ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ну, в чем дело? – спросил он. – Пить будешь?

Я отрицательно покачал головой.

– Ты мне говорил, что, если мы пойдем в одной упряжке, ты мне поможешь. У тебя есть прекрасная возможность доказать, что это не пустые слова.

Он выслушал мои объяснения насчет Сарти, прищурив глаза, раскачиваясь на кресле и пуская дым в потолок.

– Старый Чалмерс приказал мне нанять частного детектива, чтобы тот покопался в прошлом его дочери. Я никак не ожидал, что Сарти будет копать так глубоко. Он откопал меня.

Карло посмотрел на меня без всякого выражения.

– И что?

– И теперь он меня шантажирует на десять миллионов лир. Если я не заплачу, он передаст собранную информацию в полицию.

– Насколько опасна эта информация? – спросил Карло, почесывая подбородок грязными пальцами и продолжая раскачиваться в кресле.

– Если полиция ее получит, то со мной покончено. И у меня нет десяти миллионов лир – даже и близко. Так что, если хочешь, чтобы я для тебя смотался в Ниццу, будь добр, быстро что-то предприми.

– Типа?

– Это уже твоя забота. Сомневаюсь, чтобы ты захотел одолжить мне 10 миллионов лир. Или одолжишь?

Он заржал, закинув голову, потом сказал:

– Да ты шутник, приятель. Ладно, пойдем посмотрим на этого подонка. Я с ним потолкую.

Мне страшно не хотелось быть участником карательной экспедиции, потому я сказал Карло, что вряд ли Сарти сейчас дома. Не лучше ли, мол, Карло отправиться завтра утром к Сарти в контору, пока я буду находиться в Неаполе на полицейском дознании.

Он положил руку мне на плечо, заглянув в лицо, и проникновенно сказал:

– Он будет дома. Время-то обеденное. А дело касается тебя. Вдвоем мы его уделаем.

К Сарти мы поехали на знакомом зеленом «рено».

– Я знаю, где он живет, этот прохвост, – говорил Карло. – Мы с ним уже обтяпывали кое-какие дела. Он меня просто обожает. Вот увидишь, он все сделает, лишь бы я был доволен.

Он остановился перед невзрачным зданием на виа Фламиния Незова, вышел из машины, быстрыми шагами пересек тротуар и, перепрыгивая через ступени, поднялся на второй этаж. Я едва успевал за ним. На правой стороне двери была прикреплена дощечка с указанием имени и занятия владельца.

Карло нажал на кнопку звонка и держал палец, пока за дверью не послышались шаги. Дверь чуть-чуть приоткрылась, на какое-то мгновение мелькнула грязная, небритая физиономия Сарти… Он пытался сразу же захлопнуть дверь, но у него не вышло. Карло этого ждал и изо всей силы двинул по двери ногой. Дверь распахнулась, сметая Сарти внутрь. Сарти, заорав от боли и ужаса, отлетел назад и рухнул на пол.

Карло вошел первым, пропустил меня, потом пинком захлопнул за нами дверь. Молча подойдя к Сарти, он схватил его за шиворот, приподнял и потряс в воздухе, как это делают с напакостившим котенком. Воротник сдавил шею Сарти. Тот побагровел, посинел, но все же пару раз ударил по лицу Карло. Впрочем, эти хилые касания не возымели никакого действия на верзилу: ни морального ни физического.

Опустив Сарти на пол, он врезал ему такого пинка, что несчастный полетел головой вперед через распахнутую дверь маленькой столовой, при этом он наткнулся на обеденный стол и с грохотом опрокинул его на пол.

Я стоял в стороне и смотрел. Карло вошел в столовую, заложив руки в карманы и что-то насвистывая. Сарти сидел среди остатков своего обеда, физиономия у него покрылась пятнами, глаза налились кровью.

Карло подошел к окну и сел на подоконник. Оскалившись в сторону Сарти, он заговорил примерно в таких выражениях:

– Послушай, жирный боров, этот парень – мой друг… – Он указал на меня пальцем. – Так что, если кому-то хочется испортить ему настроение, пусть воздержится. На это имею право только я. И я не стану это дважды повторять. Уразумел?

Сарти кивнул. Он облизывал губы, пытаясь что-то сказать, но у него от страха отняло речь.

– У тебя там на него кое-что написано, не так ли? – продолжал Карло. – Принеси это завтра утром ко мне. Все, до последней строчки. Соображаешь?

Сарти снова кивнул.

– И если хоть что-то из этого попадет в руки легавым, тогда им заодно настучат про одно маленькое дельце, которое ты провернул во Флоренции. Усек?

Сарти кивнул в третий раз. По его лицу градом катился пот.

Карло обернулся ко мне.

– Все в порядке, приятель. Этот прохвост больше не посмеет чинить тебе неприятности. Можешь поверить мне на слово.

Я ответил, что очень доволен.

Карло ухмыльнулся.

– Отлично. Всегда готов услужить другу. Коли ты играешь со мной, то и я играю с тобой. Теперь иди, развлекайся. А нам с толстобрюхим надо еще кое о чем потолковать.

У Сарти глаза настолько вылезли из орбит, что я не на шутку испугался, как бы они ни вывалились на пол. Он протянул ко мне свои грязные руки и стонущим голосом взмолился:

– Не оставляйте меня, синьор! Не оставляйте меня с ним!

Мне его совсем не было жаль.

– До скорого свидания, Карло, – сказал я своему новому «другу».

Спускаясь по лестнице, я услышал крик. Можно было подумать, что бедный зайчик попал в лапы к волку. Этот крик еще долго стоял у меня в ушах.

Глава 11

I

Только вернувшись в свою квартиру, я сообразил, что так и не выяснил имени человека, нанявшего Сарти следить за Элен. А это было очень важно. Я даже подумал, а не стоит ли вернуться к Сарти и с помощью Карло заставить его расколоться. Но раздумал. Не стоило прибегать к помощи Карло больше, чем это необходимо.

Я решил сам заняться этим делом и навестить контору Сарти. Я подумал, что вряд ли там кто-нибудь будет в воскресенье в три часа пополудни.

Оставив машину на ближайшей улице и взяв из багажника рычаг для снятия покрышек, я быстрым шагом прошел в здание, где находилось Международное агентство Сарти. Агентство занимало шесть кабинетов. Я прошел не через парадный вход, а через служебный, заваленный хламом, и темный, но приведший меня на нужный этаж. Я постучал поочередно во все двери. Повсюду царила тишина. С сильно бьющимся сердцем я пустил в ход свой «инструмент». Вскорости замок поддался. Я вошел в пустой кабинет, осмотрелся и тщательно прикрыл за собой дверь. Шкафы с картотекой находились в соседнем помещении. Я выбрал ящик с буквой «Ч» и с помощью рычага и отвертки взломал замок. Минут десять я просматривал папки с бумагами, но не обнаружил ничего, что бы касалось Элен. Конечно, я не мог себе позволить подробно рассматривать все досье подряд, но у меня сложилось впечатление, что Сарти держал эти бумаги где-то в другом месте.

Тогда я прошел еще в один кабинет, где стоял письменный стол самого Сарти. Взломав дверку стола, я увидел, что в ящике находилось одно-единственное досье, но это было как раз то, что мне нужно. Первый лист начинался такими словами:

«Следуя инструкциям, я договорился сегодня с Фенетти и Молинари о том, чтобы установить круглосуточную слежку за синьориной Чалмерс… Дело это мне поручено Джун Чалмерс».

Джун Чалмерс!!!

Она заварила всю эту кашу! И, перелистывая дело, ища страницы, связанные со мной, я довольно быстро нашел. Их было десять. Наверху была сделана пометка:

«Копия рапорта отправлена синьоре Джун Чалмерс в отель „Риц“, Париж, 24».

В рапорте говорилось о намерении Элен снять виллу в Сорренто и о том, что она предложила мне провести с ней месяц под именем Дуглас Шеррард, и что я согласился приехать к ней 29-го числа… Выходит, что Джун Чалмерс, когда я встретился с ней в аэропорту в Неаполе, уже знала, что я ездил в Сорренто, и что Дуглас Шеррард – это я. Тогда почему же она ничего не рассказала мужу?

Я извлек бумаги из папки, свернул, запихнул себе в карман и вышел, осторожно спустившись вниз по лестнице. Вернувшись к себе, я подробно стал изучать донесения Сарти. Они были куда более развернутыми и подробными, чем отчеты, которые Сарти подсунул мне. Тут были записи не только телефонных разговоров, но и наша с Элен беседа, когда я гостил у нее. Тут были ее разговоры с другими мужчинами, и, когда я их читал, у меня волосы дыбом вставали. Отчеты, со всей очевидностью, фиксировали разгульный образ жизни Элен. Каждый из них отсылался Джун Чалмерс в Нью-Йорк или Париж.

35
{"b":"5996","o":1}