ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Зазвонил телефон.

Корсильяс снял трубку:

– Секретарь консульства Земной Федерации слушает.

– Господин Корсильяс, – услыхал он голос первого министра, – господин Правитель Тофе-та желает говорить с господином консулом.

Елисеев взял вторую трубку:

– Я слушаю, господин первый министр. В трубке пошуршало, посвистело тихонько, и наконец до Елисеева донесся голос Правителя:

– Добрый вечер, господин консул Земной Федерации…

Ольшес мягким движением поднялся из-за стола и подошел к Ласкьяри.

– Дорогая барышня, вы не хотели бы взглянуть на один интереснейший альбом? Я вчера раскопал его в нашей библиотеке, и мне кажется…

Ласкьяри обвела взглядом землян.

– Господин Ольшес, если вы не хотите, чтобы я присутствовала при разговоре, можете сказать мне об этом прямо. Пойдемте.

Ольшес и Ласкьяри вышли, и Росинский тут же включил экран фонопта. Елисеев обменивался с Правителем незначащими фразами, соблюдая ритуал вежливости. До настоящего разговора дело еще не дошло – но все же видеть лицо Правителя было совсем не лишним, тем более имея на руках такие экзотические бумаги, как пропуска в Столицу. До сих пор сотрудников консульства уверяли, что все иностранцы в Тофете передвигаются только на машинах, что разрешения на свободное хождение по Столице не выдаются даже представителям дружественных государств, а тут – инопланетяне…

Картина на экране возникла вполне мирная. Правитель Тофета господин Сапт сидел за огромным письменным столом в своем рабочем кабинете, и говорил, вежливо улыбаясь в телефонную трубку. На краю стола сидел первый министр, а. на заднем плане маячил Гилакс. Лица у всех троих были спокойные, даже какие-то… умиротворенные, что ли. Елисеев, произнося обязательные фразы, внимательно всматривался в экран, но ничего особенного не замечал. Но вот Правитель сказал:

– Уважаемый господин консул, я надеюсь, вы довольны доставленными вам пропусками? Вы давно хотели их получить.

Елисеев выразил искреннюю благодарность и признательность, и в свою очередь задал вопрос:

– Можно ли поинтересоваться, господин Правитель, на какой срок выданы упомянутые документы?

– О! – Правитель сделал ручкой неопределенный жест. – На какой вам будет угодно. Если хотите – на все время пребывания у нас.

Елисеев еще раз поблагодарил, и разговор на этом был закончен.

– Так, – сказал Корсильяс, выключив экран, – Первое, что мне кажется несколько странным, – так это то, что министр, пусть даже первый, уселся на стол Правителя.

– Ну, знаете, – отмахнулся Елисеев, – они же не на официальном приеме. Значит, у них достаточно близкие отношения и они между собой не соблюдают ритуала, ничего тут нет особенного.

– А мне гораздо более странным показалось то, что при разговоре присутствовал Гилакс, – сказал Хедден. – Ему вообще нечего делать в кабинете Правителя, а он там болтается, да еще и с оружием.

– С оружием? – обернулся Елисеев.

– А вы не заметили? У него под курткой пистолет.

– Вот те раз, – пробормотал Росинский. – Зачем это?

– Спросите у Гилакса, Валентин Лукьянович, – серьезным тоном посоветовал Хедден. – Может, он вам объяснит.

– Ну, ладно, – сказал Елисеев. – Это их дела, в конце концов, без нас разберутся. Как насчет прогулки, друзья дорогие?

– А не поздновато? – усомнился Корсильяс.

– Ничего, стемнеет еще часа через полтора, можем хотя бы, так сказать, вокруг дома пройтись. Очень уж интересно, – признался Елисеев, и лицо у него стало как у школьника, попавшегося на невинном озорстве. – Просто терпения нет ждать до завтра. Где там Ольшес пропал?

…Усадив Ласкьяри за низкий круглый столик, Олылес открыл один из шкафов и достал большой ильбом репродукций картин вечного Эль Греко. – Вот, взгляните. Мне кажется, вам должно понравиться.

Ласкьяри перевернула несколько страниц – сначала машинально, думая о чем-то другом, потом всмотрелась – внимательнее, еще внимательнее… Она медленно переворачивала листы, и Олылес, следивший за ней, видел, что девушка ищет что-то, ожидает появления чего-то знакомого. Но вот она надолго замерла над одной из страниц. Ольшес подошел ближе. Лаокоон. Девушка смотрела не на человеческие фигуры, нет, – ее взгляд скользил по упругим, полным движения телам змей, чудовищных змей, напавших на жреца Лаокоона и его сыновей.

– Похоже… – прошептала она. – Очень похоже…

Ольшес не решился задать вопрос сразу, в эту минуту, он только отошел снова на несколько шагов, чтобы лучше видеть Ласкьяри – всю, каждое ее движение, каждый случайный жест… Даниил Петрович давно уже учуял неладное, и совсем не случайно сегодня он положил перед девушкой именно этот альбом.

Ласкьяри, словно очнувшись наконец, резко перевернула лист, небрежно просмотрела остальные репродукции, еще на мгновение-другое задержалась на «Виде Толедо», прошептала: «Да, да…»– и закрыла альбом.

– Этот художник… он был у нас? – резко спросила она, вскинув голову и в упор посмотрев на Ольшеса.

– Нет, – покачал головой Даниил Петрович. – Он умер много веков назад. Тогда еще никто не умел выходить в Пространство.

Девушка промолчала, хотя ее взгляд выдал недоверие. Но, не вдаваясь в уточнения, она сказала после недолгой паузы:

– Мне кажется, беседа закончена, мы можем вернуться.

Глава 2

Елисеев, стоя у открытого окна, смотрел на сад и думал о делах консульства. Положение в целом было неплохим, но и не блестящим. Пока не могло еще идти речи о заключении каких-то договоров, о настоящем и полноценном сотрудничестве Ауяны и Федерации. То есть речь, безусловно, шла, и Правитель Тофета выразил активное желание стать членом Федерации – ну, разумеется, вместе со своим государством и своей планетой.Но… Была масса всяких «но» Прежде всего, для вступления в Федерацию необходимо согласие всех государств планеты, а земляне делали только первые шаги на Ауяне, и с другими странами переговоров пока что не вели. Это, впрочем, всего лишь вопрос времени. А вот во-вторых… Даже здесь, в Тофете, наиболее развитой стране, члены правительства явно темнили, когда земляне предлагали свою ознакомительную программу. Хотя внешне все выглядело благополучно. Когда Правитель заявил, что фильмы, привезенные землянами, сначала должны демонстрироваться во дворце, Елисеев подумал, что от него потребуют корректур, прежде чем выпустят фильмы в прокат. Но ничего такого не произошло. Ленту смотрели во дворце, после чего земляне делали копии на местной пленке и передавали их в кинотеатры – в частные и муниципальные. Фильмы шли в самые популярные часы, их рекламировали… но нельзя сказать, чтобы публика ломилась в залы. Тут уж ничего не поделаешь, думал Елисеев. Не все любят фантастику, а для тофетцев фильмы о Федерации были именно фантастикой, – и дело только в этом, старался убедить себя консул. Только в этом! Но невольно он снова и снова вспоминал слова Ольшеса, прозвучавшие уже через месяц после их прибытия на Ауяну, – «Нам оказывают тайное противодействие…» Ничего, утешал себя консул, привыкнут постепенно к нам, поверят… в таком деле спешка просто опасна. Да и некуда спешить. И незачем. Пусть все идет своим чередом.

Потом мысли консула сосредоточились на вчерашней прогулке. Прежде всего Ласкьяри потребовала, чтобы все переоделись. Вечером не принято ходить по улицам в светлой одежде, объяснила она. Затем сказала, что лучше выйти не через парадный подъезд, а через сад. Это вызвало естественный вопрос: «Почему?» Но Ласкьяри достаточно убедительно объяснила, что чем меньше людей знает о нарушении правил дипломатии, тем лучше, а перед зданием консульства, на площади, всегда много гуляющих. Площадь эта небольшая, уютная, и весьма популярна среди молодежи. Ольшес посмотрел в окно – действительно, публики предостаточно… вот только до сегодняшнего дня он что-то такого количества ни разу не наблюдал. Ну, через сад так через сад.

…И вот они впервые за полгода очутились на улице Столицы не в автомобиле. Они шли, выбирая самые узкие проезды и проходы – такие, в которые не втиснулась бы даже малолитражка. Рассматривали дома, прохожих, слышали обрывки разговоров… и впервые по-настоящему ощутили себя на чужой планете. До сих пор все было иначе – консульство и дворец, дворец и консульство, и весьма ограниченный круг лиц. До сих пор они по-настоящему не видели жителей Тофе-та, людей Столицы. И не знали их. Конечно, за время короткой прогулки они не могли познакомиться с подлинной жизнью города, но все же некоторые впечатления получили. И эти впечатления заставляли задуматься…

18
{"b":"6","o":1}