ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Человек остановился.

– Добрый вечер, – сказал он.

У Кена возникло неприятное ощущение, что человек его разглядывает.

– Салют, – ответила, улыбаясь, Карин.

Кен почувствовал, что весь покрылся холодным потом, но попытался улыбнуться.

– Я ищу Педлер-Крик, – заявил мужчина.

Кен на вид дал бы ему лет двадцать.

– Прямо, – объяснила Карин. – Примерно около мили.

Вслед за Кеном она обошла незнакомца, и они продолжили путь.

– Он нас узнает, – проговорил Кен.

– Этот тип? Он даже самого себя не узнает, – презрительно произнесла Карин.

Кен обернулся. Бородатый стоял на том же месте и смотрел им вслед. Он поднял руку, потом повернулся и направился к колонии хиппи.

– Дальше иди сам, – сказала Карин, останавливаясь. – Твоя машина как раз за этими кустами.

Она подошла к нему и обняла за шею.

– Было хорошо, правда?

При соприкосновении с ее горячими руками он сделал попытку освободиться.

– Это не должно больше повториться, – сказал он.

Она засмеялась.

– Так всегда говорят, но потом опять продолжают.

Она ласково коснулась пальцами его щек и, повернувшись, побежала по песку к морю.

Глава 2

В 20.30 в комнате инспекторов центрального комиссариата Парадиз-Сити царило спокойствие. Инспектор третьего класса Макс Джейкоби повторял в тишине фразы на французском языке:

– «Я хочу килограмм молока, но, малыш, молоко не продается по весу, оно меряется по объему».

Любой кретин это знает, думал Джейкоби, но, очень желая научиться говорить по-французски, он произносил эти фразы, взятые из учебника.

Страстным желанием Джейкоби было провести отпуск в Париже и пообщаться там с девушками.

В другом конце большой комнаты инспектор первого класса Том Лепски занимался отгадыванием кроссворда. Лепски, высокий худой мужчина, только что получил повышение. Он был искренне убежден, что стоит на правильном пути. Его тайным желанием было стать шефом полиции. На его столе зазвонил телефон. Лепски нахмурился и снял трубку.

– Инспектор Лепски, – произнес он официальным тоном и услышал в ответ:

– Нечего воображать, Лепски.

– А, это ты? Приятный сюрприз, – сказал он более мягко.

– Где ключи от моей машины?

Лепски вздохнул и возвел глаза к потолку. Он был влюблен в свою жену, маленькую и властную женщину, но временами ему хотелось быть холостяком.

– Ключи от твоей машины? – спросил он раздраженно. – Я тебя не понимаю, дорогая.

– Ты взял ключи от моей машины! У меня встреча с Мари, а ключей нет.

Лепски выпрямился. Она искала ссоры.

– Но, Боже мой, зачем мне ключи от твоей машины! – воскликнул он.

– Бесполезно отрицать. Моих ключей нет на месте, где я их оставила. Ты их взял!

Лепски постучал пальцами по столу.

– Я никогда не видел твоих проклятых ключей!

– Стыдись, Лепски! Что за грубость! Ключи исчезли! И взял их ты!

Лепски надул щеки и сымитировал звук паровоза.

– Не издавай таких звуков по телефону, – прервала его Кэрол.

Лепски глубоко вздохнул.

– Извини, – сказал он сквозь зубы. – Я не знаю, где твои прок… ключи. Ты их хорошо искала?

Голос Кэрол поднялся на один тон.

– Хорошо ли я искала?

Джейкоби отложил свой учебник. Он часто слышал, как Лепски разговаривает с женой по телефону. Это был еще тот номер.

– Именно это я и сказал. – Лепски переходил теперь в атаку. – Ты посмотрела под подушкой? Во всех своих сумках?

– Лепски, мои ключи исчезли. Это ты их взял.

Лепски засмеялся.

– Послушай, дорогая, зачем мне твои дурацкие ключи?

– Не ругайся! Ты берешь вещи, потом их теряешь!

Лепски грустно покачал головой. Временами Кэрол слишком поспешно приходила к глупым выводам.

– Послушай, дорогая, поищи еще. Ты их непременно найдешь. Правда, поищи…

Он сунул руку в карман пиджака, чтобы достать сигареты. Пальцы коснулись металла. Он вздрогнул, будто наткнулся на раскаленное железо.

Джейкоби внимательно наблюдал.

– Я искала везде! – вопила Кэрол.

Даже Джейкоби это было слышно.

Лепски вытащил ключи из кармана, изумленно посмотрел на них, тихо застонал и поспешил их спрятать.

– Ладно, согласен, дорогая, – сказал он вдруг ласково. – Ты потеряла ключи от машины… Такое бывает. Сделай вот что. Возьми такси туда и обратно. Я вернусь домой и найду их. Что ты на это скажешь?

– Такси?

– Да… конечно. Я все тебе оплачу. Развлекайся.

– Лепски! Теперь я точно знаю, что ты нашел их в своем кармане!

Кэрол бросила трубку.

В комнате наступила тишина. Так как представление было закончено, Джейкоби вернулся к своему учебнику.

Лепски, уставившись в пустоту, думал, куда бы спрятать ключи, когда он вернется домой. Надо отыскать такое место, чтобы Кэрол поверила, будто сама туда их засунула.

Потом зазвонил телефон на столе Джейкоби.

– Джейкоби слушает, – ответил он быстро.

Хриплый мужской голос произнес:

– Я не буду повторять дважды, курица, собери остатки своих мозгов и внимательно слушай.

– Кто у телефона? – спросил Джейкоби, озлобляясь.

– Я тебе сказал слушать! Есть труп для тебя. В Педлер-Крик. Первый кустарник на спуске к пляжу.

Трубку повесили.

Изумленный Джейкоби посмотрел на Лепски и передал содержание разговора.

– Возможно, это шутка, – заключил он.

Лепски, как всегда полный амбиции, взял трубку и вызвал службу связи.

– Гарри! Кто у нас патрулирует в секторе Педлер-Крик?

– Шестая машина. Стив и Джо.

– Скажи им, пусть прочешут первый кустарник на спуске к песчаному пляжу недалеко от Педлер-Крик, да побыстрее.

– Что они должны найти?

– Труп, – ответил Лепски. – Может быть, это шутка, но пусть поищут.

Он положил трубку, зажег сигарету, потом поднялся.

– Составь рапорт, Макс, – сказал он. – Надеюсь, что Стив позвонит прежде, чем мы предупредим шефа.

Пока Джейкоби отстукивал на пишущей машинке рапорт, Лепски кружил по комнате. Он был похож на охотничью собаку на поводке.

Через двадцать минут зазвонил телефон.

– Это Стив. Грязное дело: выпотрошена девушка. Явное убийство.

– Оставайся на месте, Стив, я беру дело в свои руки.

В 21.15 четыре полицейские машины мчались по направлению к Педлер-Крик. Шеф полиции Террелл, сержант Джо Беглер, сержант Фред Хесс из уголовной бригады, Лепски и три других инспектора прибыли первыми.

Затем появились доктор Лоуис, полицейский врач, и два санитара «скорой помощи». Полицейский фотограф, сдерживая отвращение, сделал снимки, затем бросился в кусты, его вырвало.

После короткого совещания труп наконец увезли. Террелл подошел к доктору.

– Что вы об этом думаете, док? – спросил он.

– Ее оглушили, раздели и выпотрошили. Это произошло не более двух часов назад. Точнее скажу после вскрытия.

Террелл, коренастый седой мужчина с квадратной челюстью, произнес:

– Присылайте заключение как можно быстрее.

Он повернулся к Хессу, маленькому толстяку:

– Занимайся этим ты, Фред. Я возвращаюсь в комиссариат. Постарайся узнать, кто она.

Потом Террелл сделал знак Беглеру и вернулся к машине.

Хесс обратился к Лепски:

– Бери Дасти и иди поговори с хиппи. Постарайся узнать, из их ли она компании. Терри даст фото. Попроси у него.

Лепски отправился на поиски Терри Дауна, полицейского фотографа. Он нашел его сидящим на песке. Тот сжимал голову руками и стонал.

Даун, молодой, но очень хороший фотограф, работал в полиции только шесть месяцев. Дрожащей рукой он протянул Лепски три фотографии лица девушки.

– Боже! Какой ужас…

– Ты не видел худшего, – ответил ему Лепски.

При свете луны он рассмотрел фотографию. Девушка не была красивой: худое лицо, жесткий рот. Очевидно, она повидала немало в своей жизни и прошла огонь, воду и медные трубы.

Подошел Дасти Люкас, инспектор третьего класса. Ему было примерно лет двадцать пять, внушительная фигура, расплющенное лицо боксера, каковым он и был: лучший тяжеловес в команде полиции.

6
{"b":"5997","o":1}