофе?

Она с облегчением откинулась на подушку. Через опущенные жалюзи пробивался солнечный свет, часы на ее столике показывали 9.15.

— Да, с удовольствием.

— А есть?

Хельга почти ничего не ела накануне и теперь была голодна.

— Да, одно яйцо.

— О'кей, мэм.

Она услышала, как Ларри спускается по лестнице.

Она встала и пошла в ванную. Ей понадобилось четверть часа, чтобы привести себя в порядок. Взглянув в зеркало, она осталась довольна результатом. Потом она надела брюки и пуловер.

Когда она вышла из спальни, Ларри как раз принес поднос с завтраком в гостиную. Он сделал омлет, лучше которого не смог приготовить бы и Хинкл, и принес кофейник, тосты и джем.

— Вы прекрасный повар, Ларри, — сказала Хельга, усаживаясь. — Все выглядит очень аппетитно. Юноша радостно усмехнулся.

— Да, готовить я умею.

Составляя тарелки, Хельга спросила:

— С Арчером все в порядке?

Ларри уселся на стул и достал пачку жевательной резинки.

— Да. Я отвел его в ванную и приготовил ему на завтрак бифштекс. Он в довольно мирном настроении. Наверное, понял, что проиграл и смирился с этим.

Успокоившись, Хельга принялась за завтрак.

— Вчера вечером я так беспокоилась о вас, Ларри. Поездка, наверное, была ужасной. Но, все-таки, вы довольно быстро вернулись.

— Быстро, как только возможно. Обратный путь был немного легче.

Хельга молча съела несколько кусочков салата, потом спросила:

— Надеюсь, вы не оставили Фридлендера наедине с письмом?

— Не беспокойтесь, мэм, ни на секунду. Но насколько я заметил, оно его не интересовало. Рон был прав, что его интересуют только деньги.

Хельга доела омлет и взяла тост.

— Вы разговаривали с Роном? — небрежно спросила она, стараясь скрыть свою заинтересованность.

— Да, конечно. — Ларри наклонился, уперев руки в колени. — Видите ли, мэм, Рон значит для меня очень многое. Мне хотелось, чтобы он знал, как я вам помогаю. После того как он отругал меня, я должен был сказать ему, что стараюсь поправить сделанное.

— И что он сказал?

— Он обрадовался.

Вдруг Хельге расхотелось есть. Она положила тост и отставила в сторону тарелку.

— Вы рассказали ему, что Арчер здесь в доме?

Он покачал головой.

— Нет. Я просто сказал, что помогаю вам. Хельга с облегчением взялась за сигарету.

— Об этом нельзя знать ни одной живой душе, Ларри.

— Я понимаю. Не волнуйтесь.

Но Хельга не была совсем спокойна.

— А Рону не хотелось узнать, как именно вы помогаете мне? Юноша смутился.

— Ну, он спрашивал. Я только сказал ему, что мы хотим вернуть снимки.

Хельга сжала руки, — АО Фридлендере вы ему сказали? Поерзав на стуле, Ларри ответил.

— Пришлось, мэм. Но это не страшно. Рон и Макси — приятели. Рон обрадовался, узнав, что мы действовали через Макси. Хельга встала, отодвинула стул и затянулась сигаретой.

— Но он не знает, что именно делал для нас Макс?

— Нет, он и не спросил об этом. У него голова сейчас занята совсем другим.

— Чем?

Ларри без выражения посмотрел на нее.

— Мы об этом не говорили.

Хельга прижала руки к щекам. Ее судьба была в руках этих двух людей. Достаточно этому красивому юноше сделать одну ошибку, и все пропало.

После короткой паузы Ларри сказал:

— Около дома какой-то человек раскидывает снег. Когда он кончит, я смогу привести машину.

Хельга подошла к окну. Внизу толстяк расчищал лопатой подъездную аллею к дому. Рядом с ним стояла тачка с песком.

— Это лучше сделать мне, — сказала она. — Не нужно, чтобы вас видели. Мне не хотелось бы, чтобы пошли сплетни.

— Как хотите. Вы кончили завтрак?

— Да, благодарю. Было очень вкусно. Ларри составил тарелки на поднос и ушел в кухню. Хельга наблюдала в окно за толстяком. Когда он кончил, она зашла в спальню, вынула из сумочки 15 франков, накинула манто и вышла на улицу. Узнав ее, мужчина снял фуражку. Поболтав с ним пару минут, она вложила деньги ему в руку. Его лицо озарилось радостью. Хельга дошла до машины, села в нее и завела в гараж.

Вернувшись в дом, она услышала, как Ларри возится на кухне. В этот момент зазвонил телефон. Ларри высунулся из кухни.

— Все в порядке, — сказала она. — Я подойду. Она сняла трубку.

— Миссис Рольф?

— Да. Кто говорит?

— Вам звонят из Нью-Йорка. Минутку, я сейчас соединю.

21
{"b":"5994","o":1}