ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Нервничая, Хельга села в кресло с телефоном и закурила сигарету. Через несколько секунд она услышала в трубке брюзгливый голос Германа Рольфа.

— Хельга?

— Да Ты получил мой «телекс»?

— Получил. В чем дело? Я позвонил в «Эдем», но мне сказали, что ты выехала.

— Это была единственная возможность привести в порядок эту чертову виллу к твоему приезду. Если хочешь знать, я сижу здесь в шубе и чуть не окоченела. Почему ты звонишь?

— Хельга, почему у тебя такой сердитый голос?

— Потому что я замерзла и по горло занята делами.

— Ну, ладно, ладно. Теперь о причине моего звонка. Я не приеду в Кастаньолу. Мне нужно, в связи с делами, быть на Багамах. В «Эдеме» мне сказали, что в Лугано идет сильный снег, так что я подумал, что тебе лучше поехать со мной в Нассау. Садись сегодня в четыре часа на самолет в Милане и лети в Нью-Йорк. Завтра утром мы вместе полетим на Багамы.

Хельга так стиснула трубку, что суставы побледнели.

— Это невозможно, — сказала она. — У меня здесь в доме находится бригада по очистке, и я не могу бросить все и собраться за минуту.

Муж сердито фыркнул в трубку.

— В твоем распоряжении много времени.

— Но и дел у меня много. Кроме того, идет снег, и я вряд ли решусь в такую погоду ехать на машине в Милан. Если ты не можешь меня ждать, лети один, а я приеду в конце недели. Где ты хочешь остановиться?

— Нечего так вспыхивать, — недовольно сказал Рольф. — Ты можешь хотя бы спокойно поговорить со мной?

— Где ты хочешь остановиться? — повторила Хельга.

— Первые два дня поживу в отеле «Изумрудный пляж», потом Хинкл найдет для нас какой-нибудь особняк, — проворчал Рольф.

— Просто не понимаю, почему ты не можешь поехать со мной вместе. Вечно с тобой какие-нибудь осложнения.

Хельга с удовольствием послала бы мужа к черту, но подумала и постаралась взять себя в руки.

— Очень меткое замечание, особенно если учесть, что я здесь мерзну только для того, чтобы тебе было тепло.

Она услышала в трубке недовольное сопение мужа.

— Почему ты вообще сидишь в доме? Все можно сделать по телефону. Ты просто не умеешь все организовывать.

— Я приеду в Нью-Йорк в воскресенье и ни днем раньше, — сказала Хельга, пропустив шпильку мужа мимо ушей.

— А я завтра утром вылетаю в Нассау.

— Хорошо, мы встретимся там, как только я здесь все закончу. — Она вздохнула и спросила более спокойным тоном: — Ну как v тебя дела?

Они обменялись несколькими малозначащими замечаниями, простились и Хельга повесила трубку.

Она с облегчением подумала о том, что теперь ей уже не нужно беспокоиться о приезде мужа.

На улице сияло солнце и сверкал снег. Хельга прошла в кухню, где Ларри заканчивал мытье посуды.

— Не обязательно было это делать. У нас есть посудомойка.

— Мне это не трудно, мэм. В армии я всегда мыл посуду. Она вспомнила то, о чем говорил ей Арчер: Ларри — дезертир.

— Вы служили в армии? Он посмотрел на нее.

— Это вам, наверно, рассказал Арчер? Она кивнула.

— Он сказал, что вы дезертировали.

— Это правда.

Ларри вытер руки и прислонился к мойке.

— Значит, ваш отец не посылал вас посмотреть Европу?

— Простите, мне пришлось соврать вам. Вы спросили меня, а это было первое, что пришло мне в голову.

— Ничего, Ларри, я понимаю.

— Благодарю, мэм.

— Тогда ваше положение еще хуже, чем я думала. Если вас схватит военная полиция…

— Здесь ее нет, так что я не беспокоюсь.

— В воскресенье я улечу в Нью-Йорк, — сказала она. — Чем вы собираетесь заняться после моего отъезда?

— В воскресенье? — казалось, это обеспокоило его. Он нахмурился. — Что-нибудь найду. Устроюсь работать на бензоколонку…

— Мы уже как-то раз обсуждали с вами этот вопрос, Ларри. Для этого вам понадобится трудовая книжка, и где вы сможете достать ее? Ведь ее у вас нет?

— Нет.

— Так как же?

Хельга с беспокойством смотрела на него.

— Да… — Он почесал затылок и нахмурился еще больше. — Не беспокойтесь, куда-нибудь пристроюсь. Но куда и как?

Он посмотрел на нее и улыбнулся.

— Пока еще не знаю.

— Мне хотелось бы вам помочь… в конце концов ведь вы мне тоже помогали. Хотите вернуться домой?

— Да, но это невозможно. Там меня будут искать в первую очередь.

— Но в Штаты вам хотелось бы вернуться?

— Да.

— Если я оплачу вам билет на самолет и дам немного денег, вы сможете найти там работу? Он кивнул.

— Да, думаю это будет нетрудно. У меня ведь есть фальшивый паспорт.

— Прекрасно, Ларри. Тогда мы сделаем так. Когда банк пришлет нам снимки, я куплю вам билет на самолет и дам в качестве подарка пять тысяч долларов. Это вас устроит?

Юноша смотрел на нее, как бы не веря своим ушам, потом его лицо озарилось улыбкой.

— Вы это серьезно, мэм?

— Конечно. Я многим вам обязана.

— В конце концов, ведь это я втянул вас в эту передрягу. Хельга обрадовалась, что он сказал это.

— Да, это верно. Вы были главным действующим лицом в этой трагикомедии, но вы раскаялись и помогли мне выбраться из ямы, в которую я попала. Это еще счастье, что на этом месте оказались вы, а не какой-нибудь нещепетильный тип. — Она улыбнулась ему и встала. — Теперь я спущусь вниз в деревню. Подышу свежим воздухом и заодно куплю хлеб. Вам нужно что-нибудь?

— Жевательную резинку, если не трудно.

— Хорошо. И постарайтесь, чтобы никто не увидел вас здесь. Вам будет очень скучно? Он усмехнулся.

— Скучно? Я никогда не скучаю. Кроме того нужно будет приготовить ленч.

— Чудесно. Я вернусь через час. Хельга прошла в холл и надела шубу. Ларри направился к кухне.

— Как вы думаете, мэм, когда пришлют снимки?

— Завтра утром.

— Вы думаете, у них не будет сомнений?

— Подпись же в порядке.

— По-моему, тоже. Макси знает свое дело. Улыбнувшись, Хельга дотронулась до локтя Ларри.

— Что бы я делала без вас!

Она открыла дверь, вышла из дома, вдохнула морозный воздух и снова почувствовала себя молодой и почти счастливой.

* * *

Прогулка в деревню взбодрила ее. Кажется ее проблемы начали понемногу решаться. Герман ей не помешает. Арчер изолирован. Она купит Ларри билет на самолет, даст ему пять тысяч долларов и тем самым расплатится за услуги. Она сообщит Герману о потере двух миллионов на ее совместной спекуляции с Арчером и посоветует ему передать текущий счет в ведение фирмы «Спенсер, Гроув и Мэнли».

Что же, можно со спокойной душой лететь в Нью-Йорк, а оттуда в Нассау! Солнце и море — это прекрасно, и больше никаких историй с мужчинами.

Хельга купила хлеб, четыре пачки жевательной резинки и в отличном настроении вернулась на виллу.

Было 11.15, когда она открыла входную дверь. В доме было приятное тепло.

— Ларри!

Она сняла шубку, одновременно бросив взгляд на брус, по-прежнему припирающий дверь подвала.

— Ларри!

Тишина. Она вошла в кухню. На столе лежал оттаявший цыпленок, пакет замороженного шпината и картофеля, но Ларри не было и следа.

Встревоженная Хельга побежала в гостиную и распахнула дверь.

В кресле, держа в руке стакан виски с содовой, сидел Арчер.

Хельга побледнела от неожиданности.

— Ну, как хорошо прогулялась? — спросил ее Арчер. Она сжала кулаки, но от волнения не нашла подходящего слова.

— Удивлена? Могу себе представить. Подожди, я приготовлю тебе напиток. — Он встал и подошел к бару. — Тебе как обычно?

— Где Ларри? — хрипло спросила она.

— Внизу в подвале. Он немного оглушен, но, думаю, что будет в порядке, благодаря его молодости. Сядь, Хельга.

Она продолжала стоять. Ей никак не удавалось собраться с мыслями. Она просто смотрела, как Арчер готовит коктейль и ставит его на столик.

— Садись же, Хельга. — Мне очень жаль, но тебе самой придется готовить ленч. Надеюсь, ты умеешь это делать. Я совершенно не знаю, как нужно управляться с плитой.

22
{"b":"5994","o":1}