ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я только что сняла виллу в окрестностях Сорренто. Красивейшее место и достаточно уединенное. Пару дней назад я слетала в Неаполь и все оформила. Даже сумела найти в соседнем городке женщину, которая будет заниматься хозяйством.

Я внезапно сообразил, что все это она мне рассказывает не без умысла, и пристально посмотрел на нее.

– Интересно… И когда же вы едете?

– Тогда же, когда вы отправляетесь в Исхию, и так же, как и вы, еду одна.

Она положила камеру на стол и села рядом со мной на диван. Открытый призыв в ее глазах заставил сильнее забиться мое сердце. Она наклонилась, ее чувственные яркие губы приоткрылись, и, прежде чем я понял, что же это я делаю, я уже сжимал ее в объятиях и страстно целовал. Поцелуй длился минуту-две, он мог продолжаться и вечность, так я был возбужден. Но я почувствовал, что она отталкивает меня. Я разжал руки, отпустил Элен и выпрямился, дыша, как старик, только что взбежавший на верхний этаж, и принялся стирать с губ ее помаду.

– Это какое-то безумие!

– В Риме – да, но не в Сорренто, – улыбнулась она.

– Послушайте, Элен…

Но она подняла руку, приказывая мне замолчать.

– Я понимаю ваши чувства. Я не ребенок. И меня влечет к вам в такой же степени, как и вас ко мне. Решено: вы поедете со мной в Сорренто… Все готово. Я понимаю, что вы опасаетесь моего отца, рискуете лишиться места. Но я клянусь, что вам ничего не угрожает. Я сняла виллу на имя мистера и миссис Дуглас Шеррард. Так что вы будете мистером Шеррардом, американским промышленником. Нас там никто не знает. Разве вам не хочется провести месяц со мной? Только вы да я!

– Но это невозможно! – воскликнул я, прекрасно понимая, что уже сдал позиции, и что больше всего на свете мне хочется поехать с ней в Сорренто. – Нельзя же так вот, очертя голову…

– Дорогой, не будьте таким трусишкой! Мы абсолютно ничем не рискуем. Я все тщательно продумала. Я отправлюсь на виллу в машине, а вы прибудете поездом на следующий день. Это замечательное место! Дом стоит на холме, а внизу море. Ближайшая вилла в полумиле от холма… – Она поднялась и сходила за картой, которую разложила на столе. – Вот, смотрите. Видите: «Прекрасная Виста». Какое очаровательное название! С террасы открывается вид на Капри и все побережье. Вилла стоит в саду с апельсиновыми и лимонными деревьями. Вам там понравится.

– В этом я не сомневаюсь, Элен. Вы понимаете, такое предложение может соблазнить любого. Я был бы сумасшедшим, если бы его не принял… Однако что будет, когда месяц закончится?

Она засмеялась.

– Может быть, вы опасаетесь, что потом я заставлю вас на себе жениться? Я еще не собираюсь замуж, мне нужно пожить в свое удовольствие, насладиться полной свободой. Я даже не знаю, люблю ли я вас, Эд, но пожить с вами месяц – мне бы очень хотелось.

– Боже мой, Элен, нельзя же так!

Кончиками пальцев она погладила меня по щеке.

– Будь паинькой, оставь меня сейчас, хорошо? – Она слегка шлепнула меня и отодвинулась подальше. – Уходи. Я только что вернулась из Неаполя и безумно устала. Мы обо всем переговорили, ну, а поцелуи оставим на потом… Повторяю еще раз: ты совершенно ничем не рискуешь. Вопрос только в одном: хочешь ли ты провести со мной этот месяц? Решай сам. Мы не увидимся до 29-го. Я буду встречать поезд из Неаполя, который приходит в Сорренто в 15.30. Если тебя не будет в том поезде… все будет ясно.

Она вышла в холл и приоткрыла входную дверь. Я шел следом.

– Элен, прошу вас, подождите…

– Эд, пожалуйста, не надо лишних слов. Все очень просто – либо ты будешь в поезде, либо нет. Вот и все. Спокойной ночи, дорогой. – Ее губы коснулись моего лица.

Выходя на лестничную площадку, я уже точно знал, что поеду в Сорренто.

Глава 2

I

До отъезда в Сорренто оставалось пять дней. Мне надо было многое сделать, но я с трудом заставлял себя браться за работу.

Я чувствовал себя мальчишкой, ожидающим первого в жизни свидания. И это меня бесило. Я ведь считал себя достаточно искушенным, чтобы не поддаться на уловки Элен. А в действительности сходил с ума при мысли, что мне предстоит провести месяц с такой обольстительной женщиной. С такой потрясающей женщиной! Но бывали моменты, когда я говорил себе, что это чистейшее безумие, однако тут же утешал себя заверениями Элен, что она все продумала. Раз она говорит, что я ничем не рискую, значит, так оно и есть. И потом я добавлял уже чисто мужские доводы: что только глупец может упустить такую возможность.

За два дня до моего отъезда приехал Джек Максвелл, который должен был заменить меня во время моего отсутствия. Я работал с ним вместе в Нью-Йорке в 1949 году. Он был хорошим репортером, но за пределами своей специальности не слишком сведущим. Я его недолюбливал. Он был слишком красив, слишком элегантен, слишком предупредителен и слишком хорошо информирован о закулисной стороне жизни.

Думается, я ему нравился не больше, чем он мне. Но это не помешало нам радостно встретиться. После нескольких часов, проведенных в конторе, где я вводил его в курс дела, я предложил вместе пообедать.

– Разумеется! Отлично! Посмотрим, чем удивит меня этот античный город. Только все самое лучшее, Эд!

Я повел его к Альфреду, в один из самых шикарных ресторанов Рима, где предложил его вниманию «порчетто» – фаршированного ливером и травами молочного поросенка, зажаренного на вертеле.

После того, как жаркое было прикончено и к концу подходила третья бутылка вина, Максвелл разоткровенничался.

– Тебе везет, Эд, – сказал он, беря предложенную мной сигарету. – Возможно, тебе это неизвестно, но ты ходишь в любимчиках у патрона. Хаммерсток находит твои материалы замечательными. Я скажу тебе кое-что по секрету, только молчок… Сейчас стоит вопрос о том, чтобы подыскать тебе здесь замену, а тебе поручить руководство отделом внешней политики.

– Ну, уж этому-то я не поверю! Ты смеешься надо мной?

– Честное слово! Разве можно шутить такими словами.

Я пытался скрыть свою радость, но не думаю, что мне это удалось. Подумать только – руководить отделом внешней политики в солидной нью-йоркской газете! Это было пределом моих мечтаний, не говоря уже о том, что мое жалованье увеличится чуть ли не в три раза, да и престиж возрастет до небес. Это был один из ответственнейших отделов в «Уэстерн Телеграмм».

– Через несколько дней это будет официально известно здесь. Старик дал согласие. Тебе чертовски везет!

Я с ним согласился.

– Тебе не жалко будет расстаться с Римом?

– Как-нибудь переживу, – ответил я, широко улыбаясь. – Такая работа стоит огорчений.

Максвелл пожал плечами.

– Лично меня такая перспектива не прельстила бы. Очень тяжело работать вблизи от старика. У меня нервы не выдерживают. – Он уселся поглубже в кресло. – Знаешь, поросенок и вправду был хорош. Уверен, мне понравится в Риме. Говорят, что на свете нет равного ему города.

Он взял сигарету, закурил и пустил мне в глаза струю дыма.

– Кстати, как поживает Элен?

Вопрос застал меня врасплох.

– Кто?

– Элен Чалмерс. Как я понял, ты при ней вроде опекуна или няни. Не так ли?

«Осторожнее, – сказал я себе, – опасный поворот».

У Максвелла был нюх на скандальные истории. Если у него появится хоть малейшее подозрение, что между мной и Элен что-то есть, он тут же попытается выяснить все подробности.

– Я был ее нянькой один или два дня, – ответил я самым равнодушным тоном. – А потом я ее практически не видел… Старик поручил мне встретить ее в аэропорту и проводить в отель. Кажется, она занимается в университете…

Он резко поднял брови.

– Она – что?

– Учится в университете, на курсе архитектуры.

– Элен??? – Он вытянул шею, недоверчиво глядя на меня, потом неудержимо расхохотался. – Ну, это самая потрясная шутка, которую я когда-нибудь слышал. Элен слушает курс архитектуры!

Он откинулся на спинку кресла и заржал так громко, что на нас стали оглядываться. Я видел, что он не придуривается, а искренне веселится. Но мне было не до веселья. Я медленно закипал и готов уже был отбросить кресло, вскочить на ноги и врезать ему по роже.

5
{"b":"5996","o":1}