ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Алхимик
Книга Пыли. Прекрасная дикарка
Хищник: Охотники и жертвы
Инферно
Думай и богатей: золотые правила успеха
Монах, который продал свой «феррари»
Альдов выбор
Спасти нельзя оставить. Сбежавшая невеста
1793. История одного убийства

Когда я остановился, чтобы перевести дух, он проговорил с легким неудовольствием:

– Да, это примерно то, что мне нужно. – Он отошел от окна. – Садитесь… Что вы будете пить?

Я сел и сказал, что не пью, но он принял это как шутку и направился к передвижному бару, где смешал два хайбола с ловкостью, говорящей о многолетних упражнениях.

– Если у вас есть дело для меня, – сказал я, сразу беря быка за рога, – я с удовольствием его выполню, и можете не сомневаться: оно будет сделано добросовестно.

– Я не позвал бы вас, если бы не был уверен в этом, – резко проговорил он, нахмурив брови. – У меня есть для вас работа… Ничего необычного – по крайней мере, для вас. Зато несколько необычно для меня…

Пользуясь паузой, проглатываю напиток. Если дать его лошади, она сразу отбросит все четыре копыта…

Неожиданно он продолжает:

– Прежде чем перейти к подробностям, я хотел бы видеть вашу реакцию на то, что я вам покажу. Идемте со мной…

Он ведет меня в большую светлую комнату, расположенную чуть дальше середины коридора. Это роскошно обставленная женская спальня. Открыв большой зеркальный шкаф, он достает оттуда большую сумку из синей кожи, ставит ее у моих ног и отступает на два шага назад.

– Открывайте! – резко говорит он. – И посмотрите, что внутри.

Я наклоняюсь к сумке и открываю замки. Чего там только нет! Портсигары, кожаные портмоне, бриллиантовые кольца, три непарных ботинка, коллекция вилок и ножей, похожих на ресторанные, дюжина зажигалок (некоторые с инициалами), множество шелковых чулок с еще не оторванными этикетками, пара ножниц, два карманных ножа и янтарная статуэтка, изображающая обнаженную женщину…

Я рассматриваю эти вещи одну за одной и, так как Серф явно не собирается давать мне пояснения, заталкиваю все обратно в сумку, закрываю ее и ставлю на место, в шкаф.

– Вот что я хотел показать вам, – безразличным голосом говорит он. – Теперь вернемся обратно.

Мы возвращаемся, и он задает первый вопрос:

– Ну, что вы на это скажете?

– Все, вместе взятое, наводит на мысль о клептомании. Ничего удивительного в этом нет…

– Да, я тоже так подумал, – он глубоко вздыхает.

– А может, это шутка? – осторожно спрашиваю я.

– Какие уж тут шутки! – с горечью говорит он. – Нас с женой очень часто приглашают в гости. Большинство украденных вещей принадлежит людям, которых я давно знаю. Янтарную статуэтку, например, я видел у миссис Синди Глегг. Золотой ножик принадлежал Вилбору Регингу, романисту. Вилки – из ресторана, в котором мы всегда обедаем… Нет, это не шутка!

– Это и есть та работа, которую вы хотите мне поручить?

Прежде чем ответить, он достает сигару, аккуратно обрезает кончик и неторопливо зажигает.

– Да, – наконец отвечает он.

Наступает долгая тишина.

– Это очень неприятная история, – говорит он, рассматривая сигару. – Я должен признаться, что мало знаю о своей жене. – Он констатирует этот факт жестким, бесцветным голосом. – Она работала у Сименса в Сан-Франциско. Я встретился с ней на демонстрации мод… – Он замолкает и нервно проводит рукой по волосам. – Мы поженились через три недели после первой встречи, четыре месяца назад. Наша свадьба была скромной, даже секретной, если хотите знать. Люди лишь недавно узнали о ней.

– А почему вы держали в тайне вашу женитьбу?

Он наклонился и раздавил сигару в пепельнице. Его жест был весьма выразителен.

– У моей дочери очень впечатлительная натура. Она обожала свою мать. И я решил, что ради Натали мы не будем афишировать нашу с Анитой свадьбу.

Я слушаю и делаю определенные выводы.

– Насколько я понял, ваша жена и дочь не очень ладят?

– Да, они не дружат, – углы его рта опускаются. – Но это не имеет отношения к делу. Я хочу лишь знать, является ли моя жена клептоманкой.

– А вы не пробовали объясниться с мадам Серф? – спрашиваю я.

– Ни в коем случае! – Видно, что эта мысль даже не приходила ему в голову. – И не собираюсь! Моя жена не такой человек, которого можно расшевелить расспросами.

– А может, это провокация, чтобы дискредитировать миссис Серф? Вы не интересовались этими вещами раньше? Ведь нет ничего проще, чем подкинуть сюда эту сумку.

Он сидит неподвижно, его глаза устремлены на меня.

– А кто, интересно знать, мог проделать эту шутку? – ледяным тоном осведомляется он.

– Вы это знаете лучше меня. Моя работа заключается в том, чтобы предусмотреть все возможные варианты. Вы мне только что сказали, что ваша дочь и миссис Серф не ладят друг с другом. Это заставляет задуматься.

Он напрягся и бросил на меня уничтожающий взгляд.

– Прошу оставить мою дочь в покое!

– Конечно, конечно, если вам так хочется. – Я даю ему время успокоиться, а затем спрашиваю: – Кстати, что заставило вас заглянуть в шкаф миссис Серф? Вы ожидали обнаружить нечто подобное или это было для вас неприятным открытием?

– Я… Мне кажется, что мою жену шантажируют, – ответил он, понизив голос. – Я просматривал ее вещи и совершенно случайно наткнулся на эту сумку.

– Почему вы думаете, что кто-то вынуждает ее «петь»?

– Каждый месяц я выдаю ей определенную сумму денег, – говорит он, и мне кажется, что каждое слово царапает ему горло. – Гораздо больше, чем ей необходимо. Так как она не привыкла к подобным суммам, я распорядился, чтобы банк докладывал о состоянии ее счета. Я считал, что будет лучше, если я проконтролирую ее расходы, особенно в первые месяцы нашей совместной жизни. За последние три недели она получила по чекам весьма значительную сумму.

– А если конкретнее? – интересуюсь я, думая про себя, что быть замужем за таким человеком – занятие довольно утомительное.

– Пять, десять и пятнадцать тысяч долларов.

– На предъявителя?

– Да.

– Вы считаете, что кто-то узнал о занятиях миссис Серф и теперь шантажирует ее?

– Возможно, – он понижает голос. – Я хочу, чтобы вы проследили за миссис Серф, когда она пойдет делать покупки. Но никакого скандала! Если вы убедитесь, что она действительно склонна красть вещи, проследите, чтобы ее не задерживали. Я хочу, чтобы за ней наблюдали днем и ночью, хочу быть в курсе всех ее встреч и свиданий. Особенно свиданий!

– Я могу этим заняться. У меня есть ассистентка, которая успешно справится с подобной задачей. Ее зовут Дана Дэвис. Она может начать уже сегодня, после полудня, если вы не возражаете.

– Согласен.

– Я представлю вам смету завтра утром. А пока пришлю мисс Дэвис к вам. Желательно, чтобы она встретилась с вами не здесь, а где-нибудь в другом месте, не так ли? Итак, где?

– В «Албетис-клубе». Я буду в дамском зале.

– Договорились. Еще один нюанс, – говорю я, пока он нажимает на кнопку звонка. – Я полагаю, вы не хотели бы, чтобы ваши жена и дочь догадались о характере моей работы?

Он удивленно смотрит на меня.

– Разумеется. А почему вы спрашиваете?

– Сегодня утром, вызывая мое бюро, вы пользовались этим телефоном?

Он кивает.

– А другие телефоны в доме имеются?

– Да.

– На вашем месте я избегал бы пользоваться этим телефоном. Когда я входил сюда, то встретил вашу дочь. Интересная деталь – она знает, что я представитель «Универсал-сервис».

Выражение недовольства мелькает в его глазах.

– Хорошо, Мэллой. Делайте свое дело. А тем, что происходит в моем доме, я займусь сам.

– Если у вас найдется время за это взяться, – бросаю я, направляясь к двери, которую предусмотрительно распахнул передо мной лакей.

В молчании я проделываю весь обратный путь и, лишь когда швейцар с полупоклоном подает мою шляпу, спрашиваю:

– Миссис Серф дома?

Он бросает на меня ледяной взгляд.

– Я полагаю, что она в купальне, сэр. – У него совершенно неприступный вид. – Вы желаете ее видеть?

– Нет… Вам не кажется, что, владея такими апартаментами, три человека вполне могут потеряться?

Он считает, что отвечать на мои вопросы ниже его достоинства, и молча открывает дверь.

2
{"b":"5995","o":1}