ЛитМир - Электронная Библиотека

Сквозь Тьму

Пирс Кэмерон

Пролог

Это был первый раз, когда двери поместья, ранее принадлежавшего дворянскому роду Найтрейн, распахнулись перед гостями. Однако пятеро тёмных магов, которых звали Альдо, Этьен, Даргон, Ниал и Карос, не торопились пересекать внешний двор. Даргон, попытался проверить местность на наличие магических ловушек.

“В это нет необходимости. Вы – мои гости, и вам ничто не угрожает!” – раздался в голове колдуна голос хозяйки поместья.

Тёмный маг нахмурился, и сообщил своим спутникам, что путь свободен. Несмотря на то, что единственным живым существом в доме была его хозяйка, поместье находилось в очень хорошем состоянии. Как только гости зашли в дом, перед ними прямо в воздухе материализовался прозрачный старик в пурпурной ливрее.

-Добро пожаловать. Госпожа Дженайя ждёт вас в гостевом зале. Следуйте за мной, - доброжелательно проговорил призрак, и повёл гостей в зал.

Кого-нибудь другого подобный приём мог удивить или даже напугать, но только не тёмных колдунов, привыкших поднимать нежить и общаться с мёртвыми. Бывший хозяин дома, барон Найтрейн был добродушным весельчаком, а также любителем женщин и верховой езды. По крайней мере, именно таким его видела знать Мецерской Империи. Но за закрытыми дверями добродушный улыбчивый весельчак в одночасье превращался в садиста и тирана. На своих родных барон не срывался, опасаясь, что об этом могут узнать при дворе императора, а потому предпочитал вымещать свой гнев на прислуге. Доходило до того, что не знавший меры Найтрейн не рассчитывал силу и случайно убивал своих слуг.

Встретивший гостей старик был в своё время дворецким, и прожил в этом доме 73 года. Жизнь его оборвалась совершенной случайно, когда подвыпивший барон столкнул его с лестницы, и бедолага свернул себе шею при падении. Новая хозяйка дома была тёмной ведьмой с огромным магическим потенциалом. Она призвала души всех людей, умерших в этом доме за последние пять лет, и сделала их своими слугами. Увольнять слуг барона ей не пришлось – как только они узнали кому перешли владения семейства Найтрейн, все как один сбежали, не успев толком собрать вещи. Обычные люди побаивались тёмных магов, и одно лишь упоминание имени хозяйки поместья Найтрейн приводило их в ужас.

Даргон же, впрочем, как и все его спутники, одновременно завидовал Дженайе и ненавидел её всеми фибрами души. Завидовал, потому что она была намного моложе и намного сильнее него, и каждого из его спутников. Возможно даже сильнее всех пятерых одновременно. А ненавидел из-за того, что именно по вине Дженайи королевство Виндхейм объявило любого человека, будь то обычный крестьянин или родовитый аристократ, практикующего тёмную магию, вне закона. Храмовники из Ордена “Дневного Света”, устроили на тёмных магов самую настоящую охоту. Тем, кому посчастливилось сбежать от храмовников, покинули Виндхейм. Сама же виновница торжества перебралась в Мецерскую Империю, где тёмных магов любили не слишком сильно, но и не преследовали, словно бешеных собак.  Прознав о том, что император Альбус серьёзно болен, и вот-вот отдаст богу душу, Дженайя пожаловала прямиком в столицу империи, и буквально вытащила главу государства с того света. Причиной недуга была не болезнь и даже не яд, а проклятие, снятие которого заняло у Дженайи считанные секунды. По остаточному следу ведьма с лёгкостью отыскала наложившего проклятие колдуна, общение с которым продолжил имперский палач. Не выдержав пыток, колдун поведал про заговорщиков, решивших извести императора. Одним из таких заговорщиков и оказался барон Найтрейн, родня которого была отправлена в изгнание. В благодарность за спасение своей жизни, император отдал Дженайи родовое гнездо барона. Помимо этого Альбус собирался приблизить ведьму ко двору, но Дженайя деликатно отказала императору, сославшись на то, что жизнь в глуши её устраивает намного больше, чем шум столицы.

Дженайя была далека от дворцовых интриг и суеты большого города. Тёмная ведьма поставила перед собой другую цель, осуществить которую в одиночку ей оказалось не под силу. Вот тогда она и начала поиск союзников, и очень скоро нашла их в лице пятерых амбициозных тёмных колдунов.

Когда Даргон и его спутники добрались до зала, стоявшая возле окна Дженайя сдержанно и коротко поприветствовала гостей. Ей лишь недавно исполнилось 24 года, но из-за длинных седых волос, белых как снег, Дженайя казалась намного старше. Ведьма, которой благоволил сам император, могла позволить себе самую роскошную одежду, но вместо этого носила довольно простую чёрную накидку с капюшоном, а вместо красивых туфель, так любимых многими женщинами, кожаные ботинки. Внимательно осмотрев зал, и увидев, что кроме их и хозяйки здесь больше никого нет, Даргон нахмурился.

-Где Финнеас? – спросил тёмный маг.

-Он скоро будет, - ответила Дженайя.

-Я не спрашиваю когда он здесь будет. Я спрашиваю где он сейчас.

Раздражённый тон собеседника пришёлся Дженайе не по душе, однако ведьма ничуть не изменилась в лице. Ей и самой было интересно где сейчас находится Финнеас, и почему задерживается. Он должен был появиться в поместье намного раньше Даргона и его прихвостней, но этого почем-то не произошло.

-Все вопросы зададите Финнеасу, как только он здесь появиться. А до тех пор чувствуйте себя как дома, но не забывайте что находитесь в гостях.

Несмотря на то, что они преследовали одну и ту же цель, Дженайя не слишком доверяла своим гостям. Вышеупомянутому Финнеасу она доверяла гораздо больше. На первый взгляд Финнеас казался в их компании белой вороной по той простой причине, что собравшиеся в зале колдуны практиковали тёмную магию, а Финнеас был магом-стихийником. Дженайя познакомилась с ним давно, когда только-только поступила в магическую академию Орилоса – бывшей столицы королевства Виндхейм. Сильной стороной Финнеаса был не его магический потенциал, а харизма и обаятельная улыбка, сводящая с ума слишком доверчивых девушек. Как и подобает хорошему лжецу с привлекательной внешностью, Финнеас умел располагать к себе людей, и завоёвывать их доверие. Прознав о том, что задумала его старая знакомая, Финнеас с готовностью предложил Дженайе помощь, тонко намекнув, что при разделе пирога тоже не прочь получить хотя-бы небольшой кусочек.

В роли праздничного пирога выступал ныне покойный наставник Дженайи Адриан, которого собравшиеся собирались вернуть к жизни. Сделать это было очень непросто, поскольку душа Адриана не попала в загробный мир, а застряла в чертогах богини смерти. Душа могущественного колдуна, обладающего тайными знаниями, была её трофеем, и делиться ей богиня ни с кем не собиралась. В связи с этим, вернуть Адриана к жизни было крайне сложно, однако Дженайя была готова идти до конца, чего бы ей этого не стоило.

Через несколько минут после окончания недолгого разговора в зал пожаловал и сам Финнеас. Рыжеволосый парень в коричневом камзоле и длинном зелёном плаще не стал одаривать собравшихся улыбками, а без лишних предисловий выложил на стол изогнутый кинжал с золотистой рукояткой. Гости затаили дыхание, а Дженайя медленно подошла к столику, и взяла кинжал в руку.

-Это он, - сказала она и повернулась лицом к Финнеасу. – Ты молодец.

Финнеас плутовато улыбнулся.

-Это было просто. Чуть сложнее чем я подумал в начале, но всё равно легко, - проговорил стихийник без особого бахвальства, просто констатируя сам факт.

Ножей, подобных этому, на всём континенте можно было отыскать от силы штук 5-6. Это был не просто нож, а магический артефакт, похищающий человеческие души. В проведение ритуала по воскрешению Адриана этот кинжал был жизненно необходим. Для того чтобы ритуал прошёл успешно, заговорщикам был необходим последний, самый важный фрагмент – человеческая жертва.  С этим фрагментом было сложнее всего.

Когда Даргон предложил ей схватить и доставить в поместье для ритуала первого попавшегося крестьянина, Дженайя объяснила, что всё не так просто, и кто попало им не подойдёт. Для того чтобы отыскать нужную жертву, Дженайе и понадобились пятеро тёмных магов. Следующим, но не последним шагом в воскрешении Адриана, было произнесение вышеуказанной пятёркой особого заклинания. Для того чтобы заклинание успешно сработало, произнести его было необходимо точно в полнолуние, которое должно было состояться как раз этой ночью, о чём все собравшиеся прекрасно знали. Заклинание создаст на теле необходимой жертвы магическую метку, служащую своеобразным опознавательным знаком. После нахождения жертвы дело останется за малым – лишь вонзить в него (непонятно почему, но Дженайя интуитивно чувствовала, что жертвой будет мужчина, а не женщина) магический кинжал, перенести душу жертвы в артефакт, а затем на короткий миг отворить врата в чертоги богини смерти, выдернуть оттуда душу Адриана, и привязать её к телу жертвы.  Теперь, когда кинжал был у них в руках, собравшимся в поместье оставалось лишь дождаться полнолуния, до которого оставалось чуть меньше часа, произнести заклинание, и пометить жертву.

1
{"b":"599794","o":1}