ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Рено» резко ушел вперед. Он испустил длинный предупреждающий гудок и влетел на площадь, промчавшись на волосок от двух автомобилей и заставив третий выехать на тротуар. Не выключая сигнала и почти не сбросив скорости, «рено» пересек площадь и ушел во тьму, в сторону Тибра.

Снова послышались пронзительные полицейские свистки. Я не горел желанием объясняться с дорожной полицией и к тому же был уверен, что при таком освещении никто не смог разглядеть мой номер. Поэтому я свернул на виа Кавуар, снизил скорость до приемлемой и кружным путем вернулся к Колизею.

Потерять «рено» было досадно, но стиль вождения его владельца был для меня уж слишком экстравагантным. По крайней мере, я хорошенько его пугнул.

Доехав до жилища Френци, я оставил «линкольн» перед входом в дом, сам же поднялся по ступенькам крыльца. Френци незамедлительно открыл дверь.

– Входи. Рад тебя видеть.

Гостиная у него была обставлена богато и со вкусом. Он предложил выпить.

– Нет, спасибо. Не хочется.

Я сел на ручку кресла и внимательно посмотрел на Джузеппе. Он был строен, невысок, темноволос, лицо красивое, умные проницательные глаза. Только вот обычно сияющая его физиономия сегодня была мрачна. Брови озабоченно нахмурены.

– Выпей все же, составь компанию, – настаивал он. – Хотя бы рюмку бренди.

– Ладно, давай.

Разливая бренди, он говорил:

– Скверная история, Эд. В газетах сказано лишь, что она упала с обрыва. Тебе известны подробности? И как она очутилась в Сорренто?

– Была там на каникулах.

Протянув мне рюмку, он взял свою и принялся расхаживать по квартире, на ходу бросая слова. На меня не глядел.

– И все чин по чину? Без фокусов? Я хочу сказать, это действительно был несчастный случай?

Я насторожился.

– Ну, если между нами, – сказал я осторожно, – Чалмерс думает, что ее убили.

Джузеппе нахмурился.

– А полиция? Что она думает?

– Похоже, они разделяют это мнение. Дело поручено Карлотти. Сначала он тоже говорил о случайности, но теперь, если не ошибаюсь, думает иначе.

Не повышая голоса, Френци заявил:

– Готов поспорить, что это убийство.

Я закурил сигарету и откинулся в кресле.

– Что заставляет тебя так думать?

– Да ясно было, что рано или поздно кто-нибудь попытается ее пришить. Она прямо-таки нарывалась на неприятности.

– Подожди. Расскажи, что тебе известно.

Он было заколебался, но потом махнул рукой и сел рядом со мной.

– Мы с тобой добрые друзья, Эд. Мне необходим твой совет. Я сам собирался пригласить тебя еще до того, как ты мне позвонил. Скажи, могу я рассчитывать на твою порядочность?

– Разумеется! Валяй, выкладывай.

– Понимаешь… я познакомился с Элен на одном приеме, примерно через пять дней после ее приезда в Рим. Я был настолько ею очарован, что связался с ней… на целых пять дней. Или, вернее, пять ночей. – Он глянул на меня и пожал плечами. – Ты меня знаешь. Она показалась мне прекрасной, пылкой, словом, в ней было все, что мужику надо. Ну, и она была не занята… Короче говоря, я намекнул, она не отказалась. Ночи действительно были упоительными, но… – Он замолчал и состроил гримасу.

– Но что?

– После того, как она провела со мной четыре ночи, она потребовала денег.

Я уставился на него.

– Ты хочешь сказать, она хотела занять у тебя денег?

– Нет, она требовала денег в уплату за ее услуги… Гнусно, но именно так. Заурядная проституция, но за большие деньги.

– Сколько?

– Четыре миллиона лир.

– Господи помилуй! Да она просто с ума сошла! Ну и что же ты сделал? Рассмеялся ей в лицо?

– Какое там. Она говорила совершенно серьезно. Я с большим трудом убедил ее, что у меня таких денег отродясь не бывало. Произошла отвратительная сцена. Она пригрозила обо всем рассказать отцу, а это было равносильно тому, что сразу надеть нищенскую суму и идти побираться.

Меня пробрала дрожь.

– Секундочку! Иными словами, она собиралась тебя шантажировать? Ну и что же, как ты выпутался?

– Пошел на компромисс и отделался парой бриллиантовых сережек.

– Ты поддался на шантаж, Джузеппе? Она тебя расколола?

– Интересно, что бы ты стал делать на моем месте? Пойми мое положение. У Чалмерса достаточно влияния, чтобы стереть меня в порошок. Я люблю свою работу и не умею делать ничего другого. В нашем случае, кого бы Чалмерс стал слушать – ее или меня? Ты же сам знаешь, что я пользуюсь не особенно хорошей репутацией в отношении прекрасного пола. Я был уверен, что она блефует и ничего отцу не расскажет, но рисковать не мог. Бриллиантовые серьги обошлись мне в 34 тысячи лир. Я еще дешево отделался, дешевле многих других наших коллег.

Я слушал с открытым ртом.

– Что ты имеешь в виду?

– Я не один так влип. Таким же образом она обрабатывала еще одного журналиста, американца. Не стану называть его имя, это не суть важно… Во всяком случае, ему удовольствие переспать с ней стоило всех его сбережений, а она получила бриллиантовое колье последнего образца. Как я теперь понимаю, она больше всего специализировалась на журналистах, поскольку их проще было запугать тенью папочки, Юпитера-Громовержца в нашем деле.

Я почувствовал, что мне становится дурно. Я верил каждому слову Френци и понимал, что и мне Элен готовила западню, в которую по собственной глупости я сам стремился. И если бы Элен не свалилась со скалы, мне тоже пришлось бы расплачиваться за любовные утехи.

И тут мне в голову пришла другая мысль. Если полиции станет известна история Френци, а потом выяснится, что Шеррардом был я, тогда все скажут, что у меня был мотив, и весьма важный, убить Элен. Все ясно: она меня шантажировала, я не мог заплатить и, чтобы спасти свою карьеру, толкнул ее с утеса.

Теперь настала моя очередь нервно шагать по комнате. Но, к счастью, Френци не обращал на меня никакого внимания… Он скрючился в кресле, устремив глаза в потолок.

– Теперь ты понимаешь, почему я предполагаю, что ее убили? – спросил он. – Вне всякого сомнения, это был ее способ зарабатывать деньги. В Сорренто она была не одна, а с каким-нибудь очередным олухом. Так что если ее убили, все, что полиции надо сделать, это отыскать его.

Я молчал.

– Скажи, Эд, что бы ты сделал на моем месте? С той поры, как я узнал о смерти Элен, я все никак не могу принять определенное решение. Должен ли я пойти в полицию и рассказать, как она пыталась меня шантажировать? Ведь если они действительно думают, что ее убили, то это им может помочь.

Понемногу я стал приходить в себя. Сев в кресло, я задумчиво произнес:

– Тут надо быть предельно осторожным. Если только Карлотти перескажет Чалмерсу твои показания, тебе крышка.

Джузеппе допил свой стакан, поднялся и снова наполнил.

– Это я понимаю, но ты все же считаешь, что в полицию идти надо?

Я отрицательно покачал головой.

– Нет. По-моему, будет правильнее подождать, пока полиция не убедится, было ли на самом деле убийство. Нет никакой необходимости спешить в пекло. Сперва проверим, в какую сторону будет ветер.

– Допустим, каким-то образом выяснится, что я был ее любовником. Тогда полиция заподозрит, что у меня имелось основание ее убить.

– Не теряй голову, Джузеппе. Ты же ведь сумеешь доказать, что в тот день не приближался к Сорренто?

– Еще бы! Я не уезжал из Рима.

– Тогда не советую тебе осложнять положение.

– Ты прав… Значит, ты пока не советуешь идти в полицию?

– Воздержись, дружище. Чалмерс подозревает, что тут замешан какой-то мужик. Сейчас он жаждет крови. Ни дать ни взять бешеный испанский бык, готовый выскочить на арену. Если только он услышит твое имя, никто не сумеет переубедить его, что это не ты соблазнил его «невинную голубку». И он тебя уничтожит. Ты ведь не знаешь еще одной немаловажной подробности. Элен была беременна.

Стакан с бренди выскочил из рук Джузеппе, образовав маленькую лужицу на ковре. Он смотрел на меня, вытаращив глаза.

– Не может быть! Клянусь тебе, что я здесь ни при чем! Какое счастье… что я не пошел в полицию до разговора с тобой… Подумать только, чем бы это могло кончиться для меня!

24
{"b":"5996","o":1}