ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джеймс Хэдли Чейз

Ты шутишь, наверное?

Глава 1

Кен Брэндон открыл наружную дверь и вошел в прихожую.

– Это я! – крикнул он. – Ты где?

– Ну где я еще могу быть?.. Конечно, на кухне! – ответила жена. – Ты что-то рановато сегодня.

Он прошел в хорошо оборудованную кухню и остановился возле двери. Жена готовила ужин.

Брэндоны были женаты уже четыре года, и за это время чувства, которые Кен испытывал к жене, не потеряли своей свежести. Стройная блондинка, скорее соблазнительная, чем красивая, Бетти Брэндон была не только замечательной хозяйкой, но и высококвалифицированной медсестрой. Она работала у доктора Хайнца, самого известного гинеколога в Парадиз-Сити. Кен зарабатывал в неделю на пятьдесят долларов меньше, чем Бетти, что его несколько задевало, но он помалкивал, так как зарплата Бетти позволяла им вести простую, но приятную жизнь: иметь два автомобиля, домик в пригороде и даже откладывать немного денег.

Кен работал в страховой компании Парадиз-Сити. У него была твердая зарплата, но, чтобы сравняться с женой, он часто работал сверхурочно, тогда как Бетти строго придерживалась расписания. Она уходила из дома в 9.45 и возвращалась в 18 часов. Такой распорядок дня ее вполне устраивал, так как давал возможность убраться в доме и приготовить ужин Кену, который никогда не приходил в одно и то же время.

Пользуясь разными поваренными книгами, Бетти каждый вечер готовила вкусные блюда.

– Не подходи ко мне, Кен, – быстро проговорила она, так как заметила в глазах мужа знакомый блеск и, по опыту зная, что это означает, поспешила принять соответствующие меры. – Ты появился не вовремя. Я готовлю сложное блюдо.

Кен широко улыбнулся:

– Это не бывает не вовремя. Отложи-ка все, дорогая! Давай сначала проверим, на месте ли наша спальня, а потом я угощу тебя самой лучшей едой. Пошли!

Но Бетти оттолкнула его:

– Нет, Кен, погоди! Спальня на месте и пока подождет. Мы никуда не пойдем! Я готовлю суп с ракушками, и поверь мне, ни в одном ресторане не приготовят его лучше, чем я.

– Суп с ракушками?

Кен подошел к кастрюле и приподнял крышку.

– Кен! Прочь руки!

Он быстро опустил крышку на место.

– Пахнет хорошо.

– Еще бы. Так что же произошло?

– Сначала выпьем чего-нибудь. – Он достал из холодильника бутылку джина и бутылку мартини. – У меня есть новости.

– Подожди пять минут, – попросила Бетти.

Кен унес обе бутылки в гостиную, приготовил два коктейля, закурил сигарету и удобно устроился в кресле.

Бетти не нужно было подгонять. Через десять минут она появилась. Кен к тому времени уже выпил часть своей порции.

– Ну и что же тебя привело в такое состояние? – спросила она, усевшись в соседнее кресло. – Что нового? – Она взяла бокал.

– Кое-что есть. – Кен улыбнулся. Он чувствовал себя несколько захмелевшим. Пил он редко и только джин-мартини. – Откровенно говоря, дорогая, я перенес некоторое потрясение, если можно так выразиться. Сегодня меня вызвал к себе Стернвуд. Ты ведь знаешь, в каких случаях он это делает. В тех случаях, когда собирается устроить разнос. Вот я и подумал, что меня ожидает нечто подобное. Мелькнула даже мысль, что он хочет меня выгнать. В действительности все оказалось иначе. Он открывает новую контору в Сикомбе и хочет, чтобы я ее возглавил. Представляешь! Он убежден, что это золотое дно и я должен начать его разрабатывать. Что я мог сказать? Со Стернвудом ведь не спорят. Короче говоря, перед тобой новый директор в Сикомбе.

– Сикомб? – Бетти широко раскрыла глаза. – Но это же негритянский район!

– Не совсем так. Это рабочий район. Там живет много белых.

– Какого рода страховки?

Кен одобрительно кивнул. Его жена хорошо соображала.

– Ты попала в самую точку. Идея Стернвуда – страхование детей. За умеренную плату мы будем страховать их на все случаи жизни. В Сикомбе примерно пятнадцать тысяч потенциальных клиентов.

Бетти задумалась.

– После того как ты занимался только богатыми клиентами, думаешь, тебе это понравится?

– У меня не было выбора. Это в некотором роде вызов.

– Значит, ты директор. И сколько же тебе прибавили?

Кен скривился.

– Ставка та же самая, но добавляется пятнадцать процентов комиссионных. Стернвуд не делает подарков. Если его предположения верны – а я думаю, что это так, – это может обернуться крупной суммой.

– Какой же именно?

– У меня не было времени подсчитать. Все будет зависеть только от меня.

Бетти вздохнула:

– Когда ты начинаешь?

– Контора готова. Начинаю завтра. Меня, правда, смущает одно обстоятельство, но с этим ничего…

Бетти взглянула на него:

– Мне кажется, тебя многое должно смущать. Так что же тебя смущает?

– У Стернвуда есть дочь. Она должна работать вместе со мной. По его словам, в страховом деле она так же компетентна, как и я. Она будет заниматься в конторе делами, а я буду ходить по домам. Не очень-то приятно работать с дочерью Стернвуда. Придется крутиться изо всех сил, и хотя я не собираюсь бездельничать, все-таки…

– А какая она, Кен?

– Не знаю. Расскажу после того, как завтра увижу.

– Пошли к столу.

Во время еды Бетти сказала:

– Мне кажется, она должна быть соблазнительной.

Кен посмотрел на нее и увидел, что Бетти была явно озабочена.

– Если она похожа на отца, то должна быть монстром. Что тебя волнует, дорогая?

Бетти улыбнулась:

– Я ведь только спросила.

– Меня вот что волнует, – продолжал Кен. – Это будет шпион в конторе… У меня могут быть неприятности, если она меня невзлюбит или я сам сделаю промашку. Нет нужды говорить, что Стернвуд – настоящая сволочь. Если его дочь на меня накапает, я окажусь без работы и Стернвуд внесет меня в черный список. Это неприятно.

– Дорогой… Ты ведь знаешь, что прекрасно справишься. – Бетти положила свою руку на его. – Верно?..

– Такого супа я никогда еще не ел.

После ужина Бетти сказала:

– Ты вроде предлагал проверить, на месте ли спальня?

Кен сразу же отодвинул стул.

– А посуда? – сказал он, поднимаясь.

– К черту посуду! Пропади она пропадом!

Парадиз-Сити уже давно стал городом миллионеров – самым дорогим и самым шикарным городом в мире. Расположенный в тридцати милях от Майами-Бич, Парадиз-Сити требовал большого количества обслуживающего персонала. Армия тех, кто обслуживал толстосумов, проживала в Сикомбе, менее чем в двух милях от города.

Сикомб чем-то напоминал западный Майами: обшарпанные дома без лифта, третьеразрядные рестораны, грязные бары, куда приходят выпить ловцы моллюсков. И повсюду – негры.

Новая страховая контора находилась на Сивью-роуд, в самом центре Сикомба.

Легко выбрав место для стоянки, Кен Брэндон вышел из машины и некоторое время постоял на тротуаре, разглядывая свою новую контору.

Она выглядела неважно, но Кен уже свыкся с мыслью, что больше не будет работать со сливками общества Парадиз-Сити. Его нынешние клиенты едва сводят концы с концами. Им и в голову не придет зайти в контору, как и в любое другое учреждение.

Под прицелом глаз владельцев соседних магазинчиков Кен открыл дверь и вошел.

Он оказался перед длинной стойкой, за которой на сравнительно большом пространстве располагались ящики для картотеки и письменный стол с пишущей машинкой и телефоном. Все имело вид купленного по случаю, что, видимо, так и было.

«И здесь, – подумал он, – будет работать дочь Стернвуда». Подняв крышку стойки, он прошел через комнату к двери со стеклянной табличкой. На ней черными буквами было написано его имя: КЕН БРЭНДОН, ДИРЕКТОР. Он остановился, чтобы лучше рассмотреть табличку. Это, впрочем, не доставило ему никакого удовольствия. На двери его прежнего кабинета его имя было написано золотыми буквами.

Он повернул ручку и вошел в маленькую комнату. Старый письменный стол, вращающееся кресло, два стула. На полу – убогий ковер. Маленькое окошко выходило на очень шумную главную улицу. На столе: телефон, портативная пишущая машинка, пепельница, блокнот.

1
{"b":"5997","o":1}