ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Отголоски далекой битвы
Виттория
Твой второй мозг – кишечник. Книга-компас по невидимым связям нашего тела
Меньше значит больше. Минимализм как путь к осознанной и счастливой жизни
Русские булки. Великая сила еды
Всеобщая история любви
Три факта об Элси
Игра в матрицу. Как идти к своей мечте, не зацикливаясь на второстепенных мелочах
Любовь понарошку, или Райд Эллэ против!
A
A

Он предложил ей сигарету. Она взяла и заметила:

– Великолепный подарок.

– Да… подарок одного австрийского графа. Я оказал ему небольшую услугу.

Гренвилль вспомнил о жутких часах, проведенных с толстой женщиной на танцевальной площадке.

Хельга взглянула на него. Нет ли насмешки в карих глазах?

– Чем вы занимаетесь в Париже? – вдруг спросила она.

– Немного делами и развлекаюсь. – Он сделал небрежный жест рукой. – Я предполагаю, что вы приехали сюда, чтобы походить по магазинам? И рассчитываете пробыть недолго?

– Я здесь тоже по делам и, конечно, воспользуюсь случаем, чтобы кое-что купить.

Гренвилль принял удивленный вид:

– Не могу поверить, что такая хорошенькая женщина, как вы, приехала в Париж по делам. Просто невероятно. – Он потер лоб. – Рольф! А, естественно! Известная миссис Рольф! Как я глуп!

Клод подал устрицы и ожидал их реакции:

– Они действительно великолепны, мсье Гренвилль?

Улыбаясь, тот подтвердил, и Клод вернулся на кухню.

– Что ж, вы – сказочная миссис Рольф, – продолжал Гренвилль. – Каждый раз, когда открываю газету, то читаю что-нибудь о вас. Я польщен. И вы остановились в том же отеле, что и я… Какое совпадение.

Хельга посмотрела ему в глаза.

– Случаю было угодно, чтобы я стала очень богатой женщиной. Но я часто нахожу жизнь слишком утомительной, – серьезно произнесла она.

Гренвилль посмотрел на нее с пониманием и кивнул.

– Да, представляю. Любопытство прессы, никакой настоящей свободы, вокруг сплетни, тяжелая ответственность. – Накалывая вилкой устрицу, он покачал головой. – Да, я понимаю вас очень хорошо.

– А чем вы занимаетесь? – повторила вопрос Хельга.

Ей хотелось узнать все и немедленно об этом соблазнительном мужчине.

– Кое-чем в различных областях. Не будем портить аппетит деловыми разговорами. Париж у ваших ног, а Париж – один из самых обворожительных городов в мире.

И Гренвилль прочел свой монолог о Париже. Завороженная Хельга слушала. Он продолжал говорить и тогда, когда принесли блюдо «кардиналь», и замолк на мгновение, лишь чтобы выпить кофе.

– Я давно не получала такого удовольствия от еды, – с улыбкой заявила Хельга.

Гренвилль скромно улыбнулся:

– Да, кухня здесь прекрасная. Наверное, я много болтал. – Он покачал головой. – Но так случается, только когда я нахожусь в идеальной компании. Однако говорю слишком много. Сейчас, к сожалению, я должен вернуться к делам, у меня утомительное свидание. Позвольте проводить вас в отель.

Он оставил ее на время одну, заплатил по счету и обменялся несколькими словами с Клодом. После рукопожатий и улыбок они покинули бистро и сели в автомобиль. Трогаясь с места, он прошептал:

– Думаю, будет ли у вас настроение повторить прогулку в компании со мной? Я постараюсь быть менее болтливым. – И он обворожительно улыбнулся. – Есть еще один маленький ресторанчик. Не пошли бы вы со мной туда поужинать завтра вечером?

Хельга не колебалась. Этот мужчина ее интриговал все больше и больше.

– Было бы прекрасно.

Он отвез ее в отель и проводил до лифта. Ожидая кабину, они переглянулись.

– Можно мне называть вас Хельгой? Какое обворожительное имя, – сказал Гренвилль.

– Разумеется, Крис.

– Тогда до завтра, встречаемся в восемь вечера. Здесь, в холле.

Она кивнула и вошла в лифт.

Сидя в одной из кабинок в холле, Паттерсон с изумлением наблюдал за этой сценой. Когда Хельга исчезла, Гренвилль подошел к нему.

– Никаких проблем, мистер Паттерсон, – произнес он. – Дайте мне несколько дней. – Затем, оставив того с открытым ртом, он подошел к администратору: – Открытку и конверт, пожалуйста, – попросил он.

– Сейчас, мсье.

На открытке он написал: «Благодарю за вашу красоту и компанию. Крис». Засунув открытку в конверт, заклеил его и надписал имя Хельги.

– Отнесите дюжину красных роз миссис Рольф и положите их на мой конверт, – сказал он, вышел из отеля и сел в машину.

Поздно вечером Арчер и Гренвилль встретили Паттерсона в ресторане отеля «Георг V». Американец был в хорошем настроении.

– Вы нашли человека, который нам нужен, Арчер, – заявил он, когда они заказали напитки, и улыбнулся Гренвиллю. – Нужно заметить, что вы времени не теряете. Совершенно окрутили нашу куколку. Она не сводит с вас глаз.

Гренвилль поднял брови:

– Я – профессионал, мистер Паттерсон.

– Понятно. Вы знаете свое дело.

Они подождали, пока принесли ветчину, затем Паттерсон продолжал:

– Я хочу, чтобы вы поняли мой проект, Гренвилль. Промахнуться нельзя. – Паттерсон объяснил назначение лагерей отдыха. Гренвилль вежливо слушал, а Арчер, уже слышавший это, принялся за еду. – Площадку для строительства сейчас найти нелегко, – продолжал говорить Паттерсон, подняв вилку. – Но у меня есть на примете одно местечко на юге Франции. Великолепное место. Возможно, удастся его купить и устроить там прекрасный лагерь, когда у меня будет примерно два миллиона. Ваша задача в том, чтобы убедить ее вложить деньги в наше дело. У меня есть проспекты и великолепная брошюра, которые вы ей покажете, но прежде сами должны с ними ознакомиться. Если вам что-нибудь будет непонятно, поговорите с Арчером. Он в курсе. – Гренвилль пообещал все сделать. – Если вы убедите ее вложить деньги, есть и другие места. Я присмотрел еще одно на Корсике. Вы можете сказать ей пару слов и о нем.

Арчер решил, что пришло время вернуть Паттерсона на землю:

– Должен напомнить вам, что Хельга – деловая женщина. Она не даст деньги вперед, даже если согласится. Она захочет поближе познакомиться с проектом.

Паттерсон нахмурился:

– Нечего и говорить, я не позволю женщине вмешиваться в мои дела. – Он повернулся к Гренвиллю. – Скажите ей, что она получит двадцать процентов от вклада, но никакого контроля.

Арчер был удивлен, услышав, как Гренвилль уверенно сказал:

– Проблем не будет. Я уверен, что смогу устроить практически все, что вы хотите.

Паттерсон обрадованно похлопал его по руке:

– Вот это разговор. Вы изучите бумаги и действуйте по своему усмотрению. Сколько, по вашему мнению, понадобится времени, чтобы достать деньги?

Гренвилль пожал плечами. Они ели молча. Затем он сказал:

– Я не смогу действовать слишком быстро, мистер Паттерсон. Думаю, понадобится дней десять. – И добавил с улыбкой: – Я еще должен залезть к ней в постель.

– Понятно. Согласен, но действуйте побыстрее.

– Никогда не нужно спешить, когда ставка два миллиона долларов, – заявил Гренвилль, принимаясь за бифштекс. – У миссис Рольф сложилось впечатление, что я достаточно богатый человек, и мне нужно его поддерживать.

– Разумеется, но будьте бережливы и внимательны. Я не набит деньгами.

– А кто ими набит в наше время? – небрежно бросил Гренвилль и пустился в один из монологов о ночной жизни Парижа.

Он был настолько хорошо информирован, что Паттерсон слушал его с интересом. Закончив еду, Паттерсон попросил Гренвилля написать ему адрес первоклассного дома свиданий, о котором тот упоминал.

– Я, возможно, загляну туда, – подмигивая, сказал он и попросил счет.

– Спросите Клодетт, – серьезно посоветовал Гренвилль. – У нее всегда найдется что-нибудь пикантное.

– Клодетт? Хорошо. Ну, пока. Держите со мной связь.

Слегка пошатываясь, Паттерсон вышел.

– Мерзкий человек, – заметил Гренвилль, делая знак гарсону. – Еще два кофе и коньяк, пожалуйста.

– Да, неприятный, – признал Арчер. – Только в настоящий момент он дает мне возможность существовать.

– Не считаете же вы, что Хельга может заинтересоваться его легковесным проектом хотя бы на минуту? – спросил Гренвилль, поднимая брови.

Арчер покачал головой:

– Разумеется, нет. Но, поскольку Паттерсон в это верит, я получаю сто долларов в неделю, а вы развлекаетесь и ведете светскую жизнь.

– А если она откажется, что тогда?

Арчер пожал массивными плечами:

– Думаю, вы найдете другую богатую женщину, а я – другого работодателя.

8
{"b":"5999","o":1}